«Они ангелы – дети убиенные… Сам Господь встречает их»

«Они ангелы – дети убиенные… Сам Господь встречает их»

13932

В Мозыре похоронили детей, убитых собственным отцом из мести бросившей его жене.

Житель Мозыря задушил своих детей, позвонил в милицию, а затем пытался покончить жизнь самоубийством. В начале недели шокирующая новость облетела интернет–порталы и СМИ. Детоубийца остался жив и арестован. На похороны 9–летней Киры и 17–летнего Влада пришли десятки людей — родственники, друзья, соседи. Хоронили, как говорится, всем миром.

— Они — ангелы, мученики, дети убиенные. Это трагедия для всего Мозыря, Беларуси… Но не плачьте, молитесь, сам Господь встречает их, — такие слова настоятель мозырского храма Святого Георгия Победоносца протоиерей Валерий Пивоваров говорил в конце панихиды. Маленькая церковь на кургане не вмещает всех скорбящих. Более сотни человек ждут во дворе. Звучит колокол. Погибших детей выносят. Впереди медленно едет катафалк. Траурная процессия растягивается от храма до дороги…

Эта история одной семьи с хорошим началом и страшным финалом. Ему — 38 лет. Ей — 36. Кирилл — бывший предприниматель, теперь безработный, и Анастасия — индивидуальный предприниматель. У них было трое детей: Владимир — 18 лет, Владислав — 17, любимая доченька — девятилетняя Кира. В 2015 году построили новую долгожданную квартиру по улице Тимофея Абрамова (именно там произошла трагедия). Внешне положительная, благополучная семья. Что происходило внутри — знают лишь они.

Летом 2015–го Анастасия собрала вещи и ушла от Кирилла. Жила на старой съемной квартире по улице Советской. С ней переехал и старший сын. Владислав и Кира остались с отцом. Кирилл сильно переживал разрыв. Часто искал встречи с женой. Они долго спорили, потом ругались. Как рассказали знакомые, сбегались — разбегались.

В роковое воскресенье Владимир и Кира были у бабушки (вернувшись от нее, Вова отправился к маме) в микрорайоне Заречном, Влад — с отцом. О том, что сердце не хотело отпускать внуков, 74–летняя Любовь Козачек рассказывает сквозь рыдание:

— Часов в шесть сын приехал на такси. Я их собрала. Мои родненькие… Я ж их с самого детства годовала. Накормила, дала с собой бульбы и сала. Перекрестила. Если бы знала, что такое случится, ни за что бы не отпустила. Что же это? Как? Зачем? Я к Кириллу в больницу пошла. Спросить. В глаза посмотреть. А меня милиция не пустила. Говорят, не положено к арестованному. Он — за решетку, они — в землю. За что мне это?

На этот вопрос нельзя найти разумного ответа. Пьяный отец (в крови Кирилла будет обнаружено 2 промилле алкоголя — бутылка водки) сначала расправился с Владом. Парень, ни о чем не подозревая, играл на компьютере. Отец подошел сзади, ударил школьника по голове тяжелым предметом, потом начал душить. Убив сына, пришел на кухню к дочери. Она делала уроки. Девятилетняя Кира, кстати, названная в честь папы, почти не сопротивлялась смертельным объятиям — следов борьбы не было обнаружено.

a8debb771fdecbae7b938b940ae7fc4f

9-летняя Кира

Два тела убийца бросил в квартире. Набрал 102, сообщил о своей бессмысленной жестокости. Не дожидаясь милиции, отправился к жене, чтобы рассказать, какой он ей сделал «подарок».

Анастасия не верила словам. Даже не поняла, что трагедия — не пьяная выдумка. Но Кирилл ее не слушал. Он вышел на балкон четвертого этажа, перелез через перила на козырек. Прохожие, заметив пьяного человека в критическом положении, стали звонить спасателям. Однако при появлении пожарной машины убийца решился на прыжок. После удара об асфальт остался жив. Карета скорой помощи доставила его в реанимацию.

Заместитель главного врача по хирургии Мозырской городской больницы Владимир Хоха говорит о характере травм:

— Были установлены следующие повреждения: черепно–мозговая травма, сотрясение мозга, повреждение позвоночника и перелом бедра. Пациент находится в сознании. Проходит лечение в отделении реанимации. Состояние тяжелое, но стабильное. Если говорить о прогнозах, то характер травм таков, что выздоровление возможно. Попыток суицида больше не наблюдалось.

На похоронах о Кирилле никто не вспоминал. Мать убитых детей просто несли на руках — от горя она еле держалась. Одноклассницы Киры не пришли — нельзя девятилетним на похороны подруги. Это не для детских глаз. Вместо них классный руководитель девочки — Тамара Шумак. Как и остальные учителя, она только молча вытирала слезы.

Одноклассник Влада Максим Васюков вспомнил, как парень строил планы:

— Учился хорошо. Был компанейским. Хотел поступать в университет, выбирал факультет…

Я  смотрел на желтый песок и лопаты, воткнутые возле ямы, сжатые кулаки старшего брата Вовы, почерневшее лицо матери. Вспомнились слова сухой официальной сводки Следственного комитета: «Возбуждено уголовное дело по факту убийства двоих детей». Убийцу ждет суровое наказание, вплоть до смертной казни. Наверное, у многих здесь такие мысли — о возмездии. Вдруг за плечо меня тронул священник — протоиерей Валерий Пивоваров:

— Вы журналист? Будете писать статью? Прошу, напишите про каинову печать — пожизненную печать для убийцы. Не знаю, что решит суд человеческий, но этого детоубийцу нельзя казнить — это слишком просто. Он должен жить с этим клеймом, помнить о нем, искупать каждый день. Бог так решил. Иначе, когда прыгал с балкона, разбился бы. Пусть всю жизнь молится за убитых ангелов…

 Станислав Галковский, «СБ»

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ

Загрузка...