Княгиня Дарья Ливен. Мата Хари ей в подметки не годится

Княгиня Дарья Ливен. Мата Хари ей в подметки не годится

Dorothea_von_Lieven

160 лет назад — 27 января 2017 года — ушла из жизни княгиня Дарья Ли́вен, урожденная Доротея фон Бенкендорф, знаменитая «светская львица» первой половины XIX века, тайный агент русского правительства в Лондоне и Париже, прозванная «дипломатической Сивиллой». Вошла в историю как «первая русская женщина-дипломат».

Суперзвездой женского шпионажа считается Мата Хари, расстрелянная 15 октября 1917 года. Большинство историков, однако, уверено, что масштаб ее секретной деятельности сильно преувеличен. А в реальности были дамы и покруче.

— Создан миф, — говорит писатель Геннадий Соколов, много лет занимающийся историей мировых разведок. — Мата ничего из себя не представляла как шпионка, танцовщица, историческая фигура. Громкие имена политиков, якобы связанных с этой куртизанкой, тоже неизвестны. Ее дневники — явная подделка с упором на эротику. Однако миф о Хари затмил истинных героинь невидимого фронта. Первая в этом ряду — наша соотечественница Дарья Ливен. Имперский агент самого Александра I, не допустившая за 45 лет деятельности ни единого промаха. В искусстве женского шпионажа, включая эскорт-услуги, ее до сих пор никто не смог превзойти.

Дарья была родной сестрой хорошо известного всем нам еще со школьной скамьи шефа жандармов Александра Бенкендорфа. А Ливен она стала после замужества. Правда, до этого имела все шансы стать графиней Аракчеевой, супругой будущего военного министра, на которого гениальный Пушкин написал множество приличных и еще больше неприличных эпиграмм.

Дело в том, что после смерти родителей Дарьи попечительство над ней взяла лично императрица Мария Федоровна. Она же считала своим долгом обеспечить своей образованной и очень способной подопечной хорошее замужество. Первым кандидатом на руку и сердце был граф Алексей Аракчеев. Узнав о том, за кого ее хотят выдать, потенциальная невеста пришла в ужас. Возможно, сама она и не отличалась классической красотой, но мы поймем чувства молодой особы, когда прочтем описание внешности жениха, составленное современником:

«По наружности Аракчеев похож на большую обезьяну в мундире. Он был высок ростом, худощав и жилист; в его складе не было ничего стройного; так как он был очень сутуловат и имел длинную тонкую шею, на которой можно было бы изучать анатомию жил, мышц и т. п. Сверх того, он как-то судорожно морщил подбородок. У него были большие, мясистые уши, толстая безобразная голова, всегда наклоненная в сторону; цвет лица его был нечист, щеки впалые, нос широкий и угловатый, ноздри вздутые, рот большой, лоб нависший. Чтобы дорисовать его портрет — у него были впалые серые глаза, и всё выражение его лица представляло странную смесь ума и злости».

По контрасту с Аракчеевым второй кандидат, предложенный императрицей, граф Христофор Ли́вен показался Дарье Бенкендорф красавцем, и она с готовностью с ним обвенчалась.

Граф Ливен был дипломатом, служил в Петербурге, позже в Берлине, затем был направлен послом в Лондон. Со временем его супруга также блестяще освоила это хитрое ремесло, оставив в тени своего вполне достойного супруга.

Как отмечают историки, «никогда ещё иностранка не получала столько сведений об английском обществе из первых рук и не обладала в нём бóльшим влиянием». Полученные сведения графиня передавала супругу либо направляла дипломатической почтой брату в Санкт-Петербург».

Благодаря своему деятельному характеру и широкому кругу знакомств графиня Ливен  сделалась одной из законодательниц мод лондонского общества. Кстати, считается, что именно она познакомила англичан с вальсом.

1024px-Almack's_Longitude_and_Latitude

Карикатура Крукшенка на графиню Ливен и князя Козловского.

При этом русская графиня — и при здравствующем муже, и тем более после его смерти — имела множество романов с высокопоставленными особами, что открывало ей доступ к самым строгим секретам и охраняемым тайнам. На протяжении десятка лет её связывали романтические отношения с австрийским канцлером Меттернихом и французским премьер-министром Франсуа Гизо. Так, благодаря своей близости с Гизо во время Крымской войны она служила негласным посредником между враждующими сторонами.

Она и умерла на руках у Гизо. Случилось это 27 января 1857 года в ее парижском особняке. 71-летнюю Дарью Ливен свел в могилу тяжелой формы бронхит.

Она была похоронена в чёрном бархатном платье фрейлины российского императорского двора и княжеской короне, с распятием из слоновой кости в руках.

Жизнь и деятельность «первой русской женщины-дипломата» по возможности засекретили для мемуаристов. С одной стороны, дабы не всплыли секреты государственной важности, а с другой, — пикантные сведения о личной жизни весьма влиятельных европейских особ.

 

 

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ

Загрузка...