Соловецкий юнга Владимир Ефимович Парабкович

Соловецкий юнга Владимир Ефимович Парабкович

parabkovich15 апреля 1926 года в Орше родился знаменитый соловецкий юнга, гвардии капитан 3 ранга, член Белорусского союза военных моряков Владимир Ефимович Парабкович.

Уже через полтора десятка лет для него и многих других детей войны стены монастыря на легендарном острове стали вторым домом. Всего Соловецкая школа юнг дала флоту свыше четырех тысяч специалистов — мотористов, боцманов, радистов, рулевых. И больше тысячи из них погибли в военное время.

Юного флотского электрика Володю Парабковича отправили служить на прославленный черноморский эскадренный миноносец «Сообразительный», на счету экипажа которого к концу войны было 40 смелых конвойных и 9 дерзких набеговых операций, около 300 отраженных атак вражеской авиации.

Вот как сам Владимир Ефимович Парабкович рассказывает о том времени и своей жизни:

«Вспоминаю о войне нечасто. Не хочется лишний раз тревожить сердце…

С первых дней войны немцы стали бомбить нашу Оршу. Пришлось покинуть город. Увидел слезы, кровь, услышал стоны раненых. При бомбежке нашего эшелона погиб мой отец, а меня контузило.

Я остался один. Шел пешком, ехал в разных попутных товарняках, часто попадал под бомбежки. Но каким бы ни было общее горе, я, пятнадцатилетний пацан, всюду находил поддержку и помощь наших людей. Со мной делились последним куском хлеба, укрывали от пуль и осколков.

Таких, как я, несовершеннолетних мальчишек, на фронтовых дорогах было великое множество. Нас находили и оформляли в детские дома, которые начали работать далеко в тылу. А жажда мести за сожженные города и села, за смерть родных наполняла наши сердца.

Потому и удирали мы из детских домов, обивали пороги военкоматов, тайком в воинских эшелонах направлялись в сторону фронта.

В августе 1941 года после неудачной попытки вырваться на фронт я был направлен в Куйбышевскую область в детский дом.

Наступил 1942 год. В лесу, обрубая сучья деревьев, я не удержал топор, и он угодил мне по пальцу левой руки. Меня с моим товарищем отправили в поликлинику.

На обратном пути в детдом мы с Сашей Ляпиным заметили около горкома комсомола моряка, который приклеивал на доску какое-то объявление. Подойдя ближе, прочитали правила приема в школу юнг Военно-морского флота на Соловецких островах.

Как сейчас слышу слова того моряка: «Ну что, хотите быть моряками? Тогда заходите  горком и пишите заявление». Не передать того восторга, который охватил меня в тот момент! Я прошел комиссию, горком комсомола организовал проводы. После этого на поезде мы отправились в Ульяновск. А дальше через Москву в Архангельск.

Здесь мы прошли приемную комиссию, где у каждого из нас спросили, по какой специальности хотел бы служить на флоте. Мне захотелось стать корабельным электриком. Уже через сутки мы на пароходе шли к Соловецким островам. Ранним утром увидели монастырь, его купола блестели на солнце. Вокруг шумел лес. По прибытии на место всех нас распределили по ротам и учебным сменам по специальностям.

Прежде чем приступить к занятиям, мы начали строить землянки. Почва была каменистой. Спиливали вековые деревья, выкорчевывали пни, плотничали. Работали все дни напролет. В десятиминутные перерывы бегали в лес за ягодами, чтобы утолить жажду.

После работы шли отдыхать в холодные палатки, где постелью были матрасы, набитые травой, и наволочки, под которыми лежали хвойные лапки. Накрывались байковыми одеялами и шинелями. Наши командиры рот и учебных смен жили в таких же условиях.

Занятия в школе начались 4 ноября 1942 года. Учились поначалу в землянках, умывались и стирали белье в близлежащем озере. От холодной воды коченели руки, пробирала дрожь. Сушили нательное и постельное белье на морозе.

На кострах кипятили нижнее белье в котлах с добавлением дезинфицирующего средства. Несмотря на все трудности, массовых заболеваний удалось избежать. Для предупреждения цинги пили перед едой настой хвои.

Вскоре закончилось строительство столовой. Уже не лил за воротник дождь, не дули холодные ветры.

В нелегких учебных буднях прошел год. В октябре 1943 года мы получили свидетельства об окончании школы юнг и разъехались по флотам и флотилиям.

По флотской традиции отличники учебы имели право выбора места службы. Я попросил послать туда, где смогу участвовать в боевых операциях. Меня направили на Черноморский флот.

В городе Поти нас встретили представители кораблей. С десятью однокашниками я получил направление на эсминец «Сообразительный». В погожий октябрьский вечер 11 юнг разных специальностей поднялись на борт эсминца. Нас встретили на юте. Командир корабля в сопровождении командиров боевых частей поздравил нас с прибытием. Матросы засыпали вопросами о нашей прошлой жизни.

Я узнал, что на корабле служат мои земляки: Василий Павлович Мазуркевич командир зенитной батареи и Иван Игнатьевич Курбыко пулеметчик. Кстати, и командир корабля капитан-лейтенант (в последствии контр-адмирал) ВОРКОВ Сергей Степанович родом из Гродно.

Корабль готовился через сутки выйти в море. Я был назначен дублером электрика на боевом посту главного распределительного щита турбогенератора в первом машинном отделении. Моей задачей было бесперебойное обеспечение корабля электроэнергией, от чего зависит управление и боеспособность.

Первые дни я был прикреплен к старшему матросу Павлу Никифоровичу Юнашу, который относился ко мне по-отцовски и называл не иначе как сынок. Через несколько дней меня закрепили за боепостом. По кораблю был издан приказ командира о присвоении юнгам звания гвардии краснофлотец с вручением нагрудных знаков и гвардейских лент.

Помнится мой первый боевой выход в море. Корабль должен был обнаружить и атаковать подводную лодку противника. Стою на боевом посту, обливаясь потом (температура в машинном отделении достигала 40 градусов), с напряжением всматриваюсь в показатели приборов. Вдруг слышу сильные взрывы. Корабль вздрогнул. Внезапно ощутил крутой поворот и большой крен корабля.

Меня по инерции отбросило от электрощита, но я успел ухватиться за поручни трапа. Мелькнула мысль: корабль начал атаку лодки. В нижних палубах не видно, что делается на верхней палубе корабля.

Неожиданно пропало электроснабжение по левому борту. Я услышал из переговорной трубы: «Пропала электроэнергия на левом двигателе рулевого управления, на машинном телеграфе, пульте управления бомбометания и других установках. В чем дело?».

Раздумывать было некогда, прошибло холодным потом. Мигом сориентировался, быстро нашел неполадку и устранил ее. Тогда я в очередной раз вспомнил слова своего командира смены в школе юнг, он часто говорил: «Не бывать мокрым в море, пока не вспотеешь на берегу». Получив первую благодарность от командира корабля, я с октября 1943 года /и до конца Великой Отечественной войны нес боевые вахты.

Эсминец часто выходил в море с заданиями. Помню, наш корабль был на пути из Поти в Батуми. Меня вызвал командир электромоторной группы Дремин. Сказал: «Вышел из строя прожектор на фок-мачте, поступила команда из ГКП командира корабля починить прожектор к его возможному применению». Дремин хлопнул меня по плечу и тихо произнес: «Знаю, сынок, справишься. Давай! Ты помоложе и половчее».

Страшно было даже глянуть на вершину фок-мачты, которая, казалось, качалась в бездонном ночном небе. Прижимаясь к холодному металлу, я лез наверх, а зимний морской ветер ее раскачивал как маятник. Я только один раз глянул вниз и дыхание у меня перехватило. Быстро починил неисправность прожектора и доложил на мостик.

parabkovich2Моя служба на эсминце «Сообразительный» продолжалась и после войны. Уже в октябре 1945 года стал командиром отделения, старшиной второй статьи, заменив своих старших товарищей, ушедших с корабля.

После демобилизации вернулся на родину, устроился на Минский пенициллиновый завод. Осенью 1951 года поселился в Узде Минской области и стал работать заместителем директора МТС по политической части. Но вскоре меня направили исполняющим обязанности заведующего отделом культуры райисполкома. Три года работал директором районного комбината бытового обслуживания.

Заочно я окончил институт народного хозяйства. В 1966 году меня назначили заместителем председателя райисполкома. Одиннадцать лет работал на этом посту. Потом пришлось уйти на пенсию из-за резкого ухудшения здоровья.

Считаю, что Соловецкая школа юнг правильно определила мой курс по жизни».

Капитан 2 ранга запаса Андрей Дроб

фото vsr.mil.by, minpraud.by

 

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ