14-летний Герой, сожженный заживо: Витя Новицкий

14-летний Герой, сожженный заживо: Витя Новицкий

Витя Новицкий… Новороссийский паренек с непростой судьбой. Своих настоящих родителей мальчик не знал, он воспитывался в приемной семье, где его очень любили. В классе никогда не стремился быть первым. И даже на снимке 4-а класса стоит на самом последнем ряду, скромный, тихий, невозмутимый и незаметный. И никто не подозревал, что в этом мальчишке кроется невероятная отвага и доблесть.
Cуровый сентябрь 1942 года. Шли кровопролитные бои под Новороссийском. Сражались армии. Сражались полки и дивизии.
А на Октябрьской площади в Новороссийске два часа держался Витя Новицкий, которому через день будет пятнадцать лет… В жестоком бою погиб Витя, и эти два часа, за которые враг не прошёл дальше, оказались бесценным вкладом в далёкую тогда Победу… Сколько времени длился бой, Витя уже не помнил. Он стрелял и стрелял, и боялся лишь одного – что могут кончиться патроны.
Горело небо, и пылал Новороссийск, и плыли над Цемесской бухтой чёрные шлейфы дыма. Стены старинной башни на Октябрьской площади были полуметровой толщины и, сложенные из камня-известняка, могли бы выдержать какой угодно обстрел. На подоконнике стояли пулемёты. А у двери – ящики с патронами и ручными гранатами. В доме напротив, через улицу Рубина, в подвале – мать с братишкой и сестрёнкой. 7 сентября Витя, как обычно, был в своем доме-башне вместе с бойцами, когда фашисты подошли к этому оборонительному рубежу практически вплотную. Они двигались по переулку Декабристов.

В башне находились девять человек – шесть моряков с эсминца «Бдительный», двое солдат и Витя Новицкий. И так уж вышло, что самый юный защитник оказался самым опытным. Моряки лучше воевали на кораблях, а у Вити, несмотря на его возраст, уже был опыт войны на суше.

На следующий день, 8 сентября 1942 года, гитлеровцы пошли в наступление на башню. Но оттуда по ним велся яростный огонь, кроме того, кто-то бросал в них гранаты. Враги еще не знали, что им противостоит всего один человек. Причем – совсем еще мальчик. Однако именно такой была правда. Все старшие товарищи Вити уже погибли.
Витя поразился наступившей вдруг тишине. Чуть приподнял голову над щитком «максима», поставленного на подоконник. Фашистов со стороны улица Рубина не было видно. Подошёл к другому окну – и на Декабристов ни одного. Осторожно посмотрел и в третье – пустынна была Октябрьская площадь.
Лязгнула пуля. Витя отпрянул в сторону от подоконника, и, подскочив к пулемёту, нажал на гашетку.
Рассыпалась по подворотням цепь гитлеровцев. Двое остались лежать поперёк переулка Декабристов.
— Ага, боитесь? А ну-ка сунься, кому охота!..
Зло огрызнулись миномёты. Витя нагнул голову, бросился к ручному пулемёту и длинной очередью пропорол улицу Рубина.
Рота гитлеровцев откатилась. А мальчишка уже пулей слетел вниз, открыл дверь и с размаху бросил связку гранат.
Распахнул ворот солдатской гимнастёрки: пусть гады видят тельняшку – моряки не сдаются!
Только бы патроны не кончились…

Не знал он, что в эту минуты двое фашистов уже поднимались по ступенькам лестницы. Пробили наскоро замурованное кирпичами окно первого этажа и проникли в башню.
Скрипели старые ступеньки под их сапогами.
Но Витя не слышал. Опять он был у пулемёта и стрелял, стрелял…
Страшный удар обрушился на голову мальчика. Он повернулся, посмотрел непонимающими глазами и, упав на пол, потерял сознание.
Гитлеровцы швырнули худенькое тело на подоконник и облили горючей жидкостью.
Один из солдат чиркнул зажигалкой.
Горящим факелом падал со второго этажа башни Витя…
Два часа не могли пройти враги к центру Новороссийска по улице Рубина. Два часа сдерживал их Витя.
Он лежал лицом вниз у самого края траншеи, на чёрной взрытой земле. Только волосы не тронул огонь.
Русые, выгоревшие на солнце, смешным ёжиком топорщились они на затылке…

источник

 

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ

Загрузка...