Музыка в осажденном городе. Пушки молчали

Музыка в осажденном городе. Пушки молчали

75 лет назад – 9 августа 1942 года — в Большом зале Филармонии в блокадном Ленинграде впервые была исполнена Седьмая («Ленинградская») симфония Дмитрия Шостаковича.

Мужеству жителей города можно только позавидовать. Для того чтобы ленинградская премьера симфонии состоялась, с фронта были присланы музыканты оркестра Радиокомитета, которые под руководством дирижера Карла Элиасберга смогли в короткий срок подготовить выступление, ставшее еще одним примером непоколебимой силы духа ленинградцев.

Нам трудно представить, как жили люди в блокаду. И мы можем лишь догадываться, чем был для блокадников этот концерт. Им важно было даже в осажденном голодающем городе вести нормальную жизнь. Именно поэтому ленинградцы выходили на уборку улиц. Именно поэтому они так рады были, что в их городе наперекор врагу звучит музыка.

Весь оркестр искал по Ленинграду одну картофелину, но не для того, чтобы съесть, а с тем, чтобы накрахмалить манишку дирижера. Все должно было быть по-настоящему, без скидок на войну и блокаду.

…На сцену вышли музыканты. За дирижерский пульт встал Карл Элиасберг. Он был во фраке и фрак висел на нем, как на вешалке, так исхудал он за зиму. Мгновение полной тишины и вот началась музыка.

Во время исполнения симфонии на город не упал ни один вражеский снаряд, ни одна фашистская бомба. По приказу командующего Ленинградским фронтом маршала Говорова все вражеские точки были заблаговременно подавлены. Пушки молчали, пока звучала музыка Шостаковича…

По какому-то злому совпадению, ровно через 33 года после ленинградской премьеры Седьмой симфонии – день в день – перестало биться сердце ее создателя.

За свою жизнь Дмитрий Шостакович написал 15 симфоний, несколько опер и балетов, а также музыку к 35 кинофильмам и многим спектаклям. Атмосфера эпохи не раз опасно сгущалась над его головой. Он от природы не был склонен к открытым формам протеста, легко уступал настырным ничтожествам в силу особой интеллигентности, деликатности и беззащитности перед грубым произволом. Но так было только в жизни – в искусстве Шостакович оставался верен своим творческим принципам и утверждал их в том жанре, где чувствовал себя вполне свободным.

«Когда я работаю, вернее, сочиняю, — писал композитор, — тогда мне живется лучше. Если я не сочиняю, я чувствую себя плохо»…

В быту Дмитрий Дмитриевич был застенчив и крайне рассеян. Обожал своих детей — Максима и Галину. Любил футбол и с удовольствием ходил на матчи поболеть. Вплоть до последних лет жизни ему приходилось кормить огромную семью: жену, детей, внуков, домработницу — всего дюжину человек…

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ

Загрузка...