Комдив Владимир Мартинович Азин

Комдив Владимир Мартинович Азин

azinВ истории гражданской войны талант Владимира Азина как военачальника, сильного и волевого человека, самобытного организатора боя стоит в созвездии имен таких героев-самородков, как Чапаев, Щорс, Лазо…

Не только в деревне Марьяново Полоцкого уезда, а, пожалуй, и в се округе многие знали портного Мартина Азина, поскольку, после коновала да кузнеца, он был не последним лицом в той местности. Фраков не шил, а удобную и практичную одежду мастерил добротно. В дом латыша Мартина ежедневно приходили заказчики из окрестных поселений.

И неудивительно, что 26 сентября 1895 г. весть о рождении в семье портного еще одного ребенка, на этот раз мальчика, разлетелась но хуторам с невероятной скоростью. Сына, как и полагается, окрестили и назвали Владимиром.

По традиции в семьях, владеющих каким-либо промыслом, дети перенимали это ремесло от родителей и становились продолжателями их дела. Так и Владимир научился от отца шить неприхотливую крестьянскую одежду. Вернее, чаше приходилось перешивать ее «со старшею на младшего» или перелицовывать. За работу обычно расплачивались «натурой» (хлебом, картофелем, птицей и прочими сельскохозяйственными продуктами, а то и дровами).

Азины имели и свой клочок земли, и домашний скот, но редко какой год удавалось прожить без долгов. А семья становилась все больше и больше.

В выпадавшие свободные от кройки, штопки и шитья часы Владимир любил уходить со сверстниками в «ночное», пасти лошадей. Утром же, как ни в чем не бывало, после бдения у костра, опять брался за иголку и нитку.

Грянула первая мировая война. Староста деревни объявил, что пора собираться защищать Отечество от германского антихриста. На смену нелегкой трудовой жизни пришла еще более тяжелая — ратная.

За время пребывания в запасном полку, где Азин обучался стрельбе из винтовки, метанию гранат, штыковому бою и переползанию по-пластунски.

События 1917 года воспринял радостно, поскольку новые лозунги и программа полностью соответствовали его думам и чаяниям.

Зимой, в январе 1918 г., когда еще не была создана Красная Армия, Владимир добровольно согласился принять под командование латышский отряд.

Летом в Вятке на заводах объявили призыв рабочих в красногвардейские отряды. Командиром сборной коммунистической роты назначили В.М.Азина, имевшего уже опыт военной службы.

Рота около трех месяцев воевала в районе Камы с белогвардейцами, разоружала эсеров и уничтожала различные банды, грабившие народ, особенно на селе. Молодой командир показал себя не только как умелый руководитель боя, но и как храбрый боец, принципиальный и чуткий к товарищам по оружию.

Недалеко от Казани, на железнодорожной станции Арск, перед бойцами Бирского отряда, только что отступившего под натиском белых, предстал красивый военный в заломленной на затылок папахе: «Я командир батальона 19-го Уральского полка. Зовите меня просто Азин или Владимир Мартинович, а еще проще — Михайлович. Отныне ваш отряд подчиняется мне. Кто не желает воевать за Советскую власть — не принуждаю и не держу, как говорится, «скатертью дорога».

Абсолютное большинство подалось к обаятельному, решительно настроенному командиру. Так была образована Арская группа войск.

Через неделю после взятия Казани, в боях за которую отличились азинцы, поступил приказ из штаба армии: Арская группа переформировывалась во 2-ю Сводную дивизию 2-й армии Восточного фронта.

Командиром дивизии назначался Азин, политкомиссаром — Кузьмин. Кроме того, за одержанную победу весь личный состав группы постановлением ЦИК и Совнаркома был удостоен наград.

Новая, пополненная дивизия с боями наступала в направлении Вятские Поляны, Мамадыш и освободила большое количество различных по величине населенных пунктов.

В сентябре 1919 г. в дивизию Азина влился трехтысячный отряд Неверова, сражавшийся несколько месяцев в окружении белых. Его назвали «4-м Советским сводным полком».

Азинцы одержали победу под Станцией Агрьи, а через день, 3 октября, конники 2-й Сводной дивизии влетели на улицы г.Сарапула.

5 ноября дивизия начала штурм Ижевска на направлении главного удара армии. Ей, располагавшей 7000 штыков и около 700 сабель, противостояло более 25000 хорошо вооруженных солдат и офицеров Белой армии.

Противник выстроил достаточно подготовленную оборону: окопы в полный рост, проволочные заграждения в три ряда и надежную систему огня.

В первый же день боя противник был сбит с передовой позиции. Рано утром 6 ноября наступление возобновилось, и к исходу дня Ижевск был почти весь занят частями Красной Армии.

Азин лично ходил в штыковую атаку то с 1-м Советским полком, то поднимал на штурм залегших бойцов 2-го Советского полка.

В конце ноября азинская дивизия была переформирована в 28-ю стрелковую дивизию. В нее вошла и Особая Вятская дивизия. Теперь под начальствованием В.М.Азина находилось около 20000 штыков и сабель.

В январе 1919 г. 28-я дивизия вышла на линию железной дороги, соединяющей Казань с Оренбургом. 2-я армия должна была овладеть Кушуром, а в се авангард предназначалась 28-я дивизия.

Гористый рельеф местности, плохое состояние дорог из-за глубочайших заносов снегом, а отсюда возникающие трудности с доставкой питания, боевого снаряжения, боеприпасов — все это до предела усложняло выполнение поставленной задачи. Темны продвижения значительно снижались и по причинам все возрастающего отчаянного сопротивления врага, усталости личного состава, всех категорий без исключения, из-за отсутствия своевременного пополнения. И все-таки дивизия шла вперед! Но вот иссякли последние силы, пропал былой энтузиазм, и дивизия под натиском превосходящих сил противника вынужденно отступила.

Общее наступление армий Колчака началось 4-6 марта 1919 г. Несмотря на героизм оборонявшихся войск, колчаковцы прорвали фронт и устремились на запад. На севере Сибирская армия белых заняла Оханск, Воткинск, Сарапул, Ижевск, отбросив 2-ю и 3-ю армии на сто километров.

Дивизия переправилась на правый берег реки Вятки, дальше отступать было уже некуда. Во всех взводах и. ротах зачитывался азинский приказ: «…Довольно отступления! Ни шагу назад! Революция призывает нас идти за рубежи Урала! Прочь усталость!.. На вас надеется Советская Россия! Да здравствует победа над врагом капиталом!»

И вот началось долгожданное наступление. — Сарапул, а далее — знакомые Ижевск, Воткинск. Красноуфимск… При решении по освобождению сердца Урала — Екатеринбурга — Азин предусмотрел выход 1-й и 3-й стрелковых бригад в обход
белым, а 2-я бригада и кавалерия дивизии наносят удар на Екатеринбург со стороны сибирского тракта. 15 июля Екатеринбург был взят. Дивизия получила кратковременный отдых в честь победоносного завершения боевого пути на Восточном фронте.

В конце того же месяца дивизия во главе с Азиным передислоцировалась на Южный фронт, где летом решалась судьба революции.

30 июня пал Царицын. 10-я армия красных откатилась к Саратову.

Несколькими суточными переходами дивизия Азина вышла к реке Каме, погрузилась на пароходы и баржи и водным путем по Волге подошла к Саратову, где поступила в распоряжение командующего 10-й армией Клюева. Первая задача, которая ей была поставлена, — овладеть Царицыным, оказалась не но плечу даже видавшим виды бойцам. Слишком не равные силы противостояли друг другу. Более того, азинцы чуть было сами не оказались в окружении.

Азин отличался исключительным бесстрашием, причем не показным, а действительно расчетливым и необходимым в тяжелую минуту боя.

13 октября во время атаки на село Ерзовку, когда Азин сам шел в атакующей цепи с кольтом и винтовкой наперевес, он был ранен в руку, но ноле боя не покинул. Он не лег в госпиталь и тогда, когда на этом настаивали врачи.

В январе 1920 г. жестокие бои шли на Северном Кавказе.

10 января 1920 г. 1-я Конная армия заняла Ростов-на-Дону. Этой операцией завершился разгром основных сил Деникина. Большая часть оставшихся деникинских войск, оказывая ожесточенное сопротивление, отходила на Северный Кавказ.

В январе 1920 г. войска 10-й и 9-й армий, 1-й Конной армии и Сводного корпуса Кавказского фронта нанесли сильный удар по деникинцам и отбросили их за реку Маныч.

Несмотря на поражение основных вражеских войск, обстановка продолжала оставаться сложной. Войска Кавказского фронта устали и понесли потери в длительных, непрерывных боях. Крупные водные преграды, Дон и Маныч, покрытые тонким льдом, замедлили наступление советских дивизий.

Азинская дивизия вела бои в Сальских степях. Она несколько раз пыталась форсировать реку Маныч, но удержаться на противоположном берегу так и не смогла из-за нехватки сил.

17 февраля 1920 г. согласно плану Донско-Манычской операции дивизия, имея в первом эшелоне 1-ю и 2-ю бригады, повела наступление на станцию Целина.

Контратака силой до казачьего корпуса генерала Павлова оказалась внезапной, хуже того, лютый мороз вывел из строя пулеметы азинцев. Мало кто уцелел из двух бригад, попавших под шапки и пики казаков. Сам Азин, будучи раненым, попал в плен.

О дальнейшей судьбе Азина стало известно через несколько дней из рассказов белогвардейцев, сдавшихся красным. Картина последних часов жизни 25-летнего командира дивизии выглядела примерно так.

Допрашивали с пристрастием непосредственно в ставке Деникина. Держался достойно. Изменить Красной Армии и делу Революции наотрез отказался. Пощады не просил. Листовки подписывать отказался и требовал не тратить на это зря время. Деникинцы казнили его 18 февраля 1920 г.

Останься он живым, возможно, и вырос бы из Азина крупный военачальник. Ведь под его командованием сражалось немало одаренных, прославившихся в дальнейшем полководцев. Например, в то время командир полка, а в Великую Отечественную войну 1941—1945 годов герой Сталинграда Маршал Советского Союза В.И.Чуйков.

Юрий Иванов

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ

Загрузка...