Гранд-дама советской эпохи. Мариэтта Шагинян

Гранд-дама советской эпохи. Мариэтта Шагинян

sssr_1988_g_shaginjan

35 лет назад, 20 марта 1982 года,  умерла писательница Мариэтта Шагинян. Герой Социалистического Труда, лауреат Сталинской и Ленинской премий.

Редкий случай, когда грешно сказать: не дожила, не доработала, не успела. Всего несколько дней не дотянула она до 94-летнего рубежа. Ее писательская деятельность длилась более 70 лет, написала она на редкость много и, что называется, реализовала себя полностью. «Жадность к жизни, прямота, бесстрашие и аскетизм в быту…», — писал о Мариэтте Шагинян в некрологе писатель Федор Абрамов.

А писать ей было про что – ведь Шагинян была свидетельницей и активной участницей всех событий, происходивших в России на протяжении трех четвертей ХХ века. В юные годы лично общалась со многими людьми, чьи имена составляют гордость русской культуры – с Дмитрием Мережковским и Зинаидой Гиппиус, с Андреем Белым, с Сергеем Рахманиновым. Состояла с ними в переписке – но, увы, долгие годы не могла по цензурно-идеологическим условиям ничего толком опубликовать ни из своего архива, ни из личных воспоминаний; все приходилось корежить, резать и приспосабливать к условиям эпохи.

Особое место в творчестве писательницы занимают книги на  ленинскую тему: романы-хроники «Семья Ульяновых» и «Первая  Всероссийская».

Биографические материалы о Ленине и его семье Шагинян собирала много лет. Но первое издание хроники «Семья Ульяновых», вышедшее в свет в 1935 году, вызвало резкое недовольство Сталина. А 5 августа 1936 года появилось постановление Политбюро ЦК ВКП(б) «О романе Мариэтты Шагинян «Билет по истории» часть 1. «Семья Ульяновых»», в котором автора подвергли критике, а сам роман на долгих 22 года попал в индекс запрещенных книг.

Постановление осудило и поведение Надежды Крупской, которая, «получив рукопись романа Шагинян, не только не воспрепятствовала появлению романа в свет, но, наоборот, всячески просвещала Шагинян по различным сторонам жизни Ульяновых и тем самым несла полную ответственность за эту книжку». Далее в постановлении говорилось: «Считать поведение Крупской тем более недопустимым и бестактным, что тов. Крупская сделала все это без ведома и согласия ЦК ВКП(б), за спиной ЦК ВКП(б), превращая тем самым общепринятое дело составления произведений о Ленине в частное и семейное дело и выступая в роли монополиста и истолкователя общественной и личной жизни и работы Ленина и его семьи, на что ЦК никому и никогда никаких прав не давал».

Гнев «отца всех народов», оказывается, вызвало опубликование сведений о том, что в жилах Ленина — по отцу — течет калмыцкая кровь. Кроме того, дед Ленина по материнской линии в этом издании «Билета по истории» был указан как малоросс (то, что он был крещеным евреем, тщательно скрывалось: документы о национальности и крещении деда Ленина были впервые обнаружены историком Михаилом Штейном в Центральном государственном историческом архиве только в 1964 году).

В предреволюционные годы фактор «крови» при определении национальной принадлежности не имел существенного значения. Решающими факторами являлись вера и язык. Ульянов (Ленин) вырос в православной семье и полагал себя русским, кем и являлся по родному языку, воспитанию и образованию. Но для Сталина огромную роль в данном случае играл и этнический признак. По его убеждению, вождь мирового пролетариата, «основатель первого в мире социалистического государства» должен был выглядеть в глазах миллионов людей русским человеком без оговорок. Нежелательные же моменты в его родословной следует замалчивать. Замалчивать необходимо было и другие «нежелательные» факты из биографии Ильича. Например, его непростые (и очень человечные!) отношения с Инессой Арманд. Или тот факт, что он и Крупская венчались в церкви, о чем никогда не говорилось и применительно к Сталину и его первой жене.

11 октября 1956 года  ЦК КПСС своим постановлением «О порядке изданий произведений В.И. Ленина» отменил упомянутое  постановление от 1938 года «как ошибочное и в корне неправильное». А в следующем году увидело свет  переработанное издание романа Шагинян «Семья Ульяновых».

wr-720.sh-18

…Последние годы жизни Мариэтта Шагинян жила в небольшой московской двухкомнатной квартире на первом этаже обычного жилого дома. Обходилась безо всяких изысков и роскоши, пользовалась стандартным советским набором мебели, бытовых предметов и одежды. Единственным «предметом роскоши» в ее доме было старенькое пианино. Ничего масштабного она уже не публиковала – возраст был почти библейский, здоровье препятствовало работе. Собрала только книгу публицистики «Столетие лежит на ладони».

После того, как времена переменились, некогда знаменитого автора «ленинианы»  помнят немногие, многотомное творчество Шагинян подзабыто, а интерес к темам, которые она поднимала, потерян. Возможно, незаслуженно, но пока потерян. А вот образ человека необыкновенной силы духа, первой женщины, взошедшей на гору Арагац, темпераментной и энергичной дамы, никому не позволявшей за себя платить («Я старая богатая писательница, а вы молодой бедный дебютант, так что никаких разговоров!») – этот образ жив.

Похоронили Мариэтту Шагинян на Армянском кладбище в Москве.

 

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ

Загрузка...