Любовь, кошмары и триумфы Сергея Королёва

Любовь, кошмары и триумфы Сергея Королёва

korolyov

110 лет назад, 12 января 1907-го, в Житомире родился мальчик, которому суждено было вывести человечество в космос. Речь о Сергее Королёве — учёном, конструкторе, главном организаторе производства ракетно-космической техники и ракетного оружия СССР, основоположнике практической космонавтики. Именно по инициативе этого уроженца земли украинской и под его непосредственным руководством был осуществлён запуск первого искусственного спутника Земли и первого космонавта планеты Юрия Гагарина.

Впрочем, об этом периоде жизни Сергея Павловича написаны тома. А вот о том, что этому предшествовало (включая тюрьму и лагерь), о личной жизни мы и расскажем.

Украинский старт

Будущий создатель ракет родился в семье учителя русской словесности Павла Королёва (он был родом из Могилёва) и дочери нежинского купца Марии. Серёже было около трёх лет, когда мать ушла из семьи. Малыша отправили в Нежин к бабушке Марии Матвеевне и дедушке Николаю Яковлевичу по материнской линии.

В 1915-м Королёв поступил в подготовительные классы гимназии в Киеве, а в революционном 1917-м пошёл в первый класс гимназии в Одессе, куда переехали мать и отчим — Григорий Баланин.

В гимназии, впрочем, учился недолго — её закрыли. Потом были четыре месяца единой трудовой школы, а далее получал образование дома, благо мать и отчим были учителями, а Баланин, помимо педагогического, имел инженерное образование.

Именно в Украине Сергей «заболел» небом. Он интересовался авиатехникой, в 1922-1924 гг., учась в строительной профессиональной школе, занимался во многих кружках и на разных курсах. Познакомился с лётчиками Одесского гидроотряда, был лектором по ликвидации авиабезграмотности, в 17 лет создал проект безмоторного самолёта К-5, официально защищённого перед компетентной комиссией и рекомендованного к постройке.

Поступив в 1924 году в Киевский политехнический институт по профилю авиационной техники, Королёв за два года освоил в нём общие инженерные дисциплины и стал спортсменом-планеристом. Осенью 1926-го он перевёлся в Московское высшее техническое училище им. Баумана.

Ракетное начало

В ноябре 1929-го Королёв на планёре «Жар-птица» сдал экзамены на звание «пилот-паритель», а в декабре того же года защитил дипломную работу — проект лёгкого самолёта СК-4. Также им были спроектированы планёры «Коктебель» и «Красная Звезда».

В сентябре 1931-го Королёв и талантливый энтузиаст в области ракетных двигателей Цандер добились создания в Москве Группы изучения реактивного движения (ГИРД). Спустя полгода эта организация стала, по сути, государственной научно-конструкторской лабораторией по разработке ракетных летательных аппаратов. Именно там были созданы и запущены первые советские жидкостно-баллистические ракеты.

В 1933-м на базе московской ГИРД и ленинградской Газодинамической лаборатории (ГДЛ) был создан Реактивный научно-исследовательский институт под руководством Ивана Клеймёнова. Сергей Королёв был назначен его заместителем в ранге дивинженера.

В 1935-м он уже — начальник отдела ракетных летательных аппаратов. В следующем году ему удалось довести до испытаний крылатые ракеты: зенитную — 217 с пороховым ракетным двигателем и дальнобойную — 212 с жидкостным ракетным двигателем.

В его же отделе в 1938-м были разработаны проекты жидкостных крылатой и баллистической ракет дальнего действия, авиационных ракет для стрельбы по воздушным и наземным целям и зенитных твердотопливных ракет. Но расхождения во взглядах на перспективы развития ракетной техники вынудили Королёва оставить пост зам. директора. Он был назначен на рядовую должность старшего инженера. В том же году — 27 июня — его арестовали по ложному обвинению во вредительстве.

Арест и идея спасения

Sergey-Korolev-arest-02

«Его пытали, чтобы он сознался, — уверяет единственная дочь Королёва — Наталья Сергеевна. — Его избивали, а потом следователь применил психологический приём: «Если ты не сознаешься, завтра арестуют твою жену, а твоя дочь отправится в детский дом». Мысль об этом для отца была ужасна. И он решил подписать нелепые обвинения, а на суде всё отрицать. Но на суде ему не удалось сказать ни слова».

Сначала арестовали Ивана Клейменова — директора Реактивного института, потом Георгия Лангемака — главного инженера, одного из создателей легендарной «катюши». Их семьи были репрессированы.

«Если бы мой отец оставался на должности заместителя директора, нас бы постигла такая же участь, — уверяет Наталья Сергеевна. — Спас его характер. У него были большие разногласия с Клейменовым. Кадровый военный, тот думал больше об обороне страны, а Сергей Павлович мечтал ещё и о космических полётах. В конечном итоге Клейменов поставил вопрос: «Я или Королёв»… Когда папу арестовали, мне было всего три года. Мама поседела в ночь ареста. А ей было всего 30 лет. Она сказала, что будет хлопотать за мужа, но семейный совет решил, что — не имеет права это делать, потому что у неё маленький ребёнок. На спасение единственного сына бросилась моя бабушка, мама отца, Мария Николаевна. Она писала письма, телеграммы Сталину, Ежову, потом Берии. Ответа не было».

Реальную идею спасения подал… сам Королёв. В одном из писем он упомянул, что слышал о полёте на Дальний Восток женского экипажа, в котором была и знаменитая Валентина Гризодубова. А ещё попросил передать поклон дяде Мише.

«То, что папа был знаком с Валентиной Степановной, в семье, конечно, знали, но кто такой дядя Миша, поняли не сразу. Мужчин с таким именем в нашей семье не было, — рассказывает дочь конструктора. — Когда стали анализировать письмо, догадались, что это может быть только Михаил Громов, один из первых Героев Советского Союза. Адресов Громова и Гризодубовой в нашей семье никто не знал, но бабушке удалось их найти».

Заступничество Героев помогло. Без их вмешательства Королёв, скорее всего, погиб бы в лагере на Колыме. Громов написал записку председателю Верховного суда Ивану Голякову… Тот дал задание Военной коллегии Верховного суда СССР, впаявшей Сергею Павловичу 10 лет исправительно-трудовых лагерей, «проверить правильность осуждения».

Ад Колымы

Сергей Королёв прошёл Бутырку в Москве, пересыльную тюрьму в Новочеркасске. 21 апреля 1939 года попал на Колыму, где находился на золотом прииске Мальдяк Западного горнопромышленного управления (там в брезентовых палатках при 50-градусных морозах жили заключённые) и был занят на так называемых «общих работах». 23 декабря 1939 года направлен в распоряжение Владлага.

«Папа чудом остался в живых. Я летала на прииск «Мальдяк» летом 91-го года. Это был небольшой посёлок, где сохранились два барака, в которых жило начальство. Но была ещё жива лагерный врач Татьяна Дмитриевна Репьева. Она, конечно, не помнила заключённого Королёва, но рассказала, как спасали людей от цинги: приносили из дома сырую картошку, натирали дёсны больных, делали отвары из еловых шишек. Отец смог выжить, — рассказывает дочь конструктора. — Большую роль в его спасении сыграл и Михаил Усачев, бывший до ареста директором Московского авиационного завода (там построили самолёт, на котором разбился Чкалов). Усачев был мастер спорта по боксу, и он решил навести порядок в лагере, где правили уголовники. Вызвал старосту: «Показывай своё хозяйство!» Зашли в палатку, где лежал мой умирающий отец. Усачев спросил: «Это кто?» — «Это Король, из ваших, но он уже не встанет!» Когда Усачев откинул лохмотья и увидел моего отца, которого знал раньше, он понял, что его надо спасать. Добился перевода отца в лазарет и заставил уголовников делиться своими пайками. А вскоре пришёл приказ направить папу в Москву для пересмотра дела».

Свершения в заключении и слава после смерти

Две легенды - КОРОЛЁВ и ГАГАРИН.

В Москву Королёв прибыл 2 марта 1940 года, где спустя четыре месяца был судим вторично Особым совещанием, приговорён к 8 годам заключения и направлен в московскую спецтюрьму НКВД ЦКБ-29, где под руководством легендарного Туполева (также заключённого), принимал активное участие в создании бомбардировщиков Пе-2 и Ту-2. Одно из своих любимых выражений — «Хлопнут без некролога» — Королёв подхватил именно тогда, когда работал в так называемой туполевской «шараге».

Учитывая, что Сергей Павлович инициировал проекты управляемой аэроторпеды и нового варианта ракетного перехватчика, в 1942-м его перевели в другое КБ тюремного типа — ОКБ-16 при Казанском авиазаводе № 16, где велись работы над ракетными двигателями новых типов с целью применения их в авиации.

В начале 1943-го он был назначен главным конструктором группы реактивных установок. Занимался улучшением технических характеристик пикирующего бомбардировщика Пе-2, первый полёт которого с действующей ракетной установкой состоялся в октябре того же года.

В июле 1944 года Королёва по личному указанию Сталина досрочно освободили из заключения со снятием судимости, но без реабилитации (её он добился лишь 13 лет спустя).

Ещё год Сергей Павлович проработал в Казани, а в августе 1946-го был назначен Главным конструктором Особого конструкторского бюро № 1 (ОКБ-1), созданного в подмосковном Калининграде (12 апреля 2001 года переименован в Королёв), для разработки баллистических ракет дальнего действия, и начальником отдела № 3 НИИ-88 по их разработке. Практически сразу же появился Совет главных конструкторов.

Впереди были — создание баллистических ракет, отправка автоматических станций на Луну, запуск первого спутника земли и (12 апреля 1961-го) первого пилотируемого космического корабля «Восток-1», который вывел на околоземную орбиту космического пионера — Юрия Гагарина. Потом были другие «Востоки…», первая женщина-космонавт (Валентина Терешкова), первый выход в открытый космос (18 марта 1965 года это сделал Алексей Леонов).

…При жизни имя гения считалось секретным. Оно не упоминалось в новостях ни при запуске первого спутника, ни при полёте Гагарина. Лишь после смерти Королёва слава о нём стала всемирной, а именем легендарного уроженца Украины стали называть улицы, города. Среди прочих имя Королёва носят высокогорный пик на Памире, перевал на Тянь-Шане, астероид, а также крупный кратер на Луне.

Бывшая супруга вышла за лучшего друга

Сергей Павлович с женой Ксенией ВИНЦЕНТИНИ 
и единственной дочерью Наталией.

Первой женой Сергей Королёва была Ксения Винцентини, в жилах которой текла итальянская кровь.

«Мама была блестящим хирургом-травматологом, она проработала 60 лет. Когда отцу пришлось работать в Подлипках, он предлагал маме бросить работу в Москве. Может быть, она и пошла бы на это, но до неё дошёл слух, что у него роман с Ниной Ивановной, работавшей на его предприятии переводчицей, которая была моложе мамы на 13 лет, — вспоминает дочь генконструктора Наталия, ставшая известным хирургом, доктором медицинских наук, профессором. — Мама поехала как-то в Подлипки к отцу и услышала за дверью женский голос. Она всё поняла, даже не стала заходить. Поплакала и уехала обратно. Было тем более обидно, потому что она была беременна. Отец хотел второго ребёнка, но в такой ситуации она от него избавилась».

В браке со второй супругой у Королёва детей не было.

«Может быть, в какой-то степени её Бог наказал. Она вторглась в нашу семью, зная, что у Сергея Павловича есть жена и ребёнок. Так что я — его единственная дочь. Но надо отдать должное: Нина Ивановна посвятила ему всю жизнь, — рассказывает Наталия Сергеевна. — Мама продолжала любить моего отца и только через годы вышла замуж за его лучшего друга Евгения Сергеевича Щетинкова, с которым он вместе работал в Реактивном институте. Он даже ездил к Сергею Павловичу и спрашивал, не возражает ли он. Постепенно мама его полюбила. А он влюбился в неё с первого взгляда ещё в 1931 году».

После развода дочь долго не виделась с отцом. Но в 1961-м, когда вышла замуж (и когда Гагарин полетел в космос), они вновь стали встречаться.

Удар следователя способствовал смерти десятилетия спустя

Медицинское заключение о болезни и причине смерти Сергея Королёва, опубликованное 16 января 1966 года (спустя два дня после его смерти на операционном столе), звучит следующим образом: «Тов. С.П. Королёв был болен саркомой прямой кишки. Кроме того, у него имелись: атеросклеротический кардиосклероз, склероз мозговых артерий, эмфизема лёгких и нарушение обмена веществ. С.П. Королёву была произведена операция удаления опухоли с экстирпацией прямой и части сигмовидной кишки. Смерть тов. С.П. Королёва наступила от сердечной недостаточности (острая ишемия миокарда)».

Оперировал генконструктора министр здравоохранения СССР, профессор Петровский. Но это не помогло. Остановить кровотечение, удалив полипы, не удалось. Приняли решение о вскрытии брюшной полости. Когда стали подбираться к месту кровотечения, обнаружили ту самую саркому — злокачественную опухоль величиной с кулак. Петровский принял решение удалить её. При этом произвели удаление части прямой кишки. Предстояло вывести оставшуюся часть через брюшину.

По некоторым данным, в связи с невылеченной травмой, полученной после ареста в 38-м (на допросе следователь сломал Королёву челюсть, ударив графином по скуле; вследствие неудачного сращения кости, Сергей Павлович не мог достаточно широко раскрывать рот во время еды), генконструктору не смогли корректно ввести дыхательную трубку в трахею…

Гроб с телом Королёва был установлен в Колонном зале Дома Союзов. Для прощания с покойным был открыт доступ 17 января 1966 года с 12.00 до 20.00. Похороны с государственными почестями состоялись на Красной площади 18 января. Урна с прахом Королёва захоронена в Кремлёвской стене.

Андрей ПИТОНОВ, donbass.ua

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ

Загрузка...