«Русский фашист» и «французский шпион» Андрей Туполев

«Русский фашист» и «французский шпион» Андрей Туполев

Слава и гордость советского авиапрома Андрей Туполев в репрессивном 1937 году в одночасье стал «врагом народа» — шпионом, вредителем и членом контрреволюционной организации.

80 лет назад, 21 октября, выдающегося авиаконструктора, к тому времени уже награжденного тремя орденами Ленина, орденами Красной Звезды и Трудового Красного Знамени, арестовали прямо в рабочем кабинете и увезли в Бутырку.

Кроме убойного обвинения в организации «русско-фашистской партии», ему пытались вменить связь с профессорами-кадетами, высланными за границу, вредительство при подготовке рекордных перелетов Громова, внедрение порочной американской технологии, срыв сроков строительства новых корпусов Центрального аэрогидродинамического института (ЦАГИ), а также несовершенство всех самолетов, созданных в его КБ, даже тех, которые всем авиационным миром признавались вершиной современной конструкторской мысли.

Туполев был представителем славной традиции русского авиастроения, бурно развивавшегося в России в начале века. Естественно, он был связан с мировой авиаконструкторской мыслью, был носителем ее лучших традиций. Теперь этого независимого, с трудным характером «старого спеца», представителя русской интеллигенции  поставили «на конвейер» — весьма распространенный в то время способ выколачивания показаний.

«Конвейером» называли непрерывный допрос, обычно с избиениями, продолжающийся до тех пор, пока арестованный не сдавался. В зависимости от упорства человека и его физических возможностей, пытка могла продолжаться от двух до тридцати суток, а иногда и больше. Туполева не били, но подобные испытания для него, человека тучного и уже немолодого, были мучительны.

Понимая, что дальше будет только хуже, под угрозой следователя посадить жену, а дочь отдать в детский дом, 50-летний Туполев через неделю после ареста «признался» во всех своих мнимых грехах. Даже в самых нелепых – он, якобы, повинен в срыве перелета Леваневского через полюс в Америку в 1935 году и его гибели в 37-м, а также в шпионаже в пользу Франции аж с 1924 года.

Волна репрессий прокатилась по всей авиапромышленности. Вместе с Туполевым в те дни арестовали многих руководителей и ведущих специалистов ЦАГИ и ОКБ, а также директоров большинства авиационных заводов.

А.Н. Туполев с героическим чкаловским экипажем, только что вернувшимся из рекордного перелета на остров Удд. Второй слева — Александр Беляков, третий — Валерий Чкалов, четвертый — Георгий Байдуков. 

 

В феврале 1939 года еще не осужденного Туполева перевели из Бутырской тюрьмы в подмосковный дачный поселок Болшево, где в лесу за забором с вышками размещалось «Особое техническое бюро при НКВД СССР» (так называемая «шарашка»). К тому времени здесь уже работала сильная группа зеков-авиационников: известные конструкторы Владимир Петляков, Владимир Мясищев, Роберт Бартини, Иосиф Неман, вооруженец Александр Надашкевич, моторист Курт Минкнер, многие сотрудники Туполева по ЦАГИ.

Вскоре авиационная часть болшевской «шараги» перебазировалась в Москву, на улицу Радио, где было образовано ЦКБ-29 НКВД. Именно здесь была начата разработка таких известных моделей самолетов, как Пе-2 и Ту-2.

В свою очередь двигательная, ракетная и химическая «шарага» переехала на Шоссе Энтузиастов, а радиоэлектронная — в подмосковное Марфино. В подневольных НИИ и КБ «спецы» должны были, по замыслу их организаторов, работать с утроенной энергией, ни на что не отвлекаясь и мечтая лишь об одном — поскорее выйти на свободу.

Конечно, дисциплина в этих закрытых учреждениях НКВД была строгая, но условия содержания вполне приемлемые. Вырвавшиеся из рудников и с лесоповалов, голодные, избитые, больные люди попадали хоть и в тюрьму, но в тюрьму, где досыта кормили, где спали на простынях, где не было воров, отнимающих валенки, и конвоиров, бьющих прикладом в позвоночник. После Бутырки, не говоря уже о Колыме, правила для зеков выглядели пределом тюремного либерализма, даже курение было разрешено.

Но главное – здесь не было всех этих тачек, кирок, лопат, пил, топоров… Не было изнурительного труда, работы, которую они делать не могли и не умели, а был интеллектуальный труд, для которого эти золотые умы были рождены и по которому так истосковались. Каждый конструктор был обозначен номером и проходил так по документам. Рабочий день длился 10-12 часов, но работать можно было в любое время, даже ночью. И многие работали, хотя никто их не заставлял!

Будучи руководителем одного из проектов, Андрей Туполев сумел вырвать из лагерей и добиться их перевода в ЦКБ-29 многих своих коллег, в том числе будущего главного конструктора космических кораблей Сергея Королева, только чудом еще уцелевшего на Колыме. Именно Туполеву было поручено составить списки авиационной элиты — всех «самолетчиков» и специалистов смежных областей. В перечне оказались 200 человек. Все они в то время за редким исключением были за решеткой.

Заочный суд над Туполевым и его соратниками состоялся лишь в мае 1940-го. Все получили по десять лет лагерей и пять лет поражения в правах, за исключением самого Андрея Николаевича, приговоренного Военной коллегией Верховного суда СССР к 15 годам ИТЛ. Вскоре он был лишен всех государственных наград.

Имя Туполева исчезло из авиационной лексики страны. Оказалось, что в СССР как бы и не было самолетов, известных миллионам людей по обозначению «АНТ». Вместо них стали говорить о самолетах с аббревиатурой ЦАГИ: ЦАГИ-25, ЦАГИ-40…

Через месяц после начала войны — по постановлению президиума Верховного Совета СССР от 19 июля 1941 года – Туполева досрочно освободили. Судимость с него сняли, награды вернули, но полностью реабилитировали только в апреле 1955-го.

Так совпало, что за 14 лет до ареста, день в день, случилось одно из самых радостных событий в жизни будущего академика: 21 октября 1923 года в воздух поднялся первый самолет, созданный по его проекту, — АНТ-1. Именно с этой даты началось восхождение легендарного КБ «Туполев», а по сути — история всего советского авиапрома.

Всего за свою жизнь Андрей Николаевич разработал более 100 типов самолетов, 70 из которых пошли в серию.

После войны конструкторское бюро Туполева разработало и выпустило реактивный бомбардировщик Ту-16 (первый полет — в 1952 году), способный развивать скорость более 1000 км/ч. Среди других знаковые достижения КБ — создание первого отечественного реактивного гражданского самолета  Ту-104 (1955 г.) и турбовинтового межконтинентального пассажирского самолета Ту-114 (1957 г.).

Андрей Туполев (в отличие от других авиаконструкторов) не оставил мемуаров – обычно отвечал «я не пишу – я делаю». Когда его спрашивали о месте рождения, он говорил – ушло под воду. Больше у собеседников вопросов не возникало.

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ

Загрузка...