Как ребенка назовешь, или Как родители порой изощряются при выборе имени

Как ребенка назовешь, или Как родители порой изощряются при выборе имени

В каждой семье есть предание, связанное с именем чада: как его подыскивали, примеряли к фамилии и отчеству или давали малышу в честь кого-то из родственников. Есть династийные – переходящие от отца к сыну, от матери к дочери или от деда к внуку. Или навеянные эпохой, ее великими личностями…

Тамерлан и Люцифер

С давних времен, называя ребенка тем или иным именем, люди верили, что оно закладывает основу для будущего характера и судьбы. И каждое поколение старалось хотя бы слегка отойти от традиций и привнести что-то новое. В погоне за подобным эксклюзивом наступает момент, когда креатив начинает зашкаливать и переходит все границы.

Вот один такой случай. В 2002 году в московской семье родился ребенок, которого решили назвать БОЧ рВФ 260602 («Биологический объект человека рода Ворониных-Фроловых, родившийся 26 июня 2002 года»). Загс отказался оформлять документы с таким именем, объяснив решение защитой прав ребенка. Суд согласился с этими доводами. Родители обращались в Страсбургский суд, однако в рассмотрении дела им было отказано. Официальных российских документов у БОЧа нет до сих пор, только свидетельство о рождении, выданное организацией «Всемирное правительство граждан мира», на основании которого мальчика устроили в школу.

Однако не только родители новорожденных проявляют чудеса имятворчества. Уже в сознательном возрасте люди меняют имя с вполне обычного на, как им кажется, более благозвучное. Не обходится без курьезов: Иван становится Тамерланом, Ренат – Люцифером, Николай – Антихристом. Но обычно этого баловства хватает на год, как правило, новоиспеченные Доны Хосе возвращают прежние имена.

Заслон безбашенному имятворчеству во многих странах поставлен на законодательном уровне. В России, например, при регистрации имен нельзя использовать цифры, числительные, бранные слова, указания на ранги и должности, титулы, символы и не являющиеся буквами знаки, за исключением дефиса. А также запрещено давать ребенку фамилию, состоящую более чем из двух слов, и ими могут быть только фамилии отца и матери. В Швеции закон об именах, принятый еще в 1982 году, определяет, как допустимо называть детей. Главный его постулат – имя не может быть присвоено, если оно вызывает неудобства или дискомфорт при использовании.

А Артемка – Лучше!

В ст. 69 Кодекса о браке и семье Республики Беларусь говорится, что собственное имя ребенку дается с согласия родителей, может быть присвоено не больше двух собственных имен, причем первое из них будет основным. Орган, регистрирующий акты гражданского состояния, не вправе отказать в присвоении ребенку выбранного родителями имени, если только оно не противоречит нормам общественной морали и национальным традициям. Как рассказала начальник отдела загса Витебского горисполкома Галина Гусева, подобных российскому случаев у них никогда не было. Жители областного центра порой выбирают для детей редкие, но литературные имена. Например, в прошлом году мальчика назвали Хрисанф (в переводе с др.-гр. «златоцветный»). В этом году самое необычное – Ли (мама – белоруска, папа – китаец). Как пояснила Галина Анатольевна, родители-иностранцы, регистрирующие детей в Беларуси, имеют право называть ребенка в соответствии со своими национальными традициями, но в отделе загса предупредят, если выбранное имя будет неблагозвучным на русском языке, и предложат заменить другим.

В последнее время наблюдается тенденция давать детям и исконно славянские имена (Ярополк, Святогор, Мирослава), и иностранные (Николь, Мальвина). Наиболее распространенные в этом году – Софья, Дарья, Арина, Артем, Максим, Даниил. А, например, в Миорах мальчиков и в Верхнедвинске девочек чаще всего называют Александрами. По этому поводу вспомнился анекдот, который можно смело переносить в сегодняшние реалии: в детском саду три Марианны, два Елисея, четыре Ефросиньи, Варлаам, Светозар, Лукреций, Афродита и одна моя – Катя.

 В заключение добавлю: выбирая имя малышу, старайтесь думать не только об его эксклюзивности и неповторимости, но и о том, как ваши сын или дочь будут жить с ним. Данные в детстве прозвища и дразнилки имеют неприятное обыкновение следовать за ребятами во взрослую жизнь и вызывать ненависть к собственному очень красивому, но непонятому другим имени, а отсюда вытекает множество комплексов и конфликтов с окружающими. Право называться так или иначе – почетное право, и хотелось бы, чтобы ребенок не отстаивал его кулаками и слезами.

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ

Загрузка...