Руський король Пинщины: Наримунт Гедиминович

Руський король Пинщины: Наримунт Гедиминович

Белорусский историк Любовь Левшун отмечает давнюю, крепкую и довольно загадочную связь между столичной Вильной и провинциальным Пинском. «Объясняется это, как кажется, следующим стечением обстоятельств: в родстве с древними пинскими князьями были (или, во всяком случае, считали себя) великие князья и короли Речи Посполитой. В частности, королева Бона говорит о пинских князьях как о “продках нашых”».

В 1320 году Пинск вошел в состав Великого Княжества Литовского. Великий князь Гедимин отдал его вместе c большей частью волынского Полесья сыну своему Наримунту. Именно при нем Пинское княжество достигло наивысшего расцвета. Город над Пиной стал важным торговым и культурным центром ВКЛ.

Возможно, предки Гедимина действительно были пинскими князьями. Пока это всего лишь предположение. Однако сам факт, что великий князь Гедимин назначил пинским князем своего сына Наримунта (после крещения – Глеб), которого западные хроникеры называют не иначе, как «руський король», сомнению не подвергается.

Наримунт был вторым сыном Гедимина. Воскресенская летопись сообщает, что в самом начале «пинского» периода во время одной из стычек он попал в плен к татарам. Московский князь Иван Калита выкупил его и отпустил домой. К тому времени Наримунт крестился, приняв христианское имя Глеб. В 1333-м он вместе с дружиной вступил в Новгородскую землю и захватил несколько городов (Ладогу, Орешек и другие).

Однако на Новгородчине практически не жил, проводя большую часть времени в Литве. Управление своими новгородскими владениями он передоверил сыну Александру. В 1338-м Наримунт не только отказался выступить на защиту новгородцев от шведов, но и отозвал Александра, после чего все его связи с Новгородом порвались.

В это же время Наримунт княжил в Полоцке и вместе с полоцким епископом Григорием подписал договор с Ригой. Сохранившаяся на этом документе печать Наримунта является одним из древнейших изображений герба «Погоня», позже принятого в качестве государственного герба Великого Rняжества Литовского.

Во время короткого правления в ВКЛ старшего брата Евнутия Наримунт являлся одним из влиятельнейших князей в государстве. Когда Ольгерд и Кейстут свергли Евнутия, Наримунт, как его сторонник, вынужден был бежать в Золотую Орду к хану Джанибеку.

По возвращении в Литву в 1346 году он снова стал править в Пинске. Наримунт участвовал во всех походах литовских князей и погиб в битве с крестоносцами на реке Стреве 2 февраля 1348 года. Его сыновья, Наримунтовичи, стали родоначальниками многих княжеских родов: Патрикеевых, Хованских, Булгаковых, Щенятевых, Куракиных, Голицыных, Корецких.

Более семидесяти лет Пинском правила династия православных князей Наримунтовичей. Лишь в конце XIV века князем становится не Наримунтович, а Кейстутович — брат великого князя Витовта, сам в будущем великий князь Сигизмунд. Он в 1396 году построил в Пинске деревянный францисканский монастырь – первую католическую обитель на территории современной Беларуси.

Язычника Сигизмунда Кейстутовича окрестил в католичество первый настоятель Пинского францисканского монастыря о. Винцент. Впрочем, приходу Сигизмунда на Полесье предшествовала трагическая история, описанная в «Хронике Быховца».

Дело в том, что в 80-е – начале 90-х годов XIV столетия во главе Пинского княжества стоял еще один Наримунт — фигура полулегендарная, некоторые историки отождествляют его с сыном Наримунта Первого Михаилом (ничего удивительного, если учесть, что литовские князья-язычники, крестившись, брали себе новое, уже христианское имя).

Наримунт-Михаил, последний носитель княжеского титула «duxdePinsk», известен еще и тем, что участвовал в пресловутой «битве титанов» — великих князей Витовта и Ягайло (коим также он приходился двоюродным братом).

В 1392 году, когда Витовт пытался безуспешно захватить Вильно с помощью крестоносцев Тевтонского ордена, Наримунт с войском выступил на стороне Ягайло. Летопись рассказывает об этом эпизоде следующим образом (в переводе на современный русский язык): «Каменный высокий замок устоял. Его с необычайным мужеством защищали белорусские воины и польский отряд во главе с пинским князем Наримунтом.

Он был душой обороны, смело сражался сам и воодушевлял других. Чтобы обезглавить защитников замка, один из крестоносцев вызвал его на поединок. Как человек чести, вопреки уговорам осажденных, он выехал из замка и вступил в бой. Когда они выехали в поле, один другого мужественно ударили копьями, Наримунт был сбит с коня копьем.

Вопреки правилам рыцарского поединка, его связали и потащили к Витовту. Тот приказал Наримунта «за ноги на вязовом дереве подвесить… и стрелами сам собственноручно его расстрелял». Происходило все на глазах у осажденных, но это не поколебало их стойкости. Через три месяца Витовт и его союзники – крестоносцы, убедившись в бесплодности попыток взять замок, сняли осаду и с награбленным добром и пленными ушли в Пруссию и Ливонию».

Таким образом, пинские князья играли далеко не последнюю роль в крупных политических и военных баталиях своего времени. Хотя можно говорить и о том, что они были простыми пешками в борьбе за власть между куда более значимыми фигурами братоубийственной шахматной партии. Витовт и Ягайло, как настоящие короли, позднее примирились, сумев разделить власть между собой. Но те, кто погиб, защищая их интересы, ушли из истории раньше, чем могли бы.

В роду потомков Гедимина Пинск оставался весьма долгое время, хотя, как видно из актов, передавался по прямой нисходящей линии по воле великих князей литовских. Так, в 1471 году, когда княжество Киевское обращено было в воеводство, великий литовский князь Казимир отдал Пинск «в хлебокормление» жене последнего киевского князя Симеона Олельковича княгине Марье и ее детям.

В 1519 году, после смерти дочери Олельковичей княгини Александры Симеоновны, король Сигизмунд II отдал Пинск в числе других городов в пожизненное владение своей супруге, королеве Боне, столь знаменитой в истории Польши и ВКЛ…

vb.by

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ

Загрузка...