Полоцкий коллекционер: «Мне этот Ленин уже снится, я и чай с ним...

Полоцкий коллекционер: «Мне этот Ленин уже снится, я и чай с ним пью»

0a09a33f769e5adfafe642ae55ee6f58

В Полоцке попасть из настоящего в прошлое можно даже не изобретая машину времени. Достаточно посетить домашний музей Николая Панкрата «Эпоха Ленина».

Мужчина едва ли не всю жизнь коллекционирует бюсты Ленина, портреты вождей, значки, флаги и разнообразные документы. Музей в собственном доме он открыл 9 лет назад — специально к 90-летию со Дня Октябрьской революции.

Улицу Котовского в частном секторе микрорайона «Задвинье» города Полоцка иногороднему найти без навигатора непросто. Но уже свернув на нее, проехать мимо крыльца, где вход «охраняют» гигантские бюсты Ильича и его современников со снежными шапками на головах, просто невозможно, отмечает gorod212.by.

000027_6b0c217155c1834e432580610027a2f0_319240

На входной двери посетителей встречает надпись «Общество без прошлого — как человек без тени». Эту мысль в ходе экскурсии не раз повторяет и сам Николай Панкрат. Заходим внутрь — стены длинного коридора с обеих сторон закрыты витринами с экспонатами: маленькими и средних размеров бюстами и статуэтками, барельефами и гербами, значками и медалями, знаменами и гобеленами, школьными грамотами, календарями, открытками, марками, книгами… А замыкает этот калейдоскоп небольшая комната со старыми телевизорами, радиоприемниками и проигрывателями.

«Столько всего! А не боитесь, что ограбят?» — спрашиваю. «Сигнализация на входе есть, а вообще, когда про охрану спрашивают, отшучиваюсь и показываю картину, где Ленин с ружьем», — отвечает Николай Панкрат.

Тем временем всматриваюсь в экспозицию и вдруг понимаю, что передо мной знакомый со школьной скамьи профиль с бакенбардами. Как здесь Пушкин оказался? Да не один — весь стеллаж слева ему посвящен. Николай Панкрат объясняет: примерно с 2014 года под одной крышей мирно соседствуют два музея: «Эпоха Ленина» и «А. С. Пушкин. Взгляд из прошлого». С русским поэтом у Николая Глебовича особая связь. Его мать родилась 10 февраля — в день смерти Пушкина — в деревне, входившей в колхоз имени Пушкина. Родители, когда поженились, жили на улице Пушкина. Имя поэта носит и полоцкая улица, на которой сейчас живет сын Николая Глебовича. С Лениным таких мистических совпадений в жизни коллекционера не было. Просто в какой-то момент он счел своим долгом сохранить то, что люди стали выбрасывать из своей жизни и вычеркивать из памяти. Экспонаты полочанин покупал, обменивал, находил на свалках, получал в дар.

«Вот здесь вся стена — это предметы из музея 37-й Речицкой дивизии, где я когда-то служил. А вот уголок, посвященный истории моего детства, пионерии», — показывает хозяин и без того говорящую за себя советскую атрибутику. В том числе особенно дорогой для него экспонат — спасенную из реки скульптуру Володи Ульянова, перед которой давным-давно пионер Панкрат произносил свою первую в жизни клятву «горячо любить и беречь Родину». Затем показывает еще один раритет — бронзовый герб БССР весом почти 200 кг, который был найден в 1991 году, сразу после развала Советского Союза.

Но особо впечатляют полки, сплошь заставленные бюстами, барельефами и скульптурными композициями вождя мирового пролетариата всех калибров из бронзы, чугуна, фарфора, гипса… «Самые ценные — подписные. Таких у меня около сотни. Вот посмотрите — бюст, подаренный Николаю Викторовичу Подгорному (в числе прочих должностей он занимал и должность председателя Президиума Верховного Совета СССР), вот — коллективу цеха-победителя соревнования в честь 50-летия Октября. И другие», — Николай Панкрат поочередно достает бюсты и показывает подписи на них, хотя многие экспонаты итак уже заботами хозяина имеют поясняющие таблички. Жаль, что напротив некоторых композиций, например, где дедушка Ленин не то поучает, не то успокаивает плачущего мальчика, комментарий отсутствует.

«А вот здесь обменный фонд — более 150 вариантов Ленина. Сколько их всего у меня, я уже не знаю. Когда последний раз считал, было более 700, потом перестал. Да ведь не в количестве дело!» — отмечает Николай Панкрат.

Бросаем короткий взгляд на витрину, посвященную Дзержинскому. Затем на противоположную — здесь неожиданно отведено место для Высоцкого и «Битлз». И поднимаемся на второй этаж, где, наконец (!), находим двух Крупских. Однако пары Наденек на сотни Владимиров как-то маловато. Зато Ильича и здесь можно видеть в самых разных вариациях. Маленький кудрявый Вова Ульянов застенчиво улыбается, Ульянов-гимназист читает книгу, Ленин в элегантном костюме, Ленин с печником, Ленин читает газету, вглядывается вдаль, указывает путь к светлому будущему…

«Мне этот Ленин уже снится. Я и чай с ним пью», — отшучивается хозяин и показывает на портрет Ильича в своем кабинете напротив письменного стола. Кроме бюстов уже упомянутых исторических личностей в музее «Эпоха Ленина» можно увидеть изваяния Маркса, Сталина, Горького, Маяковского, Есенина.

Николай Панкрат хочет переименовать музей, чтобы сместить акценты и как-то примирить тех, у кого разные взгляды на историю. После того как коллекционер стал первым белорусом, награжденным российским Почетным знаком имени Саввы Морозова (за то, что чтит память о прошлом), он углубился в изучение биографий разных личностей, без которых Октябрьская революция бы не состоялась. Пока же о всенародном бунте и событиях, которые ему предшествовали, напоминают лишь единичные экспонаты — кружка моряка, служившего на «Авроре», сборники революционных песен и песен гражданской войны, страницы из газет «Известия» и «Правда», листки «Искры». А еще — отрывной календарь, который раскрыт на дате 7 ноября, или 25 октября по старому стилю.

Обычно ближе к этой дате в домашнем музее особенно оживленно. В этом году 7 ноября собираются посмотреть экспозицию военнослужащие Полоцкого погранотряда. Однако пенсионер Николай Панкрат признается, что устал за это время смертельно. Тяжело самому содержать такие площади: убирать, что-то ремонтировать, водить экскурсии. «В могилу с собой этот музей не заберешь, на детей такую ношу оставлять не хочу. Хорошо бы в Беларуси найти кого-нибудь, кто бы продолжил мое дело. А продать эту коллекцию ради обогащения — это все равно что себя не уважать. Будет выглядеть так, будто я сдался. Это память про наших предков, которые жили в советскую эпоху. И она должна остаться в нашей стране, хотя в России есть покупатели, $1,5 млн предложили. Но я даже за $2 млн бы не продал», — заявляет собеседник.

Но, несмотря на эти сетования, планов у коллекционера море: расширить действующие экспозиции, создать новые из материалов, посвященных истории своей малой родины — Дисненского края (современный Миорский район), а также Полоцка и Новополоцка. И еще космосу. Под все эти «прожекты» Николай Панкрат потихоньку строит на своем участке новое здание — побольше. Пожелав ему успехов в реализации задумок, выбираемся обратно на подмороженные циклоном Gisi полоцкие улицы. И заметив на одной из них уже другого — заснеженного Ленина, думаю: как хорошо, что есть благодаря энтузиастам островки уюта даже для памятников.

 

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ

Загрузка...