Партизанский комбриг Федор Игнатьевич Ширин

Партизанский комбриг Федор Игнатьевич Ширин

1
Уроженец деревни Сухая Миля (Солигорский район Минской области) Федор Игнатьевич Ширин был командиром боевой группы отряда В.З.Коржа, с которым дружил с 1930-х гг. Вот как пишут о Ф.И.Ширине в книге «Вся жизнь – Отчизне», посвященной партизанской войне на белорусской земле: «Это был неторопливый, спокойный мужчина лет сорока. Серые глаза его смотрели на собеседника прямо и доброжелательно. И партизанская кличка «Спокойный» подходила к нему, как нельзя лучше».
Василий Захарович Корж безусловно доверял Ширину и охотно принимал его приглашения навестить родную деревню. Доверие было полнейшим и возрастало соразмерно боевой активности отряда. В итоге уже к ноябрю 1943 года Федор Игнатьевич Ширин вырос до командира партизанской бригады имени С.М. Буденного в составе Пинского партизанского соединения, которым командовал В.З.Корж.
В этом партизанском отряде вместе с Федором Игнатьевичем воевал и его отец Игнатий Деменьевич Ширин (когда началась война ему было 68 лет, он воевал в отряде до 1944 года, затем освобождал Польшу, дошел до Берлина).
Партизанами были и два родных брата Ширина — Алексей и Василий. 6 ноября 1941 года они пробрались в захваченную немцами деревню чтобы рассказать правду о Москве, что она не покорена и свободна. А фашисты подло лгут, утверждая, что Москва взята. На них донесли – их предал друг детства, который вырос вместе с Василием и Алексеем. Братьев в этот же вечер расстреляли, немцы для устрашения еще несколько дней запрещали хоронить тела…

2
На фото комбриг Ф.И.Ширин возле могилы своих братьев

Из книги «Вся жизнь Отчизне»: «Группа Спокойного (Ширина) в количестве 50 человек 27 августа отправилась к железной дороге. Вернулись 12 сентября. За это время сделано следующее: партизаны подорвали поезд, следовавший на фронт с воинским грузом и техникой, спустили под откос эшелон и еще один подорвали».
Из воспоминаний Героя Советского Союза, Председателя Президиума Верховного Совета Белорусской ССР, Заместителя Председателя Президиума Верховного Совета СССР Василия Ивановича Козлова:
«Между Сухой Милей и Листопадовичами мы загнали в болото фашистский эскадрон. Наша разведка донесла, что каратели едут в Листопадовичи. Два дня тому назад они побывали в Пруссах, Чепелях, Погосте, Чапличах, Зажевичах. Мы уже знали про их зверские расправы. Они выгоняли на улицу мужчин, ставили их в ряд, потом выводили каждого десятого и расстреливали. Это за то, что жители будто бы связаны с партизанами.
По дороге в Листопадовичи в одном месте есть гать. По обеим сторонам гати густой кустарник, болото вязкое, почти непролазное. Перед этим дождь прошел, так оно совсем в трясину превратилось.
Меркуль решил замаскировать засады в обоих концах гати. Я был в передней засаде. Мы взяли ручной пулемет, 7 автоматчиков и нескольких бойцов с винтовками. Командиром у нас был Никита Бондаровец. В другой засаде тоже был ручной пулемет и 3 автомата. Семеро партизан были вооружены винтовками.
Второй засадой командовал Федор Ширин.
Сидим, ждем. Появились фашисты, мы даем им возможность взойти на гать. И когда последняя пара всадников отъехала от нас шагов на пятьдесят, Ширин вдруг ударил из пулемета. Автоматчики били метко, короткими очередями, пулемет стучал из болота глухо и грозно, звуки двоились. Создавалось впечатление, что здесь залегли большие силы. Несколько вражеских солдат упало, перепуганные кони рванулись, сбивая с ног пеших. Фашисты повернули назад, а тут встретили их мы. И пошло!..
Ширин косит их с одной стороны, мы — с другой… Меркуль приказал патронов не жалеть, уничтожить весь эскадрон и за счет трофеев пополнить свои боеприпасы. Так и сделали. Не оставили на гати ни одного живого врага. Многие, конечно, бросились в болото, только это их не спасло. Мы разместились так, что куда бы фашисты ни кинулись, всюду попадали под обстрел…».
За голову Ширина оккупанты давали большое вознаграждение. Когда из этой затеи ничего не вышло, нацисты захватили детей Федора Игнатьевича, надеясь таким образом выманить партизанского командира. На тот момент самой старшей дочери Нине было 12 лет, а самый младший — Жора появился на свет осенью 1941 года.
Из воспоминаний дочери комбрига Ф.И.Ширина Надежды Федоровны Василевской: «когда немцы ворвались в хату, Нине удалось вырваться и убежать, а четверых детей фашисты забрали и громко объявили, что везут их в город и там прилюдно казнят. Трое суток дети просидели в тюрьме. Их должны были расстрелять, но помог случай.
Комендант, который отвечавший за казнь детей, где-то проштрафился. Его в срочном порядке отправили на фронт. Перед своим отъездом он выпустил детей. Правда поставил одно условие – им никто не должен помогать. Доберутся до своих, выживут — хорошо. Нет — так он не виноват, судьба такая.
На дворе стоял ноябрь. Зима надвигалась суровая, лужи уже были затянуты льдом. Четверо детей, самой старшей было 8 лет, а младшему только 3 месяца, раздетыми, кто в чем побрели по дороге. Никто не верил, что они доберутся. Никто им не помогал — за любую помощь немцы объявили расстрел.
Вначале Жору несли на руках, затем тащили на одеяле волоком. Не один километр они так прошли, прежде чем добрели до дома моей тети Оли — маминой родной сестры. Там дети прожили до весны, потом отец свою семью забрал в лес к партизанам…
В 1978 году, когда мы отмечали золотую свадьбу наших родителей, уже ставшими взрослыми через 37 лет, мои братья и сестра решили вновь пройти этот путь пешком. В деревне тогда никто не поверил, что это именно те дети, и что они все выжили…
До конца своих дней моя мама была убеждена в том, что это Богородица заступилась и спасла их… Когда 1928 году родители поженились, отец, убежденный коммунист, был против икон в доме. Единственно, на какой шаг он пошел ради молодой жены – это венчание в церкви. Помню то, что рассказывала моя мама Мария Ивановна: «Стою я тогда перед иконами и не знаю: что делать, куда их прятать. Ночью приснился сон, сошла на землю Богородица и говорит мне: «Сохранишь нас — и мы тебя сохраним». Утром я встала, иконы в сундук положила, там они и пролежали до 41-го года, их тогда немцы сожгли вместе с домом».
На белорусской земле во время войны более 9 тысяч поселков и деревень сожгли вместе с жителями немецкие каратели. Эта же трагическая участь постигла и родную деревню моих родителей «Сухая Миля». Немцы заперли в своих домах жителей и подожгли. Не выжил никто из сельчан. Сейчас на месте бывшей деревни только поле и березы, да стоит памятник…

3
На фото слева — генерал В.З.Корж вручает награды партизанам бригады имени Буденного, Ф.И.Ширин крайний справа

Вместе с отцом в его партизанской бригаде имени С.Буденного воевала вся его семья. Мама прошла вместе с ним все тяготы войны. Готовила партизанам еду, мыла, стирала, с обозами выходила из окружения. Дети тоже были с ними. Мама с теплотой вспоминала молоденькую медсестру Зину, которая ей спасла жизнь.
В 1943 году партизанский отряд немцы загнали в болото. Около тысячи человек, выбираясь из немецкого окружения, по колено в воде уходили все дальше в лес. На помощь фрицам приходила артиллерия, самолеты. В один из таких обстрелов Зина, ценой своей жизни, закрыла маму своим телом…
Мои родители прожили долгую и все равно счастливую жизнь. Вырастили семерых детей. Их подвиг заслуженно отмечен боевыми и правительственными наградами. Ордена и медали я бережно храню и передам внукам, а затем, может быть и правнукам. Когда мы отмечали золотую свадьбу наших родителей, за столом собрались 35 родных и близких человек».
Сергей Иваневич, vitebskcity.info

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ

Загрузка...