Алкогольное разгуляево, или Как большевики с зеленым змием боролись

Алкогольное разгуляево, или Как большевики с зеленым змием боролись

Новая рабоче-крестьянская власть, установившаяся после победы Октября в Минске, в числе первоочередных задач наметила обуздать растущее пьянство и положить конец бесконтрольному распространению спиртного. Жесткий контроль решено было установить даже за продажей одеколона.

«Военно-революционный комитет запретил продажу спирта в городе; уличенные в продаже и изготовлении спиртных напитков будут арестовываться, а заведения, рестораны и притоны, где идет торговля спиртом, будут секвестрированы и переданы демократическим организациям для устройства чайных, читален, столовых и т.д.», — писала в ноябре 1917 года большевистская газета «Звязда».

8 декабря 1917 года минская милиция организовала первые засады в Комаровском лесу, а также на Логойском и Борисовском трактах с целью задержания лиц, которые ввозят в город спирт из районных винокуренных заводов.

Между тем алкогольное разгуляево творилось не только на белорусской земле. Особенно мощным оно было в городе на Неве.

Немногие знают, что Зимний дворец подвергался штурму дважды. Первый раз в достопамятную ночь под холостой залп «Авроры», а второй – несколькими днями позднее, когда народ заподозрил, что большевистские комиссары намереваются уничтожить вино и водку, хранившиеся в Зимнем дворце. В итоге солдаты и матросы взяли дворец вторично.

По воспоминаниям людей из ленинского окружения, Владимир Ильич находился в эти дни в полной растерянности; как пишут люди из его окружения, «судорога подергивала его лицо». Один из организаторов революции 1917 года Лев Троцкий в книге «Моя жизнь» свидетельствовал: «Вино стекало по канавам в Неву, пропитывая снег. Пропойцы лакали прямо из канав».

Восстановить порядок большевикам удалось с большим трудом. Народу при этом погибло больше, чем во время первоначального взятия Зимнего дворца.

До винных погребов Зимнего «революционные массы» в Петрограде добрались в ночь на 8 декабря. Выходившая  в те дни петроградская социалистическая газета с забавным названием «В глухую ночь» свидетельствовала:

«Начавшийся ночью разгром винного погреба Зимнего дворца продолжался целый день. Смена караула дала определенные результаты: вновь прибывшие тоже напивались. К вечеру вокруг погреба оказалось много тел без чувств. Всю ночь шла пальба. Стреляли преимущественно в воздух, однако было немало жертв. Когда пожарные стали заливать подвал водой, солдаты ныряли и доставали вино. Некоторые при этом затонули в подвале. Со вчерашнего дня в городе появилась масса продавцов вин из запасов Зимнего дворца. Солдаты продавали заграничный коньяк по двадцать рублей, а старое выдержанное вино по 5 и 7 рублей за бутылку».

В свою очередь один из участников тех событий большевик-анархист Федор Дугов в своих мемуарах свидетельствует:

«Некоторые члены Военно-революционного комитета предлагали разогнать пьяниц во дворе Зимнего броневиками и пулеметами. Об осуществлении этого дикого проекта не могло быть и речи, это могло привести к немедленному восстанию гарнизона. Был проект под предлогом перевозки вина в Кронштадт отправить его в Швецию, которая предлагала несколько миллионов рублей золотом. Но кронштадтцы и слышать об этом не хотели. Последнее решение — разлить вино в подвале и выкачать в Неву — тоже потерпело фиаско…

…Наконец член комитета Галкин, заявивший, что он сам любитель выпить, даже и не царское вино, и поэтому вполне понимающий психологию солдат, предложил объявить, что вино из царских подвалов в ознаменование победы отдается солдатам гарнизона и будет ежедневно отпускаться представителям частей из расчета две бутылки на человека в день. Таким образом пьянство было узаконено и введено в рамки.

В казармах шел пир горой, до тех пор пока не покончили с последней бутылкой. Тут вспомнили, что помимо царского вина есть еще вино в других подвалах города. На помощь солдатам пришли доброхоты из народа, которые разведывали, где находятся частные погреба и наводили солдат на мысль о разгроме этих погребов.

Для ВРК наступил самый критический период за все время переворота. По улицам бродили пьяные банды, терроризируя население стрельбой. Разгорелась вражда между солдатами и большевиками, иногда противодействовавшим погромам. В силах революции намечался раскол. В ВРК царило смятение. Телефоны заливались пронзительным треском: «Громят, громят!»…

…Все свободные от караула солдаты латышских полков, состоявшие почти сплошь из большевиков с анархическим уклоном, были высланы на грузовиках для ликвидации погромов. Но это было непросто, солдаты громили винные погреба при полном вооружении, а иногда даже под прикрытием пулеметов…».

Пьяные погромы прокатились не только по революционному Петрограду, но и по всем закуткам недавно рухнувшей империи. В некоторых районах они продолжались вплоть до марта 1918 года. Они были показателем состояния общества и особенно настроений солдатской массы. Многие считали, что большевики это «не всерьез и не надолго», поэтому надо пользоваться неразберихой. И пользовались, пока власть не стала жесткими методами бороться с погромами, пьянством и практически не ввела сухой закон.

19 декабря 1919 года СНК РСФСР принял постановление за подписью В. И. Ленина — «О воспрещении на территории страны изготовления и продажи спирта, крепких напитков и не относящихся к напиткам спиртосодержащих веществ». Наказание нарушителям декрета было суровым — не менее 5 лет тюремного заключения с конфискацией имущества.

Следствием этого было не только улучшение нравов, но и усиление самогоноварения, особенно в деревне. В значительной мере это усугубило продовольственный кризис — самогон в то время гнали в основном из зерна.

«Сухой закон» отменили только во времена НЭПа, в августе 1923 года.

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ

Загрузка...