«Не человек, а глыба». Как жил при Советах «нелегальный» священник — дед...

«Не человек, а глыба». Как жил при Советах «нелегальный» священник — дед бывшего главы МИД

Прошло более 35 лет, как этот человек умер, но о нем тепло вспоминает пол-Витебска. В советское время старообрядческий священник Василий Красиков тайно окрестил сотни горожан. Именно к нему, а не в партком или профсоюз, спешили, когда случалась беда. В его жизни были и лагерь, и лишения, и просьбы детей отречься от сана. Вспомнили Василия Красикова с одним из его внуков — доцентом кафедры истории и теории права юрфака Витебского госуниверситета Андреем Сухаревым, двоюродным братом экс-главы белорусского МИД Сергея Мартынова.

Фото: семейный архив Андрея Сухарева
Василий Красиков с внуками. Слева направо: Сергей Мартынов стал главой белорусского МИД, Андрей Сухарев — преподавателем, Владимир Кириллов — машинистом тепловоза, Юрий Мартынов — работником оборонной сферы. Фото: семейный архив Андрея Сухарева

«Не человек, а глыба»

Василий Сисоевич Красиков (1890−1981) служил священником в Витебске 33 года, до смерти. Возглавил он местную старообрядческую поморскую общину после войны — в 1948-м. На собрании возле Юрьевой горки, где его избрали в наставники, присутствовало около 500 (!) человек. За Красикова проголосовали единогласно — так уважали его единоверцы.

— Это был не человек, а глыба! — Андрей Сухарев сам уже трижды дед, но про своего дедушку вспоминает с неизменным восхищением: — Василий Сисоевич глубоко верил в Бога и помогал людям найти к нему свою дорогу. Неслучайно на его памятнике выбиты слова: «Отец духовный».

Фото: семейный архив Андрея Сухарева
Василий Красиков с детства любил церковные книги и пение, в 13 лет стал причетчиком в храме. Фото: семейный архив Андрея Сухарева

 

Однако быть «глыбой», когда вокруг воинствующий атеизм, нелегко. У священника были три дочери: Евдокия (мать Андрея Сухарева), Анна и Надежда. Боясь за будущее своих детей, в какой-то момент они стали перед отцом на колени: «Уйди из священников!» Но он остался непреклонен.

Из Поморья и Новгородчины — под Полоцк

— Все мои предки были старообрядцами древлеправославной поморской церкви. Многие из них жили в деревне Жарцы в 15 км от Полоцка, а также в ближайших деревнях Смоляги и Городище, — рассказывает Андрей Сухарев. — Здесь Красиковы поселились после того, как покинули новгородские земли и Поморье из-за гонений в связи с церковным расколом после реформы патриарха Никона в середине XVII века.

Фото: семейный архив Андрея Сухарева
Василий Красиков (справа) и его родной брат Парфений. Фото: семейный архив Андрея Сухарева

 

— Первым в нашей родословной зафиксирован прапрадед Пахомий Красиков, — поясняет собеседник. — Семьи, как правило, были многодетными. У одних родителей могло быть два сына Ивана — одинаковые имена детям давали, чтобы уменьшить подушный налог. Староверы не пили, не курили, поэтому почти все были долгожителями. Так, прапрадед Пахомий прожил 80 лет, прадед Сисой — 83 года, дед Василий — 91 год, а его сестра Марина — 105 лет!

На приданое построили дом

Будущий священник Василий женился на Анне Гусаковой из зажиточного старообрядческого рода. В приданое ей дали золотые украшения и шерстяные отрезы.

— На венчании отец Василия наделил молодых родовой иконой Николая Чудотворца. Она, слава богу, сохранилась и продолжает охранять нашу семью, — с гордостью рассказывает Андрей Сухарев.

Фото: Игорь Матвеев
Андрей Сухарев. Фото: Игорь Матвеев

 

После свадьбы Василий и Анна построили в Смолягах просторный новый дом — на него ушло все приданое золото. Как и другие крестьяне, работали от зари до зари. Держали скот, но земли было мало.

— Однако время было неспокойное: коллективизация. Дедушка рассказывал, что первая и вторая волна раскулачивания его минули. Находились более зажиточные люди. Но в 1929 году его вызвали в сельсовет: «Прости, Василий. Ты человек хороший, но больше, кроме тебя, раскулачивать некого». Дедушка сказал: «Какой же я кулак? Наемных работников у меня никогда не было». В ответ: «Зато у тебя есть дом».

Ссылка в Сибирь

Василия и Анну на 4 года отправили в ссылку, а три маленькие дочки это время скитались по чужим людям.

— Дедушка вспоминал, что сначала их везли в товарных вагонах, потом погрузили на баржу, которая шла по Амуру. В результате они оказались в 700 км от Хабаровска. Василия Сисоевича определили на стройку. Он частенько рассказывал один случай: «Работаю на крыше. Мороз. Но от напряженного труда я скинул верхнюю одежду и пою псалмы. А внизу охранник мерзнет в тулупе и говорит: «Вот хренов поп! Его и мороз не берет».

Фото: семейный архив Андрея Сухарева
Семья Красиковых. Слева направо вверху: дочери Анна, Евдокия. Внизу: Анна Купреевна, Надежда, Василий Сисоевич. Фото: семейный архив Андрея Сухарева

 

В 1933-м Василий и Анна вернулись домой, разыскали дочерей. Но вскоре грянула новая беда — война: семью принудительно вывезли в Германию. Жили в лагере для трудовых невольников.

За помощью приходили и ночью

В 1956 году Василий Красиков построил дом на улице Виноградовой, 45. Этот район возле Юрьевой горки в Витебске называют Москалями — тут издавна компактно жили староверы.

Фото: семейный архив Андрея Сухарева
Дом Красиковых. Фото: семейный архив Андрея Сухарева

 

— Домочадцев было пятеро: дедушка, бабушка, мать, отчим и я. У деда была отдельная небольшая комната, и он очень этим гордился, — вспоминает Андрей Александрович. — Василий Сисоевич много читал. Обычно на табурете лежал толстый фолиант, и он, наклонившись, делал карандашом пометки.

Горожане знали, что священник с Москалей никогда не отказывает в просьбах. Нередко в его дом стучали и ночью.

— Дедушка вставал и смело шел открывать дверь. До утра ждать не могли в связи с крайними ситуациями: убили дочь, погиб сын… Все вокруг закрыто, куда человеку идти, как не к священнику? Гость делился горем и плакал. Дед иногда плакал вместе с ним. Бывало, беседа заканчивалась под утро. Человек уходил успокоенный.

В дом с красивыми резными наличниками приходили не только единоверцы, но и представители других вероисповеданий. Среди них были и те, кто хотел перекреститься в старообрядчество. И Красиков шел им навстречу.

— Помощники дедушки, более ортодоксальные староверы, не допустили бы этого. А Василий Сисоевич говорил: «Бог один. Почему нельзя перекрестить еврея, если он хочет жениться на староверке?»

Тайные крещения

При Хрущеве человека, который крестился в церкви, уже не сажали в тюрьму, но он мог запросто потерять работу. Поэтому крестились тайно.

— К деду обращались многие, в том числе и начальство. Приезжали на черных «Волгах», крестили ребенка и быстро уезжали. Обряд крещения совершали в нашем доме или у дедушкиных помощников. Болезненным детям воду подогревали. Взрослых нередко крестили на озере. Сколько человек дед обратил в веру, сказать трудно. Очень много! Причем крестил он не только жителей Витебска, но окрестных районов. За ним приезжали и везли куда нужно.

Фото: семейный архив Андрея Сухарева
Хор Витебской старообрядческой общины, 1956 год. В центре в нижнем ряду — Василий Красиков. Фото: семейный архив Андрея Сухарева

 

Внук на всю жизнь запомнил, как дед здоровался с людьми:

— При приветствии он обязательно снимал шапку, а затем следовал поклон головой. И не важно, кто стоял перед ним: пионер, пенсионер, начальник или пьяница. Выпивохам дедушка не отказывал в деньгах и успевал между делом прочитать микропроповедь: «Долг, Иван, можешь не отдавать. Но бросай пить, у тебя же дети!» А на проповедях в церкви дед всегда взвешивал свои слова — так как слушали не только верующие, но и «уши» из органов.

«Призвала Богородица»

По воспоминаниям внука, несмотря на серьезный духовный сан, Василий Сисоевич не был педантом, любил жизнь, мог красиво пошутить.

— Даже в почтенном возрасте дед почти не болел. Хорошее здоровье у него было благодаря труду, воздержанности во всем, любви к людям.

Фото: семейный архив Андрея Сухарева
На строительстве церкви. Василий Красиков — вверху. Фото: семейный архив Андрея Сухарева

 

Священник несколько раз рассказывал родным о своем видении. Во сне ему однажды явилась Богородица и сказала: «Ты, Василий, служи, живи. А я, когда надо будет, тебя позову».

— Умер дедушка легко и красиво, как и мечтал. Произошло это 21 сентября — на праздник Рождества Пресвятой Богородицы. Она призвала его, как и говорила во сне. В этот день он, как обычно, пришел из церкви — службы вел до последнего. Дома были дочери Евдокия и Надежда. Пообедал и лег отдохнуть. Через некоторое время одна из сестер говорит: «Мне кажется, отец не дышит».

Похоронен Василий Красиков на старообрядческом кладбище в районе Юрьевой горки.

«Ну что, еще живешь, попёнок?»

Андрей Сухарев вырос в большой и дружной семье. Две его тетки — родные сестры матери Надежда и Анна, жили со своими семьями также на Москалях, недалеко от дедушкиного дома. Все праздники отмечали в складчину, в одном из трех жилищ.

Фото: архив Андрея Сухарева
1948 год. Евдокия Красикова (справа) с сестрой Анной на улице 2-я Пригородная, недалеко от Юрьевой горки. Фото: семейный архив Андрея Сухарева

 

— На этих торжествах всегда присутствовали и мы — четыре двоюродных брата: Юрий, Сергей, Владимир и я. Дед любил всех внуков, играл с нами, в шутку боролся, дарил подарки. Например, в 1968 году иметь чешский мотоцикл «Ява» было почти несбыточной мечтой каждого юноши. Но у меня она сбылась — благодаря дедушке. Я тогда учился на третьем курсе политехнического техникума. Увидев пахнущий новой краской вишневый мотоцикл, я гладил его, нюхал и не мог поверить в случившееся чудо!

Однако на детство и юность собеседника наложил отпечаток тот факт, что дед служил в церкви:

— В школе меня хотели поставить председателем пионерской дружины. Но директор сказал: «Нет. Дед — священник». По этой же причине меня часто оскорбляли и пытались побить старшие парни. Иногда и взрослые проявляли недоброжелательность. По нашей улице ходил хромой угрюмый мужик. Как-то он бросил мне: «Ну что, еще живешь, попёнок?»

Фото: архив Андрея Сухарева
Андрей Сухарев (слева) с двоюродным братом Владимиром Кирилловым, 1956 год. Фото: семейный архив Андрея Сухарева

 

Когда мне было лет 12-13, приключился случай, который запомнился на всю жизнь. Однажды мое религиозное происхождение не понравилось взрослому судимому парню, он был весь в татуировках. Пришлось от него удирать. Спасли меня незнакомые ребята с Песковатиков, которые сидели на берегу Двины. Их вожак спросил: «В чем дело?» — «Я внук священника и меня преследуют». — «Иди к костру». В это время подбежал преследователь. И говорит главарю: «Он — мой». «Нет», — четко ответил мой защитник. От костра поднялась вся команда и молча двинулась в сторону пришельца. Ему пришлось уйти. Эти ребята практически спасли мне жизнь.

Шли годы, с «опиумом для народа» уже боролись не так сильно, и выходцы из религиозных семей могли продвигаться даже по идеологическим ступенькам. После техникума Андрей Сухарев поступил в политехнический институт, позже перевелся в педагогический вуз. Работал учителем, секретарем комитета комсомола в училище № 59, возглавлял белорусский стройотряд на работах в Усть-Илимске, где тогда строили ГРЭС и крупные предприятия. После армии ему предлагали должность второго секретаря горкома комсомола. Но Андрей Александрович выбрал педагогику — уже более 40 лет работает в ВГУ имени Машерова.

Внук священника стал главой МИД

Прекрасную карьеру сделал и еще один внук священника — Сергей Мартынов (сын Анны, старшей дочери Василия Сисоевича). С 2003 по 2012 год он был министром иностранных дел Беларуси.

Фото: семейный архив Андрея Сухарева
Слева направо: Сергей и Юрий Мартыновы. Фото: семейный архив Андрея Сухарева

 

Анна вышла замуж за подполковника Николая Мартынова. Семья жила в Германии, Армении, на Курильских островах. После выхода в отставку Мартынов построил дом в Витебске. Прошел всю войну артиллеристом, имел боевые награды.

— Николай Артемьевич мастерил прекрасную мебель, которая по качеству превосходила фабричную. В доме у Мартыновых была богатая библиотека. Бывший военный поставил цель прочитать основную мировую классическую литературу. И прочитал!

Старший сын Мартыновых — Юрий, работал на оборонных предприятиях. А младший Сергей с золотой медалью окончил элитную по тем временам в Витебске СШ № 9 с углубленным изучением иностранных языков и поступил в МГИМО. Институт он тоже окончил с отличием. Занимал ряд руководящих постов в МИД БССР. А когда Беларусь стала независимой, был, в частности, первым чрезвычайным и полномочным послом в США.

Еще один внук Василия Сисоевича — Владимир Кириллов (сын младшей дочери Надежды), стал машинистом тепловоза.

Фото: Игорь Матвеев
Старообрядческая металлическая икона Николая Чудотворца. Иллюстративный снимок. Фото: Игорь Матвеев

 

— В нашей семье придерживаются веры дедов и прадедов, — говорит Андрей Сухарев. — Стараемся помнить молитвы, бережем книги, иконы, отмечаем церковные праздники. Многие традиции, к сожалению, утрачены. Но память о предках жива.

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ

Загрузка...