Забил жену насмерть: пила и изменяла прямо дома

Забил жену насмерть: пила и изменяла прямо дома

В Кормянском районе трое детей осиротели в один день. Мать погибла, а отцу грозит 18 лет.

Нездоровая ситуация в семье длилась годами, супруг проявлял чудеса терпения, но однажды нервы все же сдали. Тяжелую историю гибели благополучной некогда семьи рассказал на страницах районной газеты «Зара над Сожам» Виктор Ильющенко, который на выездном заседании областного суда присутствовал в качестве народного заседателя.

Историю, которую я хочу поведать, вызвала у меня двоякое чувство. Первое: совершать насилие над человеком, тем более женщиной, недопустимо в любых случаях. А второе: не всегда терпение, даже у мужчины, может быть безграничным, однажды наступает момент, когда точка кипения превышает допустимый уровень, тем более если она еще была простимулирована некоторым количеством алкоголя.

В выездном заседании областного суда, который рассматривал уголовное дело, я был народным заседателем. Поэтому повествование свое строю на личных впечатлениях, а еще опираясь на справку, которую мне предоставила старший следователь Кормянского районного отдела Следственного комитета Республики Беларусь, майор юстиции Татьяна Леоненко, она же и вела расследование преступления.

В одной из деревень нашего района жила самая обычная семья. Работали, растили детей, наживали имущество. Можно сказать, что было все, как у многих. Когда начался разлад? Сейчас очень трудно сказать.

Возможно он уже назревал со временем, а может быть произошел после того как старший сын и средняя дочь подросли, младшенького пришло время отдавать в детский сад, а у самой хозяйки закончился декретный отпуск.

По словам мужа, его любимая Е. начала пить горькую, иногда уходила в многодневные запои, во время которых могла исчезать из дома на несколько дней. Сельчане нашептывали:»Скрутилась с соседом, который и спаивает ее«. Не верил им В. Решил, мол пока сам не увидит, не будет ничего предпринимать. Но червяк сомнения закрался в душу. Пытался он вразумить свою благоверную. Устроил ее на работу в полеводческую бригаду. Вроде бы все стало налаживаться, но ненадолго. Вновь стала приходить домой в хорошем подпитии. Руководство сельхозпредприятия предложило семейной паре устроиться на молочно-товарную ферму. Начали работать. Вместе возвращались домой, вместе уходили на работу. Все снова стало приходить в норму.

Стоило только В. перейти работать механизатором в мехпарк, а Е. уйти из телятниц в операторы машинного доения, пьянки, загулы, исчезновения из дома пошли по новому кругу. Мало того, в доме стали появляться незнакомые мужчины. На расспросы: «Кто это?», были короткие ответы: «Не твое дело». Кроме этого Е. закрутила тайный роман с соседом. Но, что может быть тайным в деревне?

Дошло до того, что В. застукал парочку в кустах за интересным занятием. По словам В., он никогда пальцем не тронул свою жену, лишь ругал, пытался пробудить совесть, материнские, супружеские чувства. Вроде бы это возымело действие, но ненадолго.

Через небольшое время все начиналось по новому. Говорят, что лучшая защита — это нападение. Попыталась этот принцип воплотить и Е. Она обвинила своего мужа в шашнях с бухгалтером. Обстановка в доме накалилась. Вот-вот произойдет взрыв. Так и случилось.

В тот день В. должен был убирать комбайном приусадебные участки. Однако пришлось стоять из-за отсутствия горючего. В заначке у него имелась бутылка водки. Раз работы не было, можно и расслабиться. Сорокаградусное содержимое емкости постепенно перекочевало в организм. Хорошо захмелевший мужчина решил отправиться домой. Сел на велосипед и покрутил педали в сторону своей усадьбы.

Подъезжая к дому, почуял неладное, на крыльце стоял односельчанин Ц. Припарковав велик у заборчика, В. прошел через вторую калитку во двор и зашел через другой вход. В веранде стояла супруга, на столе возвышалась наполовину отпитая бутылка вина, рядом расположилась нехитрая закуска и несколько стаканов. Односельчанина уже не было, постарался быстро ретироваться. Между супругами началась словесная перепалка. Никто друг другу не уступал. Мало того, Е. начала оскорблять мужа. Тот, подогретый спиртным, начал наносить удары кулаком, когда та упала — ногами. Тумаки сыпались один за другим.

Согнав первые приступы злобы, В. схватил благоверную за волосы и потащил в кладовую. Там распахнув крышку подпола, столкнул обмякшее тело в зияющую пасть темного проема. Опустив крышку, прикрыв дверь кладовой, отправился в комнату, по пути кулаком разбил оконное стекло в веранде. Присел на диван, закурил. Злость стала постепенно проходить, да и хмель куда-то улетучился.

Примерно через час решил проверить состояние наказанной. Спустившись по лестнице в подпол, приподнял тело, которое не подавало признаков жизни. Прислушался, дыхания не было. Попытался вытащить женщину наружу, но силы его оставили.

Пришла мать. Спросила, где жена, тот ответил, что скорее всего убил ее. Старушка всхлипнув, выбежала прочь. Непослушными руками В. начал набирать номер телефона скорой и милиции. Дежурный РОВД, уточнив подробности, сказал, что наряд скоро будет на месте.

И вот приехал наряд РОВД, приступили к начальной процедуре следствия. Как все проходило — это, как говорится, пусть останется за кадром.

Было два судебных заседания, на которых заслушивались многочисленные свидетели, выступали эксперт судебно-медицинской экспертизы, обвинитель, адвокат. Я видел толстые тома уголовного дела, знакомился с фотографиями с места происшествия, изучал данные экспертизы об увечьях, нанесенных В. своей некогда любимой жене. Все было удручающим. Огорчало еще то, что два сына и дочь в одночасье осиротели. Мать — на кладбище, отец — за решеткой на скамье подсудимых. А ведь было видно, что ребята растут толковыми. И тут такой крутой фортель сделала судьба.

У судьи областного суда я поинтересовался сроком, грозящим обвиняемому. Тот ответил, что смягчающих вину обстоятельств очень мало, поэтому грозит срок до 18 лет. В итоге взвесив все «за» и «против» суд приговорил мужчину к 13 годам лишения свободы в колонии строгого режима. Апелляционную жалобу не подавали. Да и зачем? Не факт, что суд высшей инстанции не ужесточит приговор.

Семейное неблагополучие зачастую приводит к плачевным результатам. Один из членов семьи или погибает, или становится калекой, другой отправляется в места не столь отдаленные. А ведь в нашем случае что-то можно было изменить, избежать непоправимого. Не будь равнодушия, неоправданного терпения, попрания семейных, душевных, человеческих ценностей.

 

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ

Загрузка...