Кино в рабочее время смотрим? Предъявите документы!

Кино в рабочее время смотрим? Предъявите документы!

35 лет назад — 7 января 1983 года — в ЦК КПСС состоялось совещание по вопросам укрепления трудовой дисциплины, после чего начались «андроповские облавы».

Придя к власти после смерти Брежнева, «интеллектуал от КГБ» Юрий Андропов планировал многое изменить в застойном и, как тогда говорили, «запойном» советском обществе. Боролся с коррупцией, пытался вывести на мировой уровень экономику, слегка приподнял железный занавес – дал разрешение на выпуск грампластинок с песнями западных звёзд, был негласным покровителем творческой элиты, в том числе Юрия Любимова и Евгения Евтушенко. Но всё же этот генсек запомнился большинству прежде всего «укреплением социалистической дисциплины труда», оригинальными методами борьбы с прогульщиками и тунеядцами.

По инициативе нового генсека в стране началась кампания по массовому выявлению нарушителей трудовой дисциплины, тунеядцев и прогульщиков. У проходных заводов ловили опаздывающих работников. Милиция и дружинники устраивали облавы в кинотеатрах, магазинах и других местах скопления людей, проверяя документы. Каждый задержанный в рабочее время, скажем, в бане или парикмахерской должен был объяснить, почему он, собственно, не на работе.

Хуже всего пришлось тем, кто находился в командировке в чужом городе и был среди дня задержан, например, в магазине. В его командировочном удостоверении ставили штамп, который означал, что человеку не оплатят расходы на командировку и дорогу.

Списки пойманных в рабочее время прогульщиков передавали руководству предприятий, где числились граждане, а оно уже выбирало наказание согласно постановлению Совмина СССР №745 «О дополнительных мерах по укреплению трудовой дисциплины». В нём, в частности, говорилось: «…к рабочим и служащим, отсутствующим на работе более трёх часов в течение рабочего дня без уважительных причин, применяются такие же меры ответственности, какие установлены за прогул».

То есть руководство предприятий и организаций могло уменьшить отпуск провинившемуся, перевести его на низкооплачиваемую работу на срок до трёх месяцев (без права уволиться по собственному желанию в этот период), лишить премий, отгулов, наконец, отчитать на собрании, объявить выговор или взыскание.

Прогульщиков-рецидивистов, то есть тех, кого в рабочее время ловили уже не в первый раз, руководство было обязано уволить. «Неспособность руководителя обеспечить надлежащую дисциплину труда на полученном участке работы должна расцениваться как несоответствие занимаемой должности», – говорилось всё в том же постановлении.

Пресса песочила прогульщиков с энтузиазмом и юмором. «Тунеядцы – наши враги. Хлеб трудовой от них береги!», «Вон дармоедов с тёпленьких мест! Кто не работает, тот не ест!» – такими лозунгами пестрели передовицы. Журналисты включились в борьбу с прогульщиками и публиковали репортажи с мест «преступлений».

«11 часов утра. Город живёт повседневной трудовой жизнью. Однако все ли труженики добросовестно исполняют свои обязанности, за которые получают гарантированную зарплату? Вместе с группой дружинников и сотрудников милиции направляемся в расположенный в Нижегородском районе кинотеатр имени Минина. В одном из залов идёт утренний сеанс. Премьера остросюжетного фильма. В зале полным-полно народа самых разных возрастных категорий, почти все билеты в кассе распроданы. Советская конституция гарантирует гражданам право на отдых. Однако и обязанность трудиться никто не отменял… Сотрудники милиции просят приостановить сеанс на десять минут. Начинается проверка документов. И вежливый вопрос: где работаете? Где учитесь? Почему в рабочее время не на учёбе или не на работе? Почти у всех находится та или иная «веская причина».

– Отпросился по личным обстоятельствам…

– У меня отпуск…

– У нас занятия отменили…

– Отпустили пораньше…

После выяснения всех обстоятельств сотрудники милиции составляют списки. Ну а завтра уже руководителям предприятий, учреждений и учебных заведений придётся нести ответ, действительно ли их сотрудники и обучающиеся имели веские причины для свободного времяпрепровождения в установленные часы работы и учёбы».

Это текст передовицы газеты «Горьковский рабочий». Примерно такие же заметки в 1983 году появились в тысячах других газет.

Первый результат всех этих усилий по укреплению трудовой дисциплины был впечатляющим: производительность труда в СССР только за месяц поднялась на 13%. Но постепенно кампания сошла на нет. Наивное стремление простыми способами решить назревшие экономические проблемы, естественно, ни к чему не привело.

Следует признать: Андропов начал требовать повышения дисциплины и от руководящих работников. Об этом свидетельствовало его выступление на заседании Политбюро ЦК КПСС 31 мая 1983 г. Декларировал он и ограничение привилегий – к примеру, относительно строительства дач. Однако на практике настоящая борьба развернулась с дачами трудящихся. Требовалось, чтобы максимальная площадь дома была 25 м2, веранды — 10 м2, высота потолка – 2,5 м…

Уже спустя несколько месяцев после своего назначения Юрий Андропов заболел, а ещё через полгода скончался. Многие свои начинания он просто не успел довести до конца, а многие так и остались идеями. Хотя, как считают некоторые современные историки, именно Андропов в 1982-м зажёг ту искру, из которой спустя годы возгорелось пламя горбачёвской перестройки. Да и сам Горбачёв был его ставленником.

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ

Загрузка...