Умершего при домашних родах в Витебске младенца похоронили без матери — она...

Умершего при домашних родах в Витебске младенца похоронили без матери — она находится в СИЗО

Тридцатиоднолетнюю Ольгу С., у которой при родах на квартире в Витебске погиб ребенок, арестовали в тот день, когда она с мужем готовилась похоронить дочку. Подробности этого дела сообщила «Народным новостям Витебска» мать Ольги.

Ольга с мужем и первой дочкой. Courtesy photo

Ольга с мужем и первой дочкой

Несколько лет назад Ольга вышла замуж за россиянина и переехала к мужу в Санкт-Петербург, позже она получила российское гражданство, не отказываясь при этом от белорусского. После того как забеременела, женщина заинтересовалась домашними родами и в 2014-2015 годах прошла годичные курсы вынашивания здорового ребёнка и домашних родов у квалифицированной акушерки. В результате первого ребенка она родила на дому в Санкт-Петербурге, помогал ей при этом только муж, тогда девочка родилась совершенно здоровой.

Во время второй беременности Ольга решила пожить у матери, чтобы та в это время помогала ей с первым ребенком, который был на грудном вскармливании. В Беларуси она встала на учет в женской консультации, предупредив, что хотела бы рожать дома.

17 февраля, в пятницу, Ольга последний раз посетила гинеколога, где ей, по словам матери, сказали, что предают медицинскую карту в и посоветовали самой туда явиться в понедельник. Однако она все же планировала рожать дома, в субботу или воскресенье для этого в Витебск должен был приехать ее муж.

Вечером в пятницу Ольга с дочкой и своей мамой съездили в баню, где бабушка с внучкой парились. Домой они вернулись на такси около 17:00 и женщина занялась стиркой, а, когда развешивала бельё, вдруг почувствовала боль.

После этого Ольга ушла в спальню, а за ней в комнату пыталась попасть дочка, которая стала стучать в дверь и плакать. Бабушке пришлось унести ребенка в другую комнату, чтобы успокоить. Примерно через десять минут она услышала крик: «Мама, вызывай «скорую!»», прибежала в спальню и увидела, что дочь держит на руке новорожденного ребёнка, который посинел и ни разу не закричал.

Мать Ольги в 19:43 набрала на сотовом телефоне 103 и попросила срочно прислать «скорую», так как родился мертвый ребенок. Дочка ее поправила, что ребенок жив и ему необходима медицинская помощь, и женщина, как она говорит, пересказала это диспетчеру.

Распечатка звонков с мобильного телефона матери Ольги

Распечатка звонков с мобильного телефона матери Ольги

Ольга рожала в доме №9 на улице Мясникова, это примерно в 1,3 километрах от станции скорой медицинской помощи у автовокзала и в 4,7 километрах от Витебской городской клинической больницы скорой медицинской помощи. Когда через 10 минут медики не появились, мать роженицы еще раз набрала 103 и попросила поскорей прислать машину, повторив диспетчеру, что ребенок подает признаки жизни. Эти звонки подтверждаются детализацией разговоров, предоставленной сотовым оператором.

Во время ожидания «скорой» Ольга с новорожденным перешла в ванную, чтобы обмыть себя и ребенка. Как утверждает ее мать, они не проводили никаких реанимационных мероприятий, которые, как говорится в пресс-релизе СК, усугубили состояние ребенка, а ожидали медиков.

«Скорая» приехала около 20:00, вошедшие в квартиру две женщины сразу же вызвали реанимационный автомобиль, но сами, по словам матери роженицы, никакой первой помощи не оказали. Лишь когда Ольга попросила ножницы, чтобы перерезать пуповину, медики сделали это своим инструментом.

Реанимобиль пришлось ожидать около 20 минут, когда машина подъехала, то Ольга сама спустилась вниз с завернутым в пленки ребенком на руках. Как утверждает ее мать, ссылаясь на информацию от адвоката, в родильное отделение Витебской городской клинической больницы скорой медицинской помощи новорожденного доставили в 20:28. Там девочку пытались спасти, ее подключили к аппарату искусственной вентиляции легких, но в 21:40 констатировали смерть ребенка.

После этого Ольга, отказавшись от медицинской помощи, так дома ждал грудной ребенок, около 3:00 на такси вернулась в квартиру матери. Позже из Санкт-Петербурга приехал ее муж.

Диагноз, поставленный Ольге в московской клинике

Диагноз, поставленный Ольге в московской клинике

Уголовное дело было возбуждено 2 марта, в тоже время следователь Александр Вальков не стал избирать меру пресечения для подозреваемой и разрешил ей выехать в Россию для лечения, с условием, что она будет являться в Следственный комитет по вызовам — утверждает мать Ольги. В Москве у женщины обнаружили понижение гемоглобина и диагностировали анемию в тяжелой степени. По словам матери Ольги, следователь звонил ей два раза, она сообщала дочери, и Ольга два раза приезжала на допросы. В апреле же она снова переехала в Витебск к матери, а в мае приехал и ее муж.

До начала мая родителям не возвращали тела дочки для похорон. Мать Ольги считает, что возможной причиной было то, что муж ее дочери собирался провести независимую повторную экспертизу. Как бы то ни было, после визита к следователю 5 мая, сославшись на то, что хочет съездить на море для лечения малокровия, Ольга наконец получила разрешение забрать тело дочери.

Родители стали готовится к похоронам, но ранним утром 6 мая, в тот день, когда была назначена кремация, за Ольгой пришла милиция, и ее арестовали. С тех пор женщина находится в витебском следственном изоляторе.

За время содержания под стражей с Ольгой в мае смог увидеться муж, а в июне дали разрешение на свидание матери. Больше встреч следователь не разрешал. Отклонено было и поданное в июле ходатайство об изменении меры пресечения, так как следователь считает, что обвиняемая, находясь на свободе, может скрыться от следствия, а из СИЗО-2 дали заключение, что она не нуждается в экстренной медицинской помощи и стационарном лечении.

Родственники ожидали, что Ольгу вскоре выпустят и не хоронили ребенка. Но, когда стало ясно, что под стражей ее будут содержать до суда, женщина через адвоката дала разрешение похоронить девочку без ее присутствия. Похороны провели в июле.

По ранее отобранным витебскими экспертами материалам была проведена повторная экспертиза в Минске, которая, со слов матери Ольги, установила, что девочка умерла от асфиксии.

Женщина убеждена, что ее дочь не виновна в смерти новорожденного, а роды, как таковые, были преждевременными, а не специально подготовленными домашними. В то же время она склонна винить медиков, по ее мнению, не оказавших своевременно необходимую медицинскую помощь ребенку.

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ

Загрузка...