Герои Витебщины: уроженцы Ловжи в Великой Отечественной войне

Герои Витебщины: уроженцы Ловжи в Великой Отечественной войне

geroi

Местом героического подвига советского народа в период Великой Отечественной войны, является и деревня Ловжа Шумилинского (Сиротинского) района.

Большая часть выпускников Ловжанской школы первого 1941 года выпуска ушли добровольцами на фронт, многие участвовали в партизанском движении со своими учителями. Среди них Иван Дмитриевич Афанасьев, учитель физики, с 3 августа 1942 г. партизан отряда им. К.Е.Ворошилова бригады им. С.М.Короткина, погибший в 1943 г. [1, л. 45], Федор Орестович Крицкий, учитель истории, организатор подполья, расстрелянный фашистами.
Летом 1942 г. на Шумилинщине стали зарождаться первые партизанские отряды. В августе партизаны разгромили волостную управу, участвовали в совершении диверсий, уничтожении автотранспорта и живой силы противника. 5 октября 1942 г. в районе кладбища д. Вербели партизаны разгромили немецкий карательный отряд. Со стороны партизан тоже были потери — погиб пулеметчик Клим Лапоухов, смертельное ранение получил юный партизан Антон Грузневич [2, л. 1, 25, 26], тяжело ранен был командир роты Василий Хухряков. Партизанам удалось захватить значительное количество оружия. Полицейский Дмитрий Дударев в кармане пиджака убитого Клима Лапоухова нашел паспорт и указал немцам дом, в котором жила семья Волковых (его жены). Дом сожгли, а семью Волковых вместе с партизанской семьей Макаровых расстреляли [9, № 2846].
Огненный смерч пронесся над Ловжей осенью 1942 г. Ранним утром 15 октября гитлеровцы окружили деревню. Стариков, женщин и детей согнали в помещение деревянной школы. Уроженка деревни Ловжа партизанка отряда «Грозный» бригады им. Короткина Грузневич З. И. вспоминает: «Рано утром 6 октября 1942 г. я отправилась в деревню Шишковка, недалеко от которой в лесу располагался партизанский отряд. Командир отряда М. Галузо показал мне в чаще место, где лежал на телеге мой убитый младший брат Антон. Местные старики быстро сколотили гроб. Хоронили с почестями. Командир сказал, что Антон погиб героически. Участвуя в разгроме немецких карателей, он поднялся в полный рост и бросился в атаку. В бою получил смертельное ранение. Весной в 1944 г. старшая сестра Варвара перезахоронила брата на кладбище в д. Боровые. В этот же день в общую могилу захоронили и старшего брата Дмитрия, партизана бригады им. Короткина, погибшего 25 декабря 1942 г. в д. Цевьи.
Поздней ночью 14 октября 1942 года Дмитрий пришел домой с заданием. На рассвете я услыхала немецкий говор. Сообщила брату, что в деревне немцы. Он забрался на чердак и спрятался в сене. У него были две ручные гранаты и автомат. Войдя в дом, один из немцев взял вилы и поручил другому немцу проверить, есть ли кто на чердаке. Немец потыкал вилами в сено и сказал, что никого нет. Меня, сестру Варвару с малолетним сыном Володей и жену брата Дмитрия с двумя дочерями погнали в школу. Согнав население в большой класс деревянной школы, каратели начали допросы. Во время допросов фашистам оказывали злодейскую услугу бургомистр волостной управы Макеев Александр (сын кулака), староста Нагибов Иван, писарь управы Дударев Дмитрий. Особой кровожадностью, зверствами и преданностью гитлеровцам отличался Дударев. Он заранее подготовил список партизанских семей и жителей деревень Ловжа, Победа, Сосны, подозреваемых в связи с партизанами. Допрашивал каждого немецкий комендант через переводчика по имевшемуся у него списку. Шла сортировка жителей: тех, кого собирались расстрелять, отправляли в отдельную комнату, остальных арестованных жителей в большой класс. Здание школы было оцеплено немцами.
Идя на допрос, я не боялась расстрела. Мне было страшно за сельчан. Если бы фашисты обнаружили брата на чердаке, они расстреляли бы всех жителей, находившихся под арестом в школе. Никто меня не выдал немцам и полицаям, хотя многие знали, что мой брат Антон участвовал в разгроме немецкого карательного отряда. Я безмерно благодарна односельчанам. Следующей ночью за нами прибыл связной, и я вместе с Анной, Татьяной Жеребцовой ушла в партизаны» [5, л. 26,27].
Как и З. И. Грузневич, находилась в партизанах жительница села Ловжа Я. Б. Гуща, пережившая ужасы фашистских истязаний в октябре 1942 г. [10, № 2846, д. 12736]. Сначала была в партизанском отряде, в котором воевал ее старший брат, а затем на Россонщине в начале января 1943 г. была переведена в 3-ю Калининскую партизанскую бригаду и служила там санитаркой [11, с. 1].
Перед началом войны Фрузе Мельниковой исполнилось 18 лет. Она была комсомольским вожаком, заводилой сельской молодежи. С первых дней зарождения партизанского движения в районе она стала связная, имела рацию, распространяла листовки. Бесстрашную девушку арестовали и расстреляли вместе с отцом П. И. Мельниковым. Она героически вела себя перед расстрелом. Вырвавшись из общей массы людей, которых выводили каратели на расстрел, Фруза закричала: «Люди добрые! Мужественно и безжалостно, не жалея крови и жизни, уничтожайте ненавистных оккупантов. Мы погибаем, но победа будет за нами!»
Среди расстрелянных фашистами 15 октября 1942 г. в деревне Ловжа была Ефросинья Ивановна Матузова. Ее сын воевал в партизанской бригаде им. Короткина. Бывшая колхозница, депутат сельского Совета, тайно пекла хлеб, собирала одежду и обувь для партизан, вместе с сестрами спасла и переправила в партизанскую зону раненого советского летчика.
Партизанкой бригады им. Короткина была А. И. Жеребцова, которая воспоминала: «Осенью 1942 г. меня задержали в волостной управе, которая располагалась в местечке Шумилино. В немецкую тайную полицию меня конвоировал предатель Дударев с двумя немцами. Немецкий комендант через переводчика зачитал фамилию, имя, отчество моей сестры Матузовой Ефросиньи Ивановны, расстрелянной немцами 15 октября в Ловже как мать партизана. Меня собирались расстрелять. В этот момент привезли довольствие, одежду, и фашисты разбежались. Я воспользовалась этим и убежала. Вечером, добравшись по болоту узнала о том, что перед расстрелом около ямы Фруза Матузова стояла рядом и кричала «погибаю из-за Дударева» [10, №2846 д. 12736].
Из воспоминаний Антона Никитовича Быкова, 1878 г. р., ветеринарного фельдшера колхоза «Красная Ловжа»: «На допросе был предъявлен список около 60 человек. Я сразу определил почерк Дударева. Будучи председателем Ловжанского сельпо, он представлял письменные отчеты в правление колхоза. Дударев заявил немецкому офицеру, что мои сын и дочь в партизанах. Меня ударили по лицу и вывели в пустую комнату» [10, №2846, д. 12736].
Вражеские пули оборвали тогда жизни Варвары Максимовны Галузо (Малашонок) и ее малолетнего сына Толи. Чудом уцелел ее отец Максим Васильевич, который живым упал в яму, а поздно вечером выбрался из нее. Двое ее братьев — Михаил, 1908 г. р., командир отряда «Грозный», и Петр Галузо, 1914 г. р., с 15 октября 1942 г. по 4 мая 1944 года командир отделения отряда «Грозный» бригады им. Короткина погибли в 1943 и 1944 г. соответственно. Приказом начальника БШПД № 214 от 16.02.1943 г., № 30/н от 24.05.1943 г. оба были награждены медалью «Партизану Отечественной войны» 2-й степени [1, л. 11, 12, 57, 74, 75, 116, 117, 15, 16,91,92, 151, 152; 6, л. 79].
Каратели расстреляли Герасима Петровича Куприянова. Трое его сыновей — Александр, Владимир, Николай — мстили за смерть отца в партизанских отрядах. Николай Куприянов, подрывник пулеметчик, героически сражался с оккупантами и погиб в одном из боев 29 июля 1944 г.
Трагедию, происходившую в школе деревни Ловжа и вокруг нее, в тот ужасный день, видела Лида Ушакова, ученица 7-го класса. Она вспоминала: «Ближе к полудню 15 октября 1942 г. мы с тетей Матреной возвращались из-за Оболи домой в Ловжу. Все дороги, ведущие в деревню, в тот день были перекрыты фашистами. Зашли в крайнюю хату, где нам сообщили, что все население немцы согнали в школу, а скот забрали и погнали в Шумилино. В деревне было такое ощущение, что вокруг все вымерло. Наши были пожитки разграблены, в хлеву не было коровы, кур. Подойдя к школе, увидели, что она кругом оцеплена немцами с автоматами. В школе шел допрос жителей. Там находилась и моя мама Мария Васильевна с двумя малолетними детьми. Она стала плакать и убеждать немецкого коменданта, что ее муж Никита Ульянович на фронте по первой мобилизации. Тогда маму отпустили. Под вечер группу сельчан примерно 25 человек повели к яме расстреливать. Большинство жителей оставались запертыми в классе. По окончании расстрела их выпустили из школы. Каратели заявили, что за оказание помощи партизанам жителей будут оставлять без крова и расстреливать».
Живут в памяти земляков и другие жертвы фашистов: Владислав Емельянович Волков, Надежда Ивановна и Феодора Андреевна Емельяновы, Анисим Мартынович Степанов, Елена Никитична Скрипкина, ее сын Петя, Анна Харитоновна Романова и ее сын Арнольд, Толя Хухряков, Клавдия Ивановна Шумило.
Предатель Дударев, поступивший в июле 1941 г. на службу к оккупантам, работал писарем в полиции. По воспоминаниям жителей деревни Ловжа, принимал участие вместе с полицаем Е. Шарковым в изъятии у населения скота, теплых вещей, продуктов питания [9, № 2846, д. № 1987]. Также помогал немцам проводить допросы. Неоднократно в составе карательного немецкого отряда выезжал на арест советских граждан, подозреваемых в связях с партизанами, и для установления места расположения отрядов.
В декабре 1943 г. с наступлением частей Красной Армии полицай Дмитрий Дударев бежал с немцами. После окончания Великой Отечественной войны пытался скрыться от правосудия в Чкалове (Оренбурге). Однако уйти от справедливого возмездия фашистскому пособнику не удалось. 14 февраля 1951 г. за измену Родине и активную пособническую и предательскую деятельность был арестован. Военный трибунал Белорусского Военного округа, заседание которого проходило 27 июня 1951 г. в Витебске, приговорил Дударева к лишению свободы сроком на 25 лет. Однако приговор по делу Дударева из-за мягкости наказания Военным прокурором Белорусского Военного округа 29 июня 1951 г. был опротестован. Дело рассматривалось Военной коллегией Верховного суда Союза СССР, которая отменила решение Военного трибунала Белорусского Военного округа. 27 ноября в г. Витебске проходило повторное судебное заседание Военного трибунала Белорусского Военного округа. Изменник Родины был приговорен к высшей мере наказания расстрелу с конфискацией имущества [9, № 2846, д. № 12736]. Приговор в исполнение был приведен 29 февраля 1952 г.
Фашистам и их пособникам не удалось сломить народного сопротивления, задушить партизанское движение. Бывший командир роты партизанского отряда им. Суворова Ф. П. Мельников вспоминал, что только за двое суток после кровавой расправы в деревне Ловжа в ряды партизан влилось более 300 жителей окрестных деревень. С новым пополнением партизаны еще успешнее вели боевые действия по уничтожению живой силы и техники оккупантов [7, л. 74 об., 80 об.].
Можно с полным правом утверждать, что вся деревня Ловжа была сражающейся. Более 80 лучших сыновей и дочерей деревни отдали жизни в борьбе с фашистами в партизанских отрядах, на фронтах Великой Отечественной войны во имя победы над врагом. Деревня Ловжа — маленький уголок героической белорусской земли, но в ее истории, как в капле воды, отразились все события, происходившие в Беларуси. И трагические, и радостные.

Источники и литература
1.Национальный архив Республики Беларусь. Ф 1450. Оп 5. Д 45.
2.Там же. Оп. 6. Д. 36. Л. 1,25,26.
3.Там же. Оп. 5. Д. 24. Л. 11, 12,74,75, 116 117
4.Там же. Л. 15, 16,91,92, 151, 152.
5.Там же. Оп. 6. Д. 36. Л. 26,27.
6.Там же. Оп. 15. Д. 92. Л. 79.
7.Там же. Ф. 1336. Oп. 1. Д. 63. Л. 74 об., 80 об
8.Фонд уголовных Дел архива Управления КГБ Республики Беларусь Витебской области. № 2846.
9.Там же. № 2846. Дело 12736.
10.Там же. № 1987.
11.Партийный архив Калининского обкома КПСС / Архивная справка № 415 от 25.05. 1984 г.

Грузневич В.М. Подвиг. Победа. Память — Віцебшчына ў гады Вялікай Айчыннай вайны: зб. навук. арт. склад.: А.А. Крыварот (і інш.); рэдкал.: А.А.Каваленя (гал. рэд.) (і інш.). — Мінск: Беларуская навука, 2015.

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ

Загрузка...