Налог на «тунеядство: » «К осени сумма вырастет в разы…»

Налог на «тунеядство: » «К осени сумма вырастет в разы…»

tunead3Поскольку декрет №3 до сих пор не отменен, то пеня для тех, кто по-прежнему находится в списках «иждивенцев» растет каждый день, напоминает belaruspartisan.org

Волна протестного негодования, охватившая Беларусь из-за пресловутого декрета «о тунеядцах», будто бы пошла на убыль. Александр Лукашенко, подписавший этот скандальный документ сначала «дал заднюю»: сбор за социальное иждивенчество за 2015-й год не взимать. Многие это восприняли, как отмену документа.

На самом же деле, с юридической точки зрения, декрет «о предупреждении социального иждивенчества» продолжает работать. И Лукашенко это подтвердил, огорошив общественность заявлением: я ничего не отменял, документ отправлен на доработку.

А это значит, что люди, чьи фамилии остались или останутся в списках «тунеядцев», кроме самого налога будут вынуждены заплатить не только сам сбор, но и пеню, которая начисляется на основную сумму ежедневно.

В том, что ответственные за исполнение декрета налоговые работники со второй попытки правильно составят списки «тунеядцев» — уверенности нет. Ранее, письма об уплате сбора получали и инвалиды, и беременные, и работающие…

О том, как работают, а точнее, как не работают в этом направлении чиновники, на своем примере убедился Дмитрий Михолап. Его жена, будучи беременной, была записана государством в «тунеядки».

Мужчину возмущает, что ему самому пришлось собирать все необходимые справки, чтобы доказать, что супруга попала в ряды «тунеядцев» по ошибке. Хотя, по идее – сбор «доказательной базы» — работа чиновников.

Свою историю Дмитрий Михолап рассказал «Белорусскому Партизану».

tunead«Почему я должен делать чужую работу?»

— В январе 2015 года моя жена Виолетта была на третьем месяце беременности, — говорит Дмитрий. Её мучил страшный токсикоз, ни о какой работе и речи не шло. Кто бы взял ее беременную поработать несколько месяцев до декретного отпуска?

Про подписанный Лукашенко декрет мы слышали, посмеялись только над очередной придурью властей. Мы же были уверены, что нашу семью это никак не коснется, что чиновники, составляющие списки, подходят к своей работе ответственно и что беременная женщина в списки плательщиков сбора никак не попадет! Блажен, кто верует…

В прошлом году «письмо счастья» Виолетта получила. Расплакалась. Сын у нас подрастает, ходит уже… Всё это время она растила его. Все домашние дела – тоже на ее плечах… Как, тунеядка? Почему?

Я письменно обратился в налоговую инспекцию Минского района. Меня трясло от злости и несправедливости.

Во-первых, все эти «писульки» о тунеядстве – просто унижают человеческое достоинство любого нормального человека. Во-вторых, мне стало понятно, что никто из налоговиков не вникает в отдельно взятую ситуацию. Письма идут всем «под копирку», а вы уж, «тунеядцы», сами нам доказывайте, что мы ошиблись,…

Я написал, что жена была беременной, мол, давайте, разбирайтесь, исключайте ее из списков. Также письменно я поинтересовался о том, на основании каких данных Виолетта попала в эти списки…

— Ответа из налоговой не пришло?

— С момента моего письменного обращения прошло почти два месяца – тишина. Все сроки на ответ, закрепленные законом вышли, стал туда звонить. День звоню, два звоню – занято и занято…

Плюнул, поехал лично. Думаю, увижу сейчас раскалённые добела телефоны и толпу людей, штурмующую налоговую. Ошибся – все тихо, спокойно. Захожу, интересуюсь, почему им дозвониться нереально: «Ой, извините, у нас телефонная трубка неправильно лежит». Ну, ну, два дня,…

Скорее всего, телефон этот разрывался, налоговики не придумали ничего лучше, чтобы оставить трубочку в «вечно занятом режиме». Ну, да Бог с ним… Спрашиваю, вы ответ на мое обращение отправили?

На голубом глазу мне ответили утвердительно. Говорят, отправляли, аж два раза… Стоит ли говорить, что это, мягко говоря, неправда? Писем от них мы не получали? Ответ этот нашли прямо там.

Из него следовало, что данные, по которым жену определили в «тунеядцы» налоговая брала у службы занятости. Никакой информации там на жену нет, значит, тунеядка. Вот и вся их работа.

Спрашиваю, а то, что женщина беременная была, вас не смущает? В ответ: «Ой, а не могли бы вы нам справочку привезти, о том, что супруга ваша вовремя стала на медицинский учет по беременности?» Что? Я им еще и справки возить должен? Это же их работа, доказать, что человек не работает, поэтому и должен платить сбор.

Короче, поехал я в поликлинику справку эту заказывать: задёргал там врачей, нашли этот судьбоносный документ в архиве. Отправил его электронной почтой. И, снова, тишина…

— Супругу исключили из списков?

— Через месяц я снова набрал в налоговую Минского района. «Ответ мы вам выслали электронной почтой, претензия снята…». Ну, я же не слепой? Перерыл несколько раз электронный ящик – ничего. А в нашей же стране на слово верить чиновникам нельзя – мне нужно было письменное подтверждение, что жена – «не тунеядка».

Поехал снова, бумагу эту выдали, сейчас в рамочке висит дома – на самом видном месте. Четыре месяца доказывали кому-то, что мы ничего государству не должны! Мне что, свое личное время девать некуда? Почему я должен делать чью-то работу? Собирать справки, мотаться по инстанциям.

Насколько я понял, налоговую вообще не интересует, кто вы и что у вас за ситуация. Получили письмо, сами и расхлебывайте. А они спрашивается для чего? Они сидят в своих кабинетах за те же налоги, которые собирают, так хоть бы попытались работать…

Расслабляться рано

По ошибке в списке «социальных иждивенцев» в свое время оказался и минчанин Владимир Давидович. Про его историю «Белорусский партизан» подробно писал в феврале.

tunead2Перенесший инсульт Давидович не может добиться хотя бы третьей группы инвалидности. Кроме того, мужчина ухаживает за престарелой матерью и постоянной работы при этом не имеет.

Именно Владимир Давидович стал одним из первых, кому удалось узнать: на всех «тунеядцев» в стране заведены «дела», куда подшиваются документы, касающееся материально-имущественного состояния человека.

Добиваясь исключения из списков «социальных иждивенцев» Давидович дошел до руководства исполкома Октябрьского района столицы, он требовал, чтобы положение, в котором он оказался не по своей воле признали «тяжелой жизненной ситуацией»

На днях Владимир Давидович связался с редакцией и сообщил: от уплаты сбора его освободили, но исключили ли из списков «социальных иждивенцев» — неизвестно.

Мужчина получил ответ из Мингорисполкома за подписью Андрея Шорца. В коротком письме несколько фраз, одна из которых звучит так: «Предоставить льготу в размере 100% по сбору на финансирование государственных расходов за 2015 год».

Для Дмитрия Михолапа и Владимира Давидовича борьба против бюрократической белорусской машины оказалась победной. Но обоим это стоило нервов, сил и времени. А что делать тем, кто по-прежнему ошибочно считается «социальным иждивенцем»?

Юрист Олег Волчек, призывает белорусов бороться. Законно и спокойно.

— Передышка, связанная с тем, что Лукашенко скомандовал не брать этот налог за 2015 год – временная, — уверен Волчек. Что мы имеем на сегодняшний день? Документ отправлен на доработку. Поэтому расслабляться рано. Юридически – антиконституционный декрет №3 не отменен, на его применение не наложен мораторий.

Соответственно, налоговики не получили команды на приостановление деятельности по поиску «тунеядцев». А это значит, если вы не работали более 183 дней в году – вы остаетесь в «группе риска».

Самое страшное, что пеня, начисляемая к основному «долгу», по-прежнему «капает». И «капает» она каждый день. Осенью, когда налоговики продолжат работу по этому декрету, белорусы, оставшиеся в списках «социальных иждивенцев» будут должны гораздо большую сумму бюджету.

Отсчет пени пошел с 20 февраля этого года – вот и считайте, что может накопиться к осени. Сумма налога «на тунеядство» увеличится в разы.

— Что люди могут предпринять сейчас?

— Механизм по которому я бы советовал действовать прост: каждому, кто остался в списках «тунеядцев» можно доказать, что этому способствовала «тяжелая жизненная ситуация». Ни в одном белорусском Законе нет понятия, что подразумевается под такой ситуацией. Какие это обстоятельства? Невозможность найти работу, ведь тоже тяжелая ситуация.

Поэтому, первое, что можно сделать – обратиться в орган исполнительной власти по месту жительства с заявлением об освобождении сбора. Если чиновники откажут – нужно подавать в суд и добиваться аннулирования самого извещения, поступившего из налоговой.

Такие судебные прецеденты в Гомеле уже были. Те, кто ошибочно поспешил заплатить сбор, могут обратиться в исполком с требованием вернуть эти деньги, но перед эти нужно получить из налоговой бумагу, что сбор вами уплачен, напоминает belaruspartisan.org

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ

Загрузка...