Могилёвский ликвидатор литовских «лесных братьев»: Наум Исаакович Эйтингон

Могилёвский ликвидатор литовских «лесных братьев»: Наум Исаакович Эйтингон

eitingtonВ серии ЖЗЛ вышла биография легендарного советского разведчика, уроженца Могилевщины, Наума Исааковича Эйтингона авторства ветерана и историка спецслужб Владимира Антонова, посвященная борьбе нашего земляка с националистическим подпольем и западной агентурой в Прибалтике.

В 1947 году возвратившийся из Синьцзяна генерал-майор Эйтингон был вновь назначен заместителем генерал-лейтенанта Судоплатова, возглавлявшего отдел МГБ СССР по диверсионной работе за границей. В послевоенные годы ему пришлось принимать самое непосредственное и активное участие в разработке и реализации оперативных мероприятий, в частности по ликвидации литовских националистических бандформирований.

Следует отметить, что во второй половине 1940-х годов в прибалтийских республиках, освобожденных Красной армией от немецко-фашистских оккупантов, было неспокойно. Там орудовали банды националистов, которые получали широкую помощь, в том числе военную, от спецслужб Великобритании и США. Запад пытался использовать многочисленные прибалтийские антисоветско-националистические организации в своих целях — для сбора информации о ситуации за «железным занавесом» и в первую очередь для банального шпионажа, хотя и декларировал при этом поддержку их усилий в борьбе с советской властью.

Вполне естественно, что органы государственной безопасности уделяли повышенное внимание различным антисоветским и националистическим организациям в прибалтийских республиках не только из-за того, что они мешали становлению там советской власти, но и по причине их многочисленных контактов с зарубежными спецслужбами. Одними из первых контакт с британской разведкой установили в конце 1945 года представители Верховного комитета освобождения Литвы.

Видный историк отечественных спецслужб Александр Колпакиди в книге «Ликвидаторы КГБ» приводит содержание справки, подготовленной 20 августа 1946 года Вторым отделом МГБ Литвы и касающейся налаживания контактов представителей местных националистических движений с британской разведкой. В документе, в частности, указывается:

«В 1945 и 1946 годах МГБ Литовской ССР раскрыто и ликвидировано несколько комитетов и групп, которые предприняли попытки организовать военизированные структуры и националистические организации в Литве. Среди них были Литовская освободительная армия, Союз литовских партизан, Верховный комитет освобождения Литвы, Совет за свободу нации и другие. Поиск помощи от зарубежных реакционных кругов (в первую очередь Англии и США) эти группы осуществляли путем установления контактов с литовскими эмиграционными центрами в англо-американской зоне Германии и в Швеции.

В свою очередь, литовские националистические эмигрантские организации устанавливали контакты с антисоветскими организациями в Литве… Учитывая это, мы создадим информационный канал для проникновения наших агентов в националистическое движение Литвы и зарубежные центры, чтобы разобщить и ликвидировать банды».

Как отмечалось выше, в Литве активно действовала так называемая Литовская освободительная армия, руководимая Верховным комитетом освобождения Литвы. Весной 1945 года общая численность повстанцев освободительной армии достигала тридцати тысяч человек. А в целом в послевоенные годы в республике «партизанило» или скрывалось в лесах около восьмидесяти тысяч человек.

Вся их борьба выражалась в организации и проведении террористических актов в отношении советских и партийных работников на местах, активистов коллективизации, рядовых литовцев, заподозренных в сотрудничестве с новой властью.

И не случайно, что из убитых с 1944 по 1956 год литовскими «лесными братьями» двадцати пяти тысяч человек более двадцати трех тысяч человек были их соотечественниками — литовцами.

Для ликвидации националистического повстанческого движения в Литве в декабре 1944 года был образован штаб, включавший руководящих сотрудников спецслужб, который координировал взаимодействие по этим вопросам войск НКВД, введенных на территорию республики, и расквартированных там соединений и частей Красной армии.

Генералу Эйтингону пришлось в это время неоднократно выезжать в Литву. Под его руководством литовские чекисты разработали и реализовали ряд успешных агентурных комбинаций. Однако их подробности до сих пор находятся под грифом «совершенно секретно».

А части и подразделения 4-й стрелковой дивизии внутренних войск НКВД (при содействии с подразделениями Красной армии) только в 1944–1945 годах участвовали в 1764 операциях и имели 1413 боевых столкновений, в ходе которых было убито и захвачено в плен 30 596 повстанцев и собрано 17 968 единиц стрелкового оружия. Внутренние войска НКВД и подразделения Красной армии потеряли убитыми 575 и ранеными 878 военнослужащих.

В результате националистическое движение в Литве стало ослабевать. Однако факты вооруженного сопротивления продолжались вплоть до середины 1960-х годов.

В конце 1940-х годов британская разведка Сикрет интеллидженс сервис (СИС или МИ-6) разработала и приступила к реализации долгосрочной операции «Лиотэ», направленной на разложение населения стран социализма, в первую очередь — СССР.

Интересно, что своим названием операция «Лиотэ» была обязана историческому анекдоту, который был приведен во введении к совершенно секретному документу британской СИС, в котором были сформулированы стратегические основы ведения психологической войны против СССР и других «коммунистических» стран.

Пожилой генерал Луи Жубер Лиотэ, командующий французскими колониальными войсками в Марокко и Алжире в начале ХХ века, однажды решил пройтись пешком. Был полдень, нещадно палило африканское солнце. Изнывавший от жары генерал приказал своим подчиненным обсадить дорогу деревьями, которые давали бы тень.

— Но, ваше превосходительство, деревья вырастут только через 50 лет, — заметил один из офицеров.

— Именно поэтому, — прервал его пожилой генерал, — работу начать сегодня же.

Приступая к осуществлению операции под кодовым названием «Лиотэ», ее автор — заместитель директора МИ-6 полковник Валентайн Вивьен — намеревался получить результаты спустя десятилетия. Основная стратегия операции заключалась в перемещении центра борьбы с противником из военной сферы в террористическую, идеологическую и экономическую.

В одном из документов английской разведки подчеркивалось: «“Лиотэ” — это непрерывно действующая операция, главной задачей которой является выявление и использование трудностей и уязвимых мест внутри стран советского блока. В ходе операции должны использоваться все возможности, которыми располагает английское правительство для сбора разведывательных данных и организации мероприятий».

Для подрывной работы против СССР на территории Западной Украины и в Прибалтике в рамках МИ-6 был создан специальный отдел «Нора» во главе с британским подданным русского происхождения Маккибином.

Помимо засылки в Прибалтику и Западную Украину вооруженных агентов английских спецслужб из числа местных националистов, включая военных преступников, находившихся в международном розыске, а также поставок оружия и взрывчатки действовавшим там бандам террористов, отдел «Нора» занимался ведением «черной пропаганды» на Советский Союз с использованием аэростатов и воздушных шаров, начиненных листовками, а также организацией пропагандистских радиопередач на каналах Би-би-си.

В частности, в конце 1940-х годов отдел «Нора» осуществил заброску на территорию Западной Украины и в Литву организаторов националистического подполья Матвейко, Лукши и Охримовича. С помощью британских спецслужб в Западную Украину был также переброшен бывший гауптштурмфюрер СС Шухевич. Однако советская внешняя разведка через свои возможности в британских спецслужбах получила сведения на Шухевича, а также на его «коллегу» Йозаса Лукшу, заброшенного в Литву.

С февраля 1951 года поиск Лукши в Литве осуществляли две специальные оперативные группы, в состав которых входили командированные из Москвы подчиненные Наума Эйтингона. Это агентурно-оперативное мероприятие продолжалось несколько лет. Самому генерал-майору Эйтингону пришлось трижды выезжать в Литву, чтобы на месте руководить ходом операции. В конце концов чекистам удалось заманить Йозаса Лукшу в засаду и уничтожить его.

В отчете руководству МГБ СССР от 19 января 1953 года министр государственной безопасности Литвы генерал-лейтенант Петр Кондаков докладывал:

«Особенно положительные результаты в ликвидации бандитизма были достигнуты после применения таких форм агентурной работы, как создание агентурно-боевых групп, направленных против банд, оперативное использование тайно задержанных бандитов и их вербовка нашей спецагентурой в качестве легендированных представителей банд, штабов и центров сопротивления… В результате нам удалось взять под агентурный контроль самые серьезные организационные бандитские единицы, уничтожить организационную структуру оставшихся формирований, парализовать их активную террористическую деятельность».

18 апреля 1953 года министр госбезопасности Литвы сообщал в МГБ СССР, что чекисты его министерства за неполных четыре месяца этого года провели 240 агентурно-оперативных комбинаций, захватили 72 руководителей националистического подполья, из которых 18 были перевербованы, 23 националиста использованы для других оперативных целей, а остальные арестованы для предания суду.

После ликвидации бандформирований и уничтожения входивших в них военных преступников вооруженная борьба в республиках, занимавших западные территории СССР, постепенно приобрела характер законспирированного противоборства между спецслужбами националистов и стоявшими за ними МИ-6 и ЦРУ США и советской контрразведкой.

Свою программу, аналогичную «Лиотэ», разработали и американцы. Поняв к началу 1950-х годов, что выиграть атомную войну у СССР невозможно, они выработали план разрушения Советского Союза, рассчитанный на длительный период. В его осуществлении приняли участие практически все разведывательные, дипломатические и идеологические службы Запада.

Историк отечественных спецслужб Игорь Дамаскин в одной из своих работ подчеркивал:

«Одним из наиболее ярких и типичных проявлений идей “Лиотэ” стала инструкция ЦРУ украинским националистам в начале 1950-х годов. В ней предлагалось прекратить вооруженную борьбу как не имеющую перспективы. Ярым ОУНовцам рекомендовалось затаиться, а нескомпрометированной молодежи выдавать себя за сторонников власти, добросовестно работать и учиться, постепенно проникать в комсомол, проявлять активность, стать его функционерами, а затем сотрудниками партийного и советского аппарата, в котором занять руководящие посты, с тем чтобы через 30-40 лет захватить власть на Украине и организовать ее отделение от СССР». Что, как известно, и произошло — в полном соответствии с программой «Лиотэ»…

Ну а генерал Луи Лиотэ, в честь которого была названа операция, позже стал военным министром и маршалом Франции. Потом он снова служил в Марокко и умер в 1934 году глубоким стариком, когда посаженные по его указанию деревья уже стали большими.

eitington2Что же касается МИ-6, против агентуры которой в Литве успешно боролся Наум Эйтингон, то сегодня ее сотрудники гордятся разработанной и осуществленной ими операцией «Лиотэ», которая, по их мнению, в конечном итоге вызвала раскол в советском обществе на националистической основе и привела к развалу Советского Союза. Правда, вины Эйтингона в этом нет… Генерал делал все от него зависящее, чтобы этого не произошло.

Владимир Антонов

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ

Загрузка...