Композитор Ханок намеревается засудить певцов Ярмоленко и Поплавскую

Композитор Ханок намеревается засудить певцов Ярмоленко и Поплавскую

hanokКомпозитор Эдуард Ханок делает это не из-за денег, гонораров и банальной жадности, а потому, что артисты Анатолий Ярмоленко и Ядвига Поплавская, с его слов, порочат его честь, достоинство и деловую репутацию.

Иски в суды Ханок будет готовить в ближайшее время. А пока он написал открытое письмо руководителям телеканала ОНТ. Народный артист Беларуси без стеснений говорит телевизионщикам, что они делают не так, пишет belaruspartisan.org.

«Хочу проинформировать Вас о том, что в Вашу 15-летнюю «бочку меда», к сожалению, «влилась» уже 2-я «ложечка дегтя», — пишет Эдуард Ханок в открытом письме на имя председателя ЗАО «Второй национальный телеканала» Марата Маркова. — В 1-ый раз 10-го февраля во Дворце Республики Анжела Микульская, вероятно, спутала «Вечер памяти Александра Тихановича» с панихидой.

По моему глубокому убеждению, в отличие от панихиды, которая целиком и полностью посвящена усопшему, на «Вечерах памяти» звучат воспоминания о нем, а если это певец, то звучат его песни, а также благодарности всем тем, кто принимал активное участие в его творческой жизни.

Но вот реакция г-жи Микульской на это мое убеждение: «Необузданная жажда тщеславия это от Сатаны. Предъявить, что когда страна прощалась с Александром и был вечер его памяти, не говорили о Ханке?! «Так ты ещё не помер!» — так и напрашивается ответ. Тот вечер был только Сашин, и он был посвящён только ему, и говорилось там только о нем! Причем здесь Ваше больное Эго, Маэстро?!» Этот ее «пассаж» в Фейсбуке и есть ярчайший образец того, что лучшей защитой своего «дремучего» невежества является необузданное хамство!

А лучшим подтверждением моей правоты явился недавно проведенный в Москве такой же «Вечер памяти поэта Игоря Шаферана», с которым я написал песни «Я у бабушки живу» и «То ли еще будет…» Этот «Вечер…» состоялся в Москве, в самом большом и самом престижном зале «Крокус Сити Холл». Г-же Микульской стоило бы там побывать для повышения своей собственной квалификации!

Во 2-ой раз дело касалось программы «Песня года Беларуси».

Представьте себе, что Вы пришли в гости, но у хозяев нет привычного для Вас кофе, а есть всего лишь кофейный напиток. Вы выпьете его, и он даже может Вам понравиться, но, придя домой, да и в дальнейшем, Вы все равно с удовольствием будете пить то, что Вам привычнее. Ведь, как говорится, «привычка – вторая натура». Это я к тому, что в мировой практике если песня имеет неофициальный статус народной, то «перераскрутить» ее с новой мелодией можно только лет через 30-40, но уже с прицелом на новое поколение. Вот поэтому мне и повезло с песней «Здравствуй, чужая милая», ибо, моя новая музыка на ее старый текст была выпущена аж через 35 лет. Поскольку новый вариант песни «А я лягу-прилягу», по вышеозначенной причине, в настоящее время не имеет никаких шансов заменить оригинал, но очень хочется хотя бы «насолить» автору музы этого оригинала, применяется испытанный прием различных ток-шоу…«искусственное поднятие зала с не менее искусственным скандежем». Анжелу Микульскую можно было бы поздравить с таким вот «ноу-хау», если бы не одно но…ее ввел в заблуждение г-н Ярмоленко.

Надеюсь, Вы слышали о том, что Любовь Успенская не пожелала заключить т.н. «возмездный» договор» (законный) с Ильей Резником, который в свое время вытащил ее из ресторанов Нью-Йорка, дав ей Хит «Кабриолет»! Ей, конечно же, было жалко для него денег, но совсем недавно она не без гордости сообщила, что поставила недешевый бронзовый памятник своей собачке!

Еще более цинично в данном случае поступил г-н Ярмоленко. Дело в том, что после моего официального запрета на музыку песни «А я лягу-прилягу…» мне сначала позвонил Николай Гнатюк и попросил разрешения спеть эту песню на «Славянском базаре» (вероятно, на творческом вечере «Сябров»), а затем позвонил директор ВИА «Сябры» с аналогичной просьбой для их сольного концерта в Молодечно.

Получив отказы, мне позвонил сам Ярмоленко. Мы с ним встретились, и я предложил ему заключить со мной «возмездный» договор на сумму 2500 $, которая должна была пойти на строительство памятника воинам-десантникам в Колодищах. Он обещал подумать, а потому, обнадежив председателя Союза писателей Николая Чергинца, который лично занимается вопросами установки памятника, я стал ждать.

Но, как оказалось, напрасно, ибо Ярмоленко, как и Любови Успенской, видно стало жалко денег. И если ей лучше было истратить их на памятник собачке, чем отдать тому, благодаря которому она стала личностью, то г-ну Ярмоленко, как оказалось, наоборот, лучше спеть на другую, возможно, «бесплатную» мелодию, чем «разориться» на памятник тем, кто внес свой посильный вклад в его будущую безбедную жизнь. А «срежиссировав» это, г-жа Микульская принудила ни в чем не повинную публику стоя аплодировать их совместной с Анатолием Ярмоленко подлости!..

Можно ввести в заблуждение уважаемую публику, но невозможно обмануть себя. Ведь действительно, «привычка-вторая натура», а потому и народ, уходя с концерта, будет все равно напевать то, что ему по душе. И г-н Ярмоленко конечно же, это понимает, а потому и боится петь новый вариант песни «А я лягу-прилягу» один, ибо будет просто жалок и смешон. А его совместное исполнение песни то с Русланом Алехно («Золотая коллекция»), то с дочкой и внуком («Песня года») есть чистейший «Квартет» от баснописца Крылова! И мне, как автору оригинала, уже сегодня ясно, что задумка господ Ярмоленко и Микульской всего лишь «красивая мина при бесполезной игре», короче говоря, «мартышкин труд»!

И еще. Поскольку «Малиновка», «Я у бабушки живу» и «Завируха» тоже больше не будут звучать в прежних вариантах, я на месте Микульской попросил бы композитора Поплавскую написать для этих песен новую музыку и это может оказаться для г-жи Микульской тем «Счастливым случаем», который позволит ей вновь «поднимать залы с бурнейшими аплодисментами!» И будет очень круто!

P.S. Не удивлюсь, если г-н Ярмоленко будет отрицать свое «обещание подумать», ибо они с Поплавской уже хорошо «спелись» во лжи, а потому, осенью я просто вынужден буду с ними разобраться, подав иск о защите чести, достоинства и деловой репутации. Я также постараюсь взыскать с г-на Ярмоленко деньги на памятник, ведь на сегодняшний день для меня это дело чести!»

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ