Гвардии генерал-майор Лев Доватор

Гвардии генерал-майор Лев Доватор

dovator

Маршал Советского Союза К.К.Рокоссовский, вспоминая об октябре-декабре 1941 года, как о самом тяжелом и критическом периоде Великой Отечественной войны, когда решалась судьба СССР, отметил заметную роль командира кавалерийского корпуса генерал-майора Льва Михайловича Доватора в оборонительном сражении за Москву:

«Хорошее впечатление произвел на меня командир корпуса Лев Михайлович Доватор, о котором я уже слышал от маршала Тимошенко. Он был молод, жизнерадостен, вдумчив. Видимо, хорошо знал свое дело. Уж одно то, что ему удалось вывести корпус из окружения боеспособным, говорит о талантливости и мужестве генерала. Можно было не сомневаться, что задача, возлагаемая на корпус, будет выполнена с умом. А она была очень сложной организовать оборону па широком фронте севернее Волоколамска вплоть до Волжского водохранилища».
В боевой обстановке уверенность начальника в подчиненном самая высшая ему оценка.
Не думал и не гадал Михаил Доватор, крестьянин из села Хотино Витебской губернии, что его сын Лев, родившийся 7 февраля 1903 года, станет военным, прославит подвигами Отечество и войдет в историю.
Льву шел двенадцатый год, но уже достаточно насмотрелся на слезы матерей и жен, провожавших своих любимых на войну, наслушался траурных причитаний вдов и заупокойных молитв в церкви.
А уж какая туг учеба — ржаные караваи на деревьях не растут. Только зимой можно было взяться за букварь и изредка прийти в плохо натопленную школу.
Лишь после окончания гражданской войны постепенно восстановилось разрушенное хозяйство в деревне, а с ним и обучение школьников.
В домашнем хозяйстве конь и корова — это все, без них не могло быть достатка в семье, а потому и молились на них, берегли пуще глаза. Более всего Лева любил лошадь, привязался к ней и считал ее своим другом. Ему доставляло удовольствие напоить ее, подбросить в кормушку свежего сена, погладить разгоряченные бока этого четвероногого, уставшего после тяжелой работы помощника. А работы в деревне хватало с избытком.
Наверное, потому и выбрал Л.М.Доватор, когда у него появилось огромное желание стать красным командиром, не пехотное, не артиллерийское, а кавалерийское училище. Учиться в училище, куда он поступил добровольно в 1924 году, ему, парню «от сохи», было значительно проще и легче: Лева знал, как подойти к коню.
Два года за освоением учебной программы в классах, на манеже с джигитовкой и в ноле с рубкой лозы пролетели незаметно. А далее, как и у всех, окончивших военное училище, — направление в войска, служба командиром взвода, эскадрона. И так десять лет, если не считать непродолжительную стажировку в штабной должности.
В 1939 г. Лев Михайлович закончил Военную академию имени М.В.Фрунзе – и снова в кавалерию. Он остался верен избранному роду войск, хотя многие из его товарищей предпочли переква¬лифицироваться на танкистов.
За сравнительно короткий промежуток (с 1939 по 1941г.) ему довелось освоить три штабные должности, по степени одна выше другой: начальника штаба кавалерийского полка, затем кавале¬рийской бригады и кавалерийской дивизии.
В июле 1941 г. полковник Доватор состоял в резервной группе офицеров при командующем Западным фронтом Маршале Советского Союза Тимошенко. В недалеком прошлом, еще до войны, Народный комиссар обороны Тимошенко, сам лихой конник, знал Льва Михайловича, по совместной службе в кавалерии. Безусловно, и это сыграло определенную роль, когда встал вопрос, кого назначить командовать кавалерийской группой в составе 50-й и 53-й кавалерийских дивизий. Выбор пал на Доватора.
С этого момента и началось исчисление его непродолжительного, но яркого боевого пути в Великой Отечественной войне. Судьба отвела ему совсем немного жизненных лет: всего пять месяцев оставалось до его гибели.
Оборонительные и наступательные действия войск Западного и Центрального фронтов, проводившиеся в течение июля-августа 1941 г., вынудили немецкое командование рассредоточить свои силы и израсходовать резервы.
30 июля группа армий «Центр» вермахта перешла к обороне, а затем ей же поставили задачу разгромить советские войска, находившиеся на ее флангах.
Вот тут-то и была запущена по вражеским тылам группа Доватора. Рейд по Смоленской области, продолжительностью в два месяца (август-сентябрь), наводил ужас и сеял панику в стане врага. Уничтожались их подходящие резервы, базы снабжения, узлы связи, командные пункты, то есть все, что попадало по ходу выполнения задания.
На разгром конницы Доватора немцы бросили не одну дивизию, что облегчало положение частей Красной Армии, находившихся в непосредственном соприкосновении с противником.
Успешные действия Доватора отметили присвоением ему звания генерал-майора.
В октябре 50-я и 53-я кавалерийские дивизии (кд) участвовали в оборонительных боях совместно с общевойсковыми дивизиями на реке Меже, где понесли ощутимые потери. В воздухе господствовала немецкая авиация. Кавалеристы отбивали атаку за ата¬кой. Только захлебнется одна, а враг уже готовил очередную, поддерживая их массированными ударами артиллерии и бомбовыми ударами с воздуха. Несмотря на сложность обстановки, Тимо¬шенко приказал вывести группу Доватора во фронтовой резерв и сосредоточиться на железнодорожной станции Осуга (30 км южнее Ржева), где получить пополнение и восстановить боеспо¬собность.
Маршруты выдвижения к намеченному району оказались пере¬хваченными танковыми и механизированными войсками против¬ника. Таким образом, кавалеристы Доватора попали в котел окружения. Решение генерала было одно и непреклонное: проби¬ваться к своим.
К 13 октября им в числе немногих удалось вырваться из огненного кольца и поступить в подчинение командующего 16-й армии генерал-лейтенанта Рокоссовского. Без передышки, с ходу группа бросилась на занятие обороны на рубеже сев. Волоколамска — Волжское водохранилище.
Спустя три для ее позиции атаковали гитлеровцы. С помощью поддерживающей артиллерии устойчивая оборона спешившихся конников выдержала натиск врага, не отступив ни на шаг.
Главный удар немцы нанесли по левому флангу 16-й армии, где стойко держалась 316-я стрелковая дивизия генерал-майора И.В.Панфилова. Сосредоточив крупные силы танков и мотопехо¬ты, противник 25 октября захватил железнодорожную станцию Волоколамска и продолжал наращивать усилия.
Группа Доватора по приказу Рокоссовского передала другому соединению оборонительную полосу у Волжского водохранилища и выдвинулась на угрожаемое направление для усиления панфи¬ловцев.
В начале ноября группа Доватора получила на усиление несколь¬ко частей, подразделений и была преобразована в 3-й кавалерий¬ский корпус (кк), впоследствии переименованный во 2-й гвардей¬ский кавалерийский корпус.
Бои у Волоколамска стали легендой, бессмертным подвигом советских солдат.
16-я армия не только отбивалась от наседавших захватчиков, но и сама наносила неожиданные контрудары. Один из них состоялся 11-14 ноября. Группа в составе стрелковой дивизии, 50-й кд 3-го кк, танковой бригады, усиленные артиллерией, ударив в направлении Скирманово, отбросила фашистов на несколько километров на запад.
Противник прилагал отчаянные усилия для захвата Москвы до наступления холодов. 16 ноября 1941 г. группировка армии «Центр» перешла в решительное наступление на широком фронте. Против войск 16-й армии действовали три корпуса, шесть танковых, моторизованных и пехотных дивизий. Главный удар они наносили, как прежде, по левому флангу 16-й армии. Именно там, на стыке обороняющихся дивизии, образовалась реальная опасность прорыва вражеских танков к столице.
3-й кавалерийский корпус сумел прикрыть образовавшуюся брешь. Армия медленно отходила, пятясь назад. Но прорвать оборону на всю глубину немцам так и не удалось.
23 ноября самым уязвимым местом стал Солнечногорск. Опять спешно формируется подвижная группа на основе 50-й кд 3-го кк.
Группа, усиленная двумя батальонами 316й сд, атаковала про¬тивника с целью выбить его из Солнечногорска. Первоначально наступательные действия развивались успешно. Кавалеристы генерал-майора Плиева, командира 50-й кд, в спешном боевом порядке разгромили 240-ю пехотную дивизию немцев в районе Сверчково, Селище, Мартынове. Бои носили упорный характер. Некоторые населенные пункты по нескольку раз переходили из рук в руки, но соотношение сил было явно в пользу противника, и к исходу дня атаки пришлось прекратить.
Восполнив потери и произведя перегруппировку сил и средств, противник через несколько дней возобновил активную деятельность. Он по-прежнему не отказывался от принятого плана. Ему удалось оттеснить оборонявшиеся части и соединения, в том числе и 3-й кк на рубеже Клушино-Баранцево. На отдельных участках продвижение гитлеровцев составило всего несколько километров, и на том их поход на Москву закончился. Фашисты переходили к стратегической обороне.
Не давая опомниться врагу, Советская Армия начала контрнас¬тупление, длившееся с 6 по 25 декабря 1941 года.
2-й гв. кк передал полосу обороны стрелковым дивизиям и в соответствии с директивой командующего Западным фронтом поступил в распоряжение 5-й армии (командующий генерал Гово¬ров) для действия во вражеских тылах.
На одном из участков корпусу обеспечили небольшой рубеж для ввода в прорыв. Доваторцы в конном строю, перевалив через боевые порядки пехоты, устремились в глубь готовившихся оборонительных позиций немцев.
Отступая, фашисты сжигали все, что горело, а оставшиеся постройки минировали взрывающимися «сюрпризами-ловушками», заражали или уничтожали колодцы, угоняли в рабство молодежь и т.д.
Доватор с небольшой группой разведчиков шел с головной дивизией, откуда руководил корпусом. С ходу сбивая заслоны захватчиков, кавалеристы 19 декабря вышли к реке Руза напротив села Палашкино.
Впереди, на открытом склоне, обращенном к наступавшим, оккупанты успели подготовить и занять оборонительный узел. Только конница Доватора вышла на опушку леса, как на них обрушился шквал огня. Попытка форсировать реку не только в конном, но и в пешем строю, не удалась: лед не выдерживал всадника, а пулеметные очереди и стрельба осколочными граната¬ми прижимали к земле.
Одному эскадрону все же удалось, используя складки местности, без коней выйти на противоположный берег, другим — найти крепкий лед в стороне и переправить лошадей. Отовсюду стреляли огневые точки врага, заставляя залечь атакующих.
Наступил критический момент. И тут Доватор выхватил левой рукой маузер (накануне его ранило в правую руку), поднялся во весь рост и с возгласом «За Родину!» повел бойцов па штурм и… шагнул в бессмертие. Вражеская пуля сразила комкора наповал. К нему кинулся адъютант, его также убили, попытались другие, но и их постигла такая же участь. Только вечером, когда совсем стемнело, тело Доватора вынесли с поля боя.
Его похоронили со всеми положенными воину почестями на Новодевичьем кладбище Москвы.
Указом Президиума Верховного Совета СССР от 21 декабря 1941 года Льву Михайловичу Доватору присвоено звание Героя Совет¬ского Союза (посмертно).
Он был награжден орденом Ленина, орденом Красной Звезды и орденом Красного Знамени.
На родине, на месте его гибели и на могиле ему установлены памятники. Его именем названы улицы в Москве, Минске, Витеб¬ске, а также многие предприятия народного хозяйства и учебные заведения. О нем написаны, изданы литературные произведения различных жанров, его имя занесено в энциклопедии.
Со дня гибели Доватора прошло более трех четвертей века. На фотопортрете, сохранившемся с той поры, когда ему шел 39-й год, запечатлено красивое лицо умного человека со взглядом, устремленным куда-то вдаль. В нем чувствуются решимость, твердая воля и уверенность в своих силах. Таким он и остался для нас, не стареющим, молодым, патриотом Родины.

Юрий Иванов

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ

Загрузка...