В Гомеле цыгана судили за изнасилование 13-летней «жены»

В Гомеле цыгана судили за изнасилование 13-летней «жены»

ciganНастоящая цыганская драма разыгралась в Гомеле. За решеткой оказался 19-летний парень Альберт. А рядом с клеткой сидела девушка Луиза. Ей 14 лет, она учится в 7-м классе.

Обвиняемый и потерпевшая – «муж и жена по цыганским законам», хотя и не расписаны в ЗАГСе. Парня судили за… изнасилование жены-школьницы. Возмущенные родственники обоих участников процесса обивали пороги суда, возмущались — ведь по цыганским законам девочки в таком возрасте и должны выходить замуж, и ни о каком изнасиловании речи не шло, пишет «Комсомольская правда в Беларуси«.

«НАМ НЕ ВАЖНО, СКОЛЬКО НЕВЕСТЕ ЛЕТ — 13 ИЛИ 15»

Суд шел в закрытом режиме, под дверями сидели родители парня и девушки, а также сестры, братья и другие родственники. Целыми семьями вместе с маленькими детьми они приходили поддерживать родню.

— Мы с женой тоже не расписаны, и у нас уже 28 внуков. У меня три дочери, а самый последний ребенок родился, когда мне было 47 лет, — сын Альберт. Познакомился с девочкой Луизой, ей было 13 лет. Сын, а ему тогда стукнуло уже 18, говорит: хочу пожениться. Он родился у нас больным, постоянно лежал по больницам, сейчас имеет инвалидность третьей группы. Он у меня не курит, не пьет, мальчик не развращенный, всех уважает, его все уважают, с малых лет рос порядочным, — рассказывает отец Николай Золотарев.

Мужчина согласился поженить сына, «чтобы они не встречались по подворотням»:

— Живите ради Бога! Нам лет уже много, мы им домик оставим. Я взял машину, людей, как по нашему обычаю, приехали к родителям Луизы: с хлебом, солью, с иконкой — все как положено. Говорю: я к вам свататься пришел. Ее отец ответил: отдаю, как от Бога! Все! Договорились, как свадьбу делать — у них в квартире в Гомеле, и у нас в деревне. Родители Луизы согласились, сказали, что мальчик наш хороший, он и в школу ее проводит, пускай живут! Если бы детишек завели, мы были бы так рады! Для нас детишки — это ангелы святые! Мы в состоянии воспитать и все купить для них. Это же любовь, ее ж в окно не выкинешь! Как их можно разлучить? Это же мне был бы грех, если бы я их разлучил!

Отец Луизы, который стоит тут же, подтверждает, что так все и было.

— Он у нас один брат, родился больным, мы хотели его подлечить, а потом уже женить. Но раз он уже привел свою жену к нам, мы не могли ему отказать. Или ей 13, или 15 — для нас это неважно. Нам от нее ничего не надо, если наш брат рад, то вся наша семья рада. Она согласилась за больного человека выйти замуж, сказала, что любит его таким, какой он есть. Как мы могли отказать? — рассуждает сестра Альбина.

«В 21 ГОД ЦЫГАНКА УЖЕ СЧИТАЕТСЯ СТАРОЙ ДЕВОЙ»

Около года молодые прожили вместе — поселились в доме родителей Альберта в деревне.

— Луиза пришла к нам в дом как большая радость, никаких претензий к ней. Она в школу ходит, и мы ее из школы не забирали, грамотный человек — это только плюс. Поэтому с понедельника по пятницу она жила у своих родителей, чтобы учиться в школе, а по выходным у нас. Как-то невестка пожаловалась, что у нее болит желудок, положили в больницу, начали обследовать. А после осмотра гинеколога врачи вызвали Следственный комитет, и там начали заводить уголовное дело на сына. Следователь сначала говорил, что от родителей Луизы никаких жалоб нет, что педагоги в школе знают, что она замужем, что у нас такие традиции, поэтому будет просто штраф, — рассказывает отец.

— А потом Луизу забрали на экспертизу к психологу, и там сделали вывод, что она не осознавала то, что с ней делал брат, когда они обнимались. И написали статью 166, ч. 3 — изнасилование заведомо малолетней, — продолжает сестра. — Какое изнасилование? Вы понимаете, что это значит для цыган? У нас в роду такого нет! Но мой же брат не насильник! Ее что, нахально схватили и повели куда-то? Все было по разрешению родителей, свадьбу же сгуляли! Брата завели в кабинет, одели наручники и сказали прощаться с мамой. И вот столько месяцев он сидел, с августа суд шел!

По словам 30-летней Альбины, она сама вышла замуж в 15 лет:

— И моему сыну старшему уже 15. Если он захочет сейчас жениться, я никаких претензий иметь не буду. Я даже буду рада, потому что стану молодой бабушкой, не буду долго ждать внуков. Большинство у нас так и выходят замуж — в 14 — 16 лет. Если девочка где-то учится, максимум в 17 — 18 лет выходит замуж. А если учится до 21 года — это у нас уже называется старая дева, ее не возьмут уже замуж, потому что все хотят, чтобы жена была молодая. И в ЗАГС мы не ходим, нам он не нужен. Я и сама не расписана, хотя живу с мужем уже 15 лет. Штамп в паспорте для нас не главное, у нас и так браки держаться, мало кто разводится, женятся на всю жизнь.

СУДЬЯ: «СОЗДАН ПРЕЦЕДЕНТ»

Во время прений гособвинитель переквалифицировал обвинение с изнасилования на ст. 168 — половое сношение с лицом, не достигшим 16-летнего возраста. Прокурор запросила наказание три года лишения свободы с отсрочкой приговора на два года.

Пока ждем решения суда, адвокат хвалит Альбину. Она очень застенчивая, тихая, просит не фотографировать ее.

— Это большое дело, что ты в школе учишься! А жених же твой неграмотный? — спрашивает адвокат.

— Ничего страшного, я его научу буквам! — отвечает девушка.

— Меня в СИЗО пробовали научить, нарисовали алфавит, ай, — махает рукой из-за клетки Альберт. Он тоже создает положительное впечатление: улыбчивый, спокойный, интеллигентный, несмотря на неграмотность.

— Ради своего сына я голову положу, — говорит отец и показывает квитанции — за услуги адвоката он платил 210 рублей за каждое заседание, а всего таких квитанций у него десять.

Судья оглашает приговор: три года с отсрочкой, освободить в зале суда. Луиза и ее мать плачут от радости. Родственники парня в это время ожидают за дверью и еще не знают о решении суда.

Судья обращается к цыганам после оглашения приговора:

— Создан прецедент. Мы все понимаем ваши обычаи, но они идут вразрез с законодательством Республики Беларусь. Передайте, пожалуйста, всем своим, к чему это может привести.

Альберт выходил из-за двери зала без наручников — отец, мать, сестры бросаются ему на грудь, поднимается такой крик, что милиция вынуждена проводить компанию на улицу. Там продолжается радость: отец падает на колени перед сыном, адвокатом, крестится, целует землю, пишет «Комсомольская правда в Беларуси«.

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ