Национальный проект. Как будут модернизировать оршанский завод, находящийся на грани банкротства

Национальный проект. Как будут модернизировать оршанский завод, находящийся на грани банкротства

Оршанский инструментальный завод задумывался как всесоюзный производитель металлорежущего и вспомогательного инструмента для предприятий всех 15 республик. На производстве в три смены трудились 2800 человек, а продукция завода отгружалась вагонами. Сейчас предприятие обслуживают чуть более 400 работников, и без модернизации оно продержится 2-3 года. 

orshanskiy_instrumentalnyy_zavod_20170704_mat_tutby_10Директор завода Владимир Троицкий рассказал TUT.BY, как региональный промышленный гигант оказался на грани банкротства и почему инвестиции в 63 млн долларов в убыточное предприятие — это не прихоть государства.

«Мы до сих пор делаем инструмент уровня 1970-х годов»

Последний раз завод выходил на пик производственной мощности в 1980-е годы в составе «Ивановского машиностроительного объединения», которое на тот момент возглавлял известный советский управленец Владимир Кабаидзе. Объединение считалось флагманом союзного станкостроения, а оршанское предприятие поставляло для него металлорежущие и вспомогательные инструменты. В 1990-х станковое производство еле избежало банкротства. Инструментальному заводу пришлось выйти из состава объединения и выживать за счет изготовления товаров народного потребления: мебельной фурнитуры, запчастей для ткацких станков, бытовых и медицинских инструментов. К концу 1990-х годов предприятие стало оживать. Однако, по мнению Троицкого, в начале «нулевых» завод прозевал необходимую модернизацию и вновь покатился вниз.

«Все хорошо надо делать вовремя. У нас еще десять лет назад были оборотные средства, финансовые потоки и заказчики. Опираясь на этот ресурс, можно было развивать производство. Но сейчас оборотных средств просто нет», — поясняет нынешний руководитель предприятия.

В конце 2016-го инструментальный завод попал в опубликованный Минфином список эмитентов, не исполнивших обязательства по облигациям. Сразу банкротить должника не стали — арестовали счета и начали изымать часть задолженности из выручки. Даже на 8 дней отключали электричество в начале этого года. Но, по словам руководителя предприятия, очень вовремя выступил президент. «Если бы не было президентского поручения, мы бы уже были банкротами», — признался Троицкий.

Нынешний директор пришел на предприятие весной прошлого года после семи лет руководства местным авиаремонтным заводом. О тяжелом финансовом положении сложно было не догадаться. После анализа технических показателей, состояния инфраструктуры и наличия кадров Троицкому стало совершенно ясно, что завод реально банкрот. «Причем банкрот не только с точки зрения финансовой, но и с технической. Все оборудование не менялось с 1974 года — с момента основания предприятия. Естественно, на таком оборудовании нельзя сделать современный продукт, который нужен нашей промышленности. А мы до сих пор делаем инструмент уровня 1970-х годов», — объяснил управленец.

Фото: Игорь Матвеев

За прошлый год Беларусь импортировала инструмент на 31 млн долларов. Причем все отечественные предприятия сейчас проводят техперевооружение: закупают современные, скоростные и высокопроизводительные станки. А на них инструмент оршанского завода уже не применяется.

Правда, продукцию предприятия и сейчас закупают. У завода более 600 контрагентов, среди которых как белорусские промышленные гиганты — МАЗ, МТЗ, БелАЗ и Гомсельмаш, так и российские — КАМАЗ, «Сатурн» и Уфимский НПЗ. Но заказы поступают уже не в том количестве, которое необходимо для нормального функционирования производства. По оценкам руководства, завод должен выпускать продукцию не менее чем на 7 млн рублей без НДС в год. А за прошлый год удалось выйти лишь на 4,3 млн рублей. «Сейчас мы не можем предложить рынку то, что нужно. А то, что можем, ему нужно все меньше и меньше», — резюмировал Троицкий.

Такая продукция, как твердосплавный и мелкоразмерный инструмент, а также хвостовики, востребована белорусскими предприятиями. Но в стране их никто не производит. По признанию руководителя завода, в эту нишу хочет подняться оршанское производство. Троицкий подтверждает, что в нынешнем состоянии завод не имеет перспектив, и выход есть только в полном техническом перевооружении и освоении новой высокопроизводительной продукции из твердого сплава. В пример он привел хвостовик — часть сверла или фрезы, которая крепится на станок. Современная система крепления HSK позволяет обрабатывать детали со скоростью до 40 тыс. оборотов в минуту. А оршанский инструмент может выдержать только 5 тыс. оборотов. «Это уже экономика: скорость обработки деталей, производительность, точность и так далее. Мы не можем сейчас делать ни сам хвостовик HSK, ни то, что на него ставят», — сетует руководитель предприятия.

Фото: Игорь Матвеев

Поэтому весной прошлого года у директора родилась идея реализации бизнес-плана по комплексной модернизации предприятия, после выполнения которой руководство планирует закрыть половину отечественного рынка и значительно увеличить объемы экспорта. К примеру, Россия в прошлом году закупила инструмент на 340 млн долларов — для оршанского предприятия это огромный рынок. «И это непосредственно касается темы импортозамещения. Зачем мы отдаем свой рынок иностранным компаниям, когда можем делать этот продукт сами? На нашем рынке присутствуют все мировые лидеры инструмента: Sandvik, Iscar, Walter и Grundig, — объяснил директор. — Наша задача — немного их потеснить и сделать предложение дешевле. В ввозном инструменте очень высокая добавленная стоимость, поэтому можно бороться».

Оборот в 31 млн долларов и рентабельность 24% через пять лет

Сейчас на предприятии начали ремонтировать кровлю. Средства выписаны из резервного фонда МЧС. Ремонт должен быть закончен до наступления холодов. «Это первоочередная задача, поскольку кровля у нас течет вся», — признается Троицкий. Корпуса наполовину освобождены под новое оборудование. По словам директора завода, за 1,5 месяца сплошного субботника металлолома сдали больше, чем за прошлый год. Также частично будут списаны и выставлены на продажу неиспользуемые производственные здания. Кроме того, сняли арест со счетов оршанского предприятия, теперь завод вновь может стабильно закупать металл. Впрочем, долги остались, но руководство рассчитывает, что будут приняты нормативные акты по их реструктуризации.

По оценкам руководства завода, на модернизацию понадобится 62,5 млн долларов. Реализация плана рассчитана на 1,5-2 года.

Фото: Игорь Матвеев

«Мы собираемся полностью реконструировать корпуса: от электропроводки и водоснабжения до крыши и стен. Там внутри уже все сгнило, — рассказал управленец. — На закупку оборудования, надеюсь, нам дадут льготы. Мы планируем закупать европейское. Но будет сначала проводиться тендер, и главное условие — чтобы сервис был на территории Беларуси».

За три года после запуска нового производства завод должен выйти на максимальную мощность — 31 млн долларов оборота в год. Белорусский рынок предприятие планирует закрыть практически полностью по той номенклатуре, которую будет осваивать. 60% продукции предполагается поставлять на российский рынок. По мнению Троицкого, другие рынки перенасыщены, поэтому туда выходить завод не планирует.

В последнем варианте бизнес-плана предусмотрено привлечение кредита на 10 лет. В то же время, срок окупаемости проекта — 8-9 лет. После выхода на максимальную мощность с учетом государственной поддержки ежегодная чистая прибыль должна составить 4,2 млн долларов, а рентабельность — около 24%.

Что касается оптимизации кадров, то пока руководство никаких сокращений не планирует. Как рассказал Троицкий, правительство поставило задачу увеличить объемы производства в два раза, поэтому производство нуждается в большем количестве станочников. Но при этом есть условие: не увеличить численность рабочего состава, а провести его перераспределение внутри завода.

Фото: Игорь Матвеев

«Идея не просто в закупке нового оборудования. Нам надо совершить скачок производительности и эффективности, а это можно сделать только в том случае, если мы реализуем предприятие пятого технологического уклада, — объяснил директор. — Когда новые высокопроизводительные и высокоточные станки завязаны в единую информационную сеть. И мы можем контролировать все производственные, технологические и управленческие процессы от захода металла на завод и до выхода его к заказчику в режиме онлайн».

Параллельно с продвижением плана по модернизации оршанское предприятие ведет переговоры с одним из лидеров мировой индустрии металлорежущего инструмента — немецкой компанией Walter. По словам Троицкого, у них есть заинтересованность выйти на белорусский рынок с собственным производством, но на совместное они не согласны. Однако готовы работать по договору. Завод рассчитывает получить технологическую документацию на часть продукции. «Произвести нужно с минимальными затратами, поэтому важно, какие операции включены, в какой последовательности, какого размера должна быть заготовка металла, процедуры термообработки и так далее. Это очень тонкая специфика», — пояснил руководитель.

Также инструментальный завод договорился с предприятием Bosch в российском городе Энгельс на поставку сверлильных патронов с середины 2018 года. Сумма заказа — более миллиона долларов. У немецкой компании возникла потребность в белорусском производителе из-за российского законодательства, обязывающего проводить локализацию на территории Евразийского союза.

Сейчас оршанскому заводу уделяется колоссальное внимание. Даже премьер-министр Андрей Кобяков на одном из заседаний президиума правительства сказал, что Оршанский инструментальный завод — это фактически национальный проект. «С одной стороны, нам это очень лестно слышать, но с другой — мы понимаем, какая колоссальная ответственность на нас ложится. И все поручения контролируются со стороны министерства, Совета министров, местных органов власти и Администрации президента. Но мы к этому готовы», — считает Троицкий. По его мнению, у работников предприятия также должно поменяться отношение к труду.

«Тут очень важен психологический фактор. Никто не верил, что мы сможем достучаться до правительства с планом по модернизации. Но когда работники увидели, какое стали внимание уделять заводу, сколько вкладывают в него сил, то и у них поменялось отношение. Мы недавно проводили субботник, так я с советских времен не видел, чтобы люди работали с таким энтузиазмом. Поэтому кто захочет измениться, будет работать на одном из самых современных предприятий Беларуси», — уверен директор.

Фото: Игорь Матвеев

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ