Фронтовые сто грамм

Фронтовые сто грамм

90

75 лет назад — 22 августа 1941 года – вышло постановление Государственного комитета обороны № 562 «О введении водки на снабжение в действующей Красной армии».

Документом предписывалось, начиная с 1 сентября 1941 года каждому бойцу и командиру передовой линии действующей армии выдавать ежедневно по 100 граммов 40-градусной водки. Слова про «передовую линию» вписал в проект постановления лично Сталин: тыловым крысам главком велел не наливать. Не полагался алкоголь и штрафникам.

Спустя три дня директива была детализирована секретным приказом Наркомата обороны: помимо красноармейцев и командиров на передовой, на «водочное довольствие» ставились также выполняющие боевые задания авиачасти и инженерно-технические подразделения обслуживания полевых аэродромов. Впоследствии круг бойцов, имеющих право на водочное довольствие, служивших в разных родах войск и на различных боевых позициях, то сужался, то расширялся, а нормы выдачи спиртного то увеличивались, то уменьшались. Наконец 23 ноября 1943 года, через три месяца после Курской битвы и форсирования Днепра, ознаменовавших завершение коренного перелома в ходе Великой Отечественной войне, Сталин окончательно утвердил водочные нормы, которые действовали до самой Победы: 100 грамм для бойцов на передовой и 50 — для остальных.

Согласно данным Центрального военного архива, с 25 ноября по 31 декабря 1942 года Закавказский фронт выпил 1,2 миллиона литров водки, Западный – около 1 млн., Сталинградский – 407 тыс., Карельский – 364 тысячи литров. Под конец войны армия ежемесячно выпивала 45 железнодорожных цистерн традиционного русского напитка.

Снабжением армии водкой руководил лично нарком внешней торговли СССР Анастас Микоян, а глава транспортного ведомства Лазарь Каганович нес персональную ответственность за «погрузку и перевозку спирта, посуды и ящичной дощечки для водочных заводов, поставляющих водку Красной Армии».

100gram

На передовую согревающий напиток подвозили тремя способами: в дубовых бочонках, молочных жестяных бидонах и стандартной винно-водочной посуде. Использованная стеклотара тут же превратилась в стратегическое сырье. Стекольные заводы всей страны работали на единственного заказчика – Главспирт Наркомпищепрома СССР. А Управление продовольственного снабжения Красной армии было обязано обеспечить в полуторамесячный срок возврат на предприятия этого ведомства не менее половины стеклянной посуды и не менее 80 процентов бочек. Кстати, именно тогда впервые в СССР появились дожившие до нынешнего времени пункты приема стеклотары.

Учитывая стрессовую ситуацию и тяжелые физические условия на фронте, регулярное потребление солдатами и офицерами умеренного количества алкоголя считалось с медицинской точки зрения вполне разумным, а 100-граммовая доза водки представлялась оптимальной. Водку использовали как противошоковое средство при ранениях, ею «обмывали» награды, согревались в мороз. «Фронтовые сто граммов стали дороже снарядов и спасали солдат от обморожения, так как многие ночи они проводили в чистом поле на голой земле», — отмечал Федор Ильченко, один из самых известных участников Сталинградской битвы, лично предъявивший ультиматум о капитуляции фельдмаршалу Паулюсу.

Впрочем, Государственный комитет обороны заботился не только о выпивке, но и о закуске. Еще до введения фронтовых ста граммов, 15 июля 1941 года он принял постановление «О норме сухого пайка армейской полукопченой колбасы». Бойцу Красной Армии надлежало съедать в сутки по 110 граммов этого невиданного многими красноармейцами на гражданке деликатеса, в состав которого входило 45% говяжьего мяса, 20% свинины, 15% грудинки и только 20% соевой массы. При этом ГКО не ограничивался обеспечением армии лишь основными видами продовольствия (хлеб, мясо, крупы и т.д.): 23 июня 1943 года им было приято постановление № 3634, предусматривающее заготовку 405 тысяч тонн квашеной капусты, 61 тысячи тонн соленых огурцов и 27 тысяч тонн соленых помидоров. Выполнение планов по засолке считалось «делом большой государственной важности» и курировалось руководителями республик, краев и областей.

Александр КУТУЗОВ, vitebskcity.info

1 КОММЕНТАРИЙ

  1. Прочитаешь эту статью — и почему-то создается впечатление, что благодаря водке победили в войну!
    А ведь эти «водочные пайки» приводили к существенному росту потерь личного состава.
    …В результате уже 30 апреля 1943 года вышло новое постановление ГКО № 3272 «О порядке выдачи водки войскам действующей армии». Приказом утверждалось прекратить с первого мая текущего года выдачу водки личному составу. 100 грамм полагалось теперь только бойцам передовой, участвующим в наступательных операциях, всем остальным — в дни общественных и революционных праздников.
    …Генерал армии Николай Лященко вспоминал: «Восторженные поэты назвали эти предательские сто граммов «боевыми». Большего кощунства трудно измыслить. Ведь водка объективно снижала боеспособность Красной Армии». Отрицательно отзывался о «наркомовских 100 граммах» и Григорий Чухрай: «Нам в десанте давали эти пресловутые «сто грамм», но я их не пил, а отдавал своим друзьям. Однажды в самом начале войны мы крепко выпили, и из-за этого были большие потери. Тогда я и дал себе зарок не пить до конца войны».
    …Прошедший всю войну гвардии сержант Владимир Иванович Трунин вспоминал, что танкистам, запрещалось не только пить на фронте, но и курить — в танках стояли кассеты со снарядами, во время работы дизеля была опасность детонации от паров масляного бака, разогретого до 130 градусов. Водку же, как утверждает ветеран, давали только в стрелковых частях, и то нерегулярно. Многие от водки оказывались, либо меняли свою «сотку» на более необходимые в условиях войны вещи. Снабжение частей «горючим» в конце войны закончилось, однако многие ветераны так и не смогли отказаться от привычных 100 граммов. Это породило послевоенный рост алкоголизма в стране.

    Источник: «Наркомовские 100 грамм»: между мифом и правдой
    © Русская Семерка russian7.ru

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ

Загрузка...