Минчанку в роддоме заразили гепатитом

Минчанку в роддоме заразили гепатитом

gepatitМинчанка судится с Минским областным роддомом. Юлия Иванова родила там сына весной 2014 года. После возвращения домой она узнала, что заболела гепатитом С. Женщина уверена, что заразили ее в роддоме, но там с этим не согласны.

Гражданский иск рассматривают в суде Партизанского района Минска, пишет tut.by

Пациентка: «Роженицу с гепатитом должны были положить в отдельную палату»

Почти три года назад, 18 апреля 2014 года, Юлии сделали кесарево сечение в Минском областном роддоме. После операции женщина меньше суток лежала в реанимации. Там же была и Ирина Солодова, пациентка с гепатитом С. Уже после выписки, в мае, Юлия почувствовала себя плохо, потом у нее проявилась желтуха, а позже ей поставили тот же диагноз, что был у соседки по палате.

— Самое страшное для меня было думать, с кем останутся мои дети, какая их ждет судьба, — Юлия рассказывает, что новость о болезни стала стрессом для нее и семьи.

С тех пор женщина судится с Минским областным роддомом. Уголовное дело не возбудили, но следствие сообщило Юлии об экспертизе РНПЦ эпидемиологии и микробиологии. Эксперт Владимир Еремин установил, что геномы вирусов Юлии и Ирины схожи на 99%, а вероятность заражения Ивановой от кого-то другого исключена.

— Я уверена, что заразилась гепатитом С в реанимации роддома, потому что в других местах мы с этой девушкой никогда не пересекались, — считает Юлия Иванова.

В суде истица и ее адвокаты опираются не только на заключение эксперта, но и на пункт 38 санитарных норм и правил, утвержденных Минздравом. Он звучит так: «Роженица, инфицированная вирусом (вирусами) ПВГ (парентеральный вирусный гепатит. — Прим. ред.), подлежит госпитализации в обсервационное отделение или индивидуальную палату родильного дома (перинатального центра)». Это одна из мер для снижения распространения гепатитов.

Из-за грубых нарушений роддома, считает Юлия Иванова, она и заразилась гепатитом С. Сейчас женщина чувствует себя лучше, но лечение далось тяжело — и физически, и морально, и материально.

По словам Юлии, медицинские манипуляции в палате выполняли, начиная с больной гепатитом, а потом обходили остальных. Не помнит женщина, чтобы медперсонал менял перчатки. В какой-то из этих моментов ей и могли передать вирус.

— Я пошла в суд не потому, что я хочу кого-то наказать. Я хочу, чтобы похожих случаев заражения гепатитом в больницах больше не было, — говорит в зале суда Юлия Иванова. — Я хочу, чтобы после этого суда что-то изменилось, и мы больше не боялись ходить к врачам.

Часть денег, запрошенных у роддома, Юлия собирается отдать на лечение Солодовой, от которой ей передался гепатит. По информации Ивановой, Ирина Солодова от болезни не лечится — препараты достаточно дорогие.

Роддом: «Когда роженица становится родильницей — на нее это санитарное правило не распространяется»

Ответчик по гражданскому иску — Клинический родильный дом Минской области. В суде его представляют главный врач Петр Масько и адвокат Виталий Ганкович.

— Эксперты причинно-следственной связи между болезнью Ивановой и тем, что она находилась в роддоме, не нашли, — говорит Виталий Ганкович. — В роддоме проводили свое расследование: Иванова и Солодова не имели физической возможности контактировать, так как у обеих стояли катетеры, которыми они были зафиксированы на кроватях. А манипуляции, связанные с нарушениями кожного покрова, проводили так: сначала Иванова, потом другая пациентка, и только потом Солодова. Это подтверждают выписки из журналов. То, что происходило в палате, расписано по минутам.

Записи в журнале, поясняет адвокат, делал тот же сотрудник, который вводил препараты.

— Заразиться пациентка могла и в других лечебных учреждениях, в том числе в частном медицинском центре — истица скрывала, что посещала их в период возможного заражения, — говорит Ганкович. — Могло это произойти и в парикмахерских, и в других местах.

По моему женщину с гепатитом С вообще положили в одну палату с теми, у кого такого диагноза не было? На такой вопрос Виталий Ганкович отвечает:

— Индивидуальная палата была занята другим пациентом. Это был исключительный случай, когда зараженный пациент находился рядом

— Так имело ли место нарушение пункта 38 санитарных правил? — спросила адвокат истца Наталья Крот.

— Вынужденное — имело, — согласился Виталий Ганкович.

Но главный врач роддома с адвокатом не согласен.

— Вероятно, тут есть случайная путаница в терминологии, — поправляет Петр Масько. — В акушерстве есть три термина: «беременная», «роженица» и «родильница». В документе, на который ссылается истец, сказано про роженицу. Но пациентка Иванова имела статус роженицы только во время проведения операции. До операции она была беременной — пункт 38 на нее не распространялся. После окончания операции она перешла в категорию родильницы — опять-таки пункт 38 на нее не распространялся.

— Где происходят роды, когда речь не идет о кесаревом сечении? — спросила адвокат Юлии Ивановой.

— В родильном зале, — ответил Петр Масько.

— Если роды происходят в родильном зале, то как тогда вы прокомментируете пункт 38, где указано госпитализировать рожениц в палату?

— Высокий суд, я не уполномочен комментировать значение документов, которые предписаны к строгому и неукоснительному исполнению в нашей отрасли.

По словам Петра Масько, разницу между понятиями роженица и родильница понимают не только в Беларуси — ими пользуется «все мировое акушерство».

— Каким же тогда нормативным актом закреплен порядок размещения в палатах родильниц? — спросила Наталья Крот.

— Боюсь, что этот момент не закреплен нормативной документацией. Насколько я знаю, Минздрав сейчас над этим работает, — ответил Петр Масько. — В данный момент документы пересматриваются. Дело в том, что в последние годы принципиально изменилась ситуация: теперь мы каждую пациентку рассматриваем как потенциально инфицированную. Поэтому есть конкретные мероприятия, среди которых и использование одноразовых перчаток. Так что на сегодня, в соответствии с нашими нормативными документами, изоляции пациентки, зараженной гепатитом С, не требуется.

Экспертиза: «Да, источник заражения для Ивановой — Солодова, но установить, где произошло заражение, мы не смогли»

Выводы эксперта, заведующего лабораторией РНПЦ эпидемиологии и микробиологии Владимира Еремина роддом ставит под сомнение.

Представители роддома считают: эксперт исследовал образцы крови пациенток из «научного интереса», использовать их в суде как доказательство нельзя. Образцы крови на исследование доставляли ненадлежащим способом, да и вообще методики, которые использует РНПЦ, не сертифицированы в Беларуси.

Владимир Еремин парирует: РНПЦ проводил экспертизу по инициативе следователей, а в своих выводах он не сомневается и сейчас.

— Наши реагенты, оборудование, программные продукты зарегистрированы в стране. Мы предоставляем в международную базу данные по вирусным гепатитам, публикации на эту тему признаны мировым сообществом, — говорит Владимир Еремин.

Особая аккредитация при БЕЛГИС центру не нужна.

— Я — врач-гигиенист, эпидемиолог. Если я приглашен в качестве эксперта — я несу ответственность за свои исследования, — заключает Еремин.

Экспертизу, уже в рамках судебного разбирательства, проводила и специальная комиссия.

Поясняя второе исследование, государственный судмедэксперт Иван Провада отметил, что в части схожести геномов вируса брали в расчет исследование коллеги, Владимира Еремина.

— Повторное исследование генотипов вирусов произвести нельзя, так как в крови Ивановой вирус гепатита С после лечения больше не обнаруживается. (Представитель инфекционной больницы отметила, что еще несколько месяцев такого отрицательного анализа на гепатит — и можно говорить о том, что Юлия Иванова здорова. — Прим. ред.).

 

Резюме судмедэксперта по следам двух заключений:

 

— Да, источник заражения для Ивановой — Солодова, но доказать, где произошло заражение, мы не смогли. Не смогли доказать факт заражения именно в роддоме, потому что не знаем ни пути, ни фактора передачи. У нас нет предмета, который мог бы перенести вирус из одного организма в другой, неизвестно, кто бы мог это сделать.

Исходя из состояния Ивановой в момент обращения в инфекционную больницу, есть широкий диапазон времени от 2 до 26 недель, когда могло произойти инфицирование. В него попадает и тот период, когда она была в роддоме.

Установлено и то, что без нарушения санитарно-гигиенического законодательства такое заражение не могло произойти. Но при этом экспертизой не установлено, что роддом нарушил законодательство в той части, которая могла бы привести к заражению.

В суде выступил и профессор, заведующий лабораторией клинической и экспериментальной микробиологии «РНПЦ эпидемиологии и микробиологии» Леонид Титов. Но выводы коллеги насчет того, что вирус одной из женщин наверняка был источником заражения для другой, ему кажутся поспешными.

— Владимир Еремин провел огромную, очень хорошую работу, но в оценках тут следует быть осторожным, — считает Титов.

Владимир Еремин в ответ объяснил: провести внешний контроль исследования его лаборатории нельзя, поскольку это лучшая лаборатория такого рода на пространстве СНГ и в Беларуси, сообщает tut.by

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ

Загрузка...