Суждено ли Беларуси превратиться в ИТ-страну?

Суждено ли Беларуси превратиться в ИТ-страну?

seva i cepkaloС начала 2017 года президент угрожает превратить Беларусь в «ИТ-страну» — так сказать, распространить историю успеха Парка высоких технологий (ПВТ) на всю Беларусь. Получится ли?, задается вопросом Белгазета и дает на него следующий ответ.

ИТуда и сюда

Бывшему высокопоставленному чиновнику Администрации президента Всеволоду Янчевскому (на фото справа) предстоит доказать, что государство может не только создавать условия для развития ИТ-бизнеса, как это вполне успешно делал бывший глава ПВТ Валерий Цепкало

СТРАНА НА РОВНОМ МЕСТЕ

Уже с полгода практически в каждом своем публичном выступлении президент РБ рассказывает, что в стране вот-вот создадут сказочные условия как для собственных, так и для зарубежных ИТ-компаний. Которые, конечно же, сразу переедут в Беларусь, а офисы Apple в Купертино и Microsoft в Редмонде придется отдать под социальное жилье для негров.

«Мы перед собой поставили амбициозную задачу превратить Беларусь в ИT-страну. В ближайшее время мы примем правовые основы для подобного развития ситуации в Беларуси, — заявил президент 30 июня в Москве. — В ближайшем будущем, буквально этим летом, нашим государством будут приняты кардинальные меры по развитию ИТ-индустрии».

По сути, с начала нынешнего года в президентском окружении сформировалось две группировки чиновников экономического блока. Первая представлена правительством (премьер и вице-премьеры, ключевые министры), а также руководством верхней и нижней палат парламента. Они продолжают разрабатывать «планы развития» до 2020-го, 2030-го и далее годов, делать ставку на машиностроение, АПК и интеграционные проекты с Россией.

Вторая группировка сформировалась из молодых чиновников Администрации президента (АП). Они делают ставку на развитие Беларуси как ИТ-страны — это не условное обозначение, а название конкретного проекта. Развитие планируется по двум направлениям. Первое — превратить страну в идеальное место для базирования ИТ-компаний. Сегодня в Европе таким местом считается Ирландия. Задача — привлечь в Беларусь офисы и центры разработки (R&D) Microsoft, Oracle, Facebook и других корпораций. Якобы благодаря этому общая выручка от экспорта ИТ-продукции достигнет десятков миллиардов долларов.

Второе направление — интеграция высоких технологий в промышленность и агропром РБ. Авторы новой концепции хотят перенести в традиционное народное хозяйство современные технологии ведения бизнеса, уже отработанные успешными белорусскими ИТ-компаниями. Правда, никто пока не поясняет, куда и как из промышленности и АПК убрать целое поколение менеджеров, привыкших к плановой экономике. Судя по инсайдам, именно отказ Валерия Цепкало масштабировать ПВТ на всю страну и стал причиной его отставки.

Не так давно в Сети появился и проект президентского декрета о ПВТ (далеко не окончательный, как говорят). В числе предлагаемых нововведений — смягчение требований к бухгалтерской документации, вывод резидентов из-под действия законодательства о внешнеторговых операциях и запрет возложения субсидиарной ответственности, разрешения на договоры convertible note и non-compete, легализация криптовалют и ICO. Впрочем, пока непонятно, что будет хотя бы, например, с «налогом на Google» (НДС с зарубежных электронных услуг), который в РБ должен быть введен с 1 января 2018г.

ОРЛЫ В НЕВОЛЕ НЕ ПЛОДЯТСЯ

Впервые Александр Лукашенко заговорил о превращении всей Беларуси в ИT-страну 13 марта т.г. Тогда, посещая компании Exp(capital) и Banuba Development еще недавно опального Виктора Прокопени, президент публично поддержал эту концепцию. Курирует проект назначенный после этого визита новый глава ПВТ Всеволод Янчевский. Сам Янчевский по итогам той встречи заявил, что в будущем Беларусь станет ИТ-страной и лидером в Восточной Европе.

 

Возможно ли инновационное развитие по самым современным бизнес-моделям, если его курируют госчиновники? Можно ли себе представить, что президент США назначает чиновника, ответственного за развитие Силиконовой долины, и издает соответствующие указы? Ответ отрицательный. ПВТ потому и стал успешен, что государство выбрало политику невмешательства в дела этой «песочницы» для отечественного ИT-бизнеса.

Цепкало просто не вмешивался в вопросы бизнеса, он ничего не «развивал», он создавал условия для работы. А вот Янчевскому уже поручено именно «развивать».

Если у кого короткая память,  пусть он почитает, что в Беларуси произошло со всеми отраслями, за развитие которых бралось государство.

Программы цифровой экономики есть и в других странах. Например, в Америке ее курирует Минторг. Но основных целей американской программы всего четыре: способствовать распространению свободного и открытого Интернета; повышать «уровень доверия онлайн»; обеспечивать максимальный доступ работников, семей и компаний к цифровым технологиям и, наконец, «продвижение инноваций». Это вся госпрограмма в стране, где цифровая экономика уже дает изрядную долю ВВП, а США — крупнейший экспортер цифровых сервисов.

Осталось упомянуть один момент. Авторы инициативы ИТ-страны мечтают о приходе максимального числа иностранных ИТ-компаний — даже в ущерб собственным, белорусским. Почему? Да потому что выгоднее и безопаснее поддерживать иностранный бизнес, чем нянчиться со своим, склонным качать права.

Посмотрите на успешные белорусские ИТ-проекты. Мессенджер Viber изначально был белорусским лишь номинально. У Wargaming штаб-квартира на Кипре. Приложение Masquerade продано Facebook, Maps.me продан российской Mail.ru Group. PandaDoc развивается как американская компания. В Беларуси дислоцированы лишь центры разработки и поддержки пользователей, т.е. офисы с командами программистов.

 

КОНКУРЕНТЫ ПОДРАСТАЮТ

В первые годы своего существования ПВТ действительно был уникальной для региона площадкой. Но соседи не сидят сложа руки и реализуют похожие проекты. Какие-то из них могут уступать по размерам льгот, но выигрывать по качеству жизни для ИT-специалистов (Вильнюс). Другие же привлекают объемом госинвестиций в ИT (Москва).

За несколько последних лет Литва сильно продвинулась в направлении конкуренции белорусскому ПВТ. Началось все в 2012г., когда в стране при содействии фонда European Jeremie Initiative было учреждено 5 венчурных фондов. А в 2014г. при поддержке муниципалитета Вильнюса было инициировано создание Vilnius Tech Park, задача которого — объединить под одной крышей стартаперов, инвесторов и акселераторов. Для этих целей город выделил больничный комплекс в парке Сапеги недалеко от исторического центра; 18 зданий XIXв. общей площадью свыше 9 тыс. кв.м реконструировали, превратив в современные рабочие пространства.

Объем инвестиций составил 5 млн. евро. Была создана эффективная инфраструктура для развития бизнеса, включая доступ к венчурным фондам, акселераторам, юридическим и HR-компаниям, конференц-залам, кафе. То есть в одном месте расположится все, что нужно для начала ведения ИT-бизнеса. Примечательно, что 2/3 площадей было зарезервировано еще в ходе строительства.

И в Литву начали перебираться айтишники. Преимущественно разработчики игр: сейчас game development переживает настоящий бум. Потянулись и белорусы, несмотря на наличие распиаренного ПВТ. Офисы в Вильнюсе открыли такие изначально белорусские компании, как Promwad (проектирует и производит электронные устройства, например, датчики Lapka для iPhone), Game Show (выросла из минского проекта Алексея Бурдыко Techlabs), стартап JetCat Games (тактическая онлайн-игра Heliborne).

Справка «БелГазеты». Литва занимает 15-е место в рейтинге самых свободных экономик мира, 11-е — по легкости открытия бизнеса, а также 2-е место в Европе по индексу инвестиционной привлекательности.

Россия пытается «взять свое» за счет вливания в ИТ-сектор огромных денег. 5 июля Владимир Путин на заседании Совета по стратегическому развитию и приоритетным проектам сообщил, что уже в этом году власти потратят RUR200 млрд. на информационные технологии. В частности, предусмотрено финансирование российских компаний — центров компетенции в сфере цифровых технологий.

Уже на следующий день министр связи и массовых коммуникаций РФ Николай Никифоров представил Путину разработанную министерством программу «Цифровая экономика». По словам министра, главная идея программы — создать в России набор условий для запуска и ускорения цифровизации привычного жизненного и экономического уклада. «Нам нужно… чтобы РФ была той юрисдикцией, куда мечтают прийти разработчики перспективных цифровых технологий: разрабатывать, обкатывать их именно здесь, в России, и в перспективе предлагать эти решения уже на экспорт», — сказал Никифоров.

С 1 июля вступил в действие указ президента Узбекистана о создании ПВТ в этой стране. Точное название технопарка — Инновационный центр по поддержке разработки и внедрения информационных технологий Mirzo Ulugbek Innovation Center. Концепция работы близка к принципам белорусского ПВТ, но возможности и льготы шире, чем в Беларуси.

Справка «БелГазеты». Базовые принципы работы узбекского ПВТ: 1) экстерриториальность — резиденты парка не обязаны базироваться в одном географическом месте; 2) освобождение компаний-резидентов от всех налогов, сборов, платежей в различные фонды, таможенных платежей за ввозимое оборудование; 3) с сотрудников компаний-резидентов до 1 января 2028г. взимается подоходный налог (7,5%) и отчисления в пенсионный фонд (4,5%); 4) освобождение от обязательной продажи валютной выручки; 5) предоставление резидентам права осуществлять продажу услуг за границу через собственные интернет-магазины без документального оформления экспорта и валютного контроля, а также 6) права выплачивать зарплату сотрудникам и дивиденды акционерам в инвалюте.

К слову: консультантом при создании в Ташкенте Mirzo Ulugbek Innovation Center был Валерий Цепкало.

 Белгазета

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ

Загрузка...