Увековечен на Витебщине: Яков Иосифович Джугашвили

Увековечен на Витебщине: Яков Иосифович Джугашвили

dzugashviliВ центре деревни Копти Витебского района, по инициативе белорусских ветеранов-фронтовиков во главе с Виктором Демьяновичем Терещенко, установлен памятник старшему сыну И.В.Сталина старшему лейтенанту Джугашвили Якову Иосифовичу.

На памятнике выгравированы слова Маршала Советского Союза А.И.Еременко: «Пример подлинного героизма в боях под Витебском показал командир батареи Яков Джугашвили. В ожесточенном бою он до последнего снаряда не оставлял боевого поста, уничтожая врага».

pamyatnyj_znak_dzhugashvili_ya-i-_v_ag_kopti
Долгое время судьба старшего сына Сталина была покрыта завесой секретности. Что знали о нем? Сражался, был пленен. О том, как погиб, толки ходили разные.  В западной печати одна за другой появлялись «утки». Заголовки кричали: « Яков Джугашвили жив! … Под чужим именем живет в Европе!.. Скрывается от советского правосудия в Латинской Америке!» Только в конце 1960-х годов американцы рассекретили материалы архива фашистского рейха, открывшие правду о смерти Якова Джугашвили.

Яков родился в 1908 году в году в Баку, так как беременная Екатерина (Като) Сванидзе (мать Якова и первая жена Сталина) сидела в бакинской тюрьме за революционную деятельность. Ее временно освободили, чтобы она смогла родить. Грудного Якова увезли родственники Екатерины в Грузию, в деревню Баджи, где он провел свое детство. Екатерина вскоре скончалась от тифа. Похоронена Като на Кукийском кладбище в Тбилиси.

Лишь в 1921 году Яков переехал в Москву, чтобы жить в новой семье отца. 28 февраля 1936 года Яков Джугашвили получил квалификацию инженера-механика железнодорожного транспорта. Работал на ТЭЦ автозавода имени Сталина в Москве.

В воздухе все ощутимее пахло близкой войной. По совету отца Яков стал слушателем Артиллерийской академии имени Ф.Э.Дзержинского. Окончил ее в мае 1941-го.

Когда началась война, старший лейтенант Джугашвили стал добиваться отправки на фронт. Выпускника академии, тем более «не простого» выпускника, могли направить в штаб. Яков рвался на передовую. И он попал на нее через считанные дни. Причем в самое пекло.

В начале июля тяжелые бои с гитлеровцами развернулись в междуречье Березины и Днепра. Угроза очередного прорыва сложилась в районе Витебска. Командование фронта решило нанести удар силами сосредоточившихся в этом районе 5-го и 7-го механизированных корпусов. В составе последнего была 14-я танковая дивизия. В ее 14-м гаубичном артполку командиром батареи служил старший лейтенант Джугашвили.

В дыму и пламени многодневных непрерывных боев и бомбежек мехкорпуса погибли. Об участи Якова ничего не было известно. Однако в августе немецкие самолеты стали сбрасывать листовки. В листовках фото Якова и надпись на русском языке: «Старший сын Иосифа Сталина Яков Джугашвили, плененный в июле 1941 года под Витебском немецкой армией, перешел на нашу сторону. Русские солдаты, следуйте его примеру. Сдавайтесь!».

Более 20 лет информация о пленении и гибели Якова оставалась засекреченной. Правда о Якове Джугашвили была не по нутру многим. Гитлеровцам – это понятно. Но после войны ключ к истине оказался в руках американцев вместе с архивами фашистского рейха. Недавние союзники в обстановке начавшейся конфронтации с СССР решили не рассекречивать информацию о Якове Джугашвили.

Только в конце шестидесятых годов были опубликованы материалы «Дела № Т-176» отдела трофейных иностранных документов американского Национального архива. В нем хранится протокол первого допроса военнопленного Якова Джугашвили, который вел майор германской армейской разведки Холтерс.

Место – штаб фельдмаршала фон Клюге. Время – 18 июля 1941 года.

Из протокола допроса Якова:

«— Вы сдались добровольно или вас захватили силой?

— Нет, не добровольно. Меня взяли силой… 16 июля наша часть была окружена. Наши бойцы отбивались до последней возможности. Потом возле меня никого не осталось. Я решил найти командира дивизии, но командира не оказалось возле его автомобиля. Вокруг машины собрались красноармейцы из вспомогательных подразделений. Они все обратились ко мне: « Командир, веди нас в атаку!» Я повел их в атаку. Началась сильная бомбежка. Затем – ураганный артобстрел. Я снова очутился один. Я собирался все же пробиться к своим и уйти вместе с ними. Но тут ваши окружили меня вдруг со всех сторон … Откровенно говоря, я бы застрелился, если своевременно обнаружил, что полностью изолирован от своих.

— Считаете ли плен позором?

— Да, считаю позором…

— С отцом о чем-либо говорили в самый канун войны?

— Да, последний раз 22 июня.

— Что сказал вам отец при расставании 22 июня?

— Сказал: «Иди и сражайся».

— Считаете ли вы, что ваши войска имеют шанс добиться поворота в этой войне?

— Считаю лично, что борьба будет продолжаться.

— А что произойдет, если мы вскоре возьмем Москву, обратим в бегство вашу власть и возьмем все под свое управление?

— Не могу себе такого представить.»

Его хотели заставить сотрудничать. Первоначально были вежливы и предупредительны. Предложили пленному отправить домой весточку. Он отказался. Тогда предложили обратиться к родным по радио. Яков отверг и это.

Джугашвили понимал, как и сами фашисты, какой он ценный пленник, и осознавал, что враги попытаются использовать его в своих интересах. В первую очередь противник стремился вывести из равновесия Сталина. Добиться такого в то время значило, наверное, не меньше, чем выиграть крупное сражение. И старший лейтенант Яков Джугашвили продолжил бой. Бой без оружия…

Якова допрашивали многократно. Интересен протокол допроса, который вел капитан Решле:

— Каким образом выяснилось, что вы сын Сталина, если у вас не обнаружили никаких документов?

— Меня выдали некоторые военнослужащие моей части…

Потом был допрос в штаб-квартире фельдмаршала Бока. Допрос вел кадровый гитлеровский разведчик капитан Штрик-Штрикфельт. Он счел нужным уточнить:

— Итак, вы заявляете, что не верите в победу Германии?

— Нет, не верю,- таков был ответ.

То, что не удалось военным, попытались осуществить люди Геббельса. По их требованию пленный был доставлен в Берлин и под надзором гестапо помещен в один из лучших отелей. Но все оказалось тщетно. Постояльцем столичного отеля Яков пробыл недолго. Любезности закончились. В начале 1942 года Джугашвили был брошен в офицерский концлагерь Хаммельбург XIII.

Из показаний бывшего унтер-офицера 828-го пехотного полка Зекла, который служил в лагерной охране (так значилось в тексте, опубликованном в чехословацком журнале «Жизнь» в 1968 году): «Яков Сталин был заключен в одиночку барака № 6. Там он не смел ни читать, ни писать… На ночь его камера закрывалась тяжелыми железными решетками и на две двери, которые закрывались на два замка.»

Ко времени публикации этого материала о «Деле № 176» еще не было ничего известно. Зекл, а вместе с ним и журнал, предположили, что в марте 1945 года Яков был освобожден американцами из Хаммельбурга. Так стали рождаться разные версии о дальнейшей судьбе старшего сына Сталина.

В апреле 1942 года гитлеровцы перевезли пленника в концлагерь XS близ города Любек. В нем содержались пленные из разных стран, в том числе 1.800 польских офицеров. Из воспоминаний бывшего узника концлагеря XS поручика Марьяна Венцлевича:

«В последних числах апреля 1942 года прошел слух, что в лагерном карцере какая-то важная «птица». Вскоре через капитана Соммера, который отбывал там арест, стало известно о старшем лейтенанте Якове Джугашвили.

В мае 1942 года пленного отвели в барак польских штабных офицеров, где немцы приготовили специальное помещение. В бараке была сделана перегородка, отделявшая две маленькие комнатки от остального помещения. Соседом Джугашвили был ранее помещенный сюда сын премьера Франции Леона Блюма капитан Рене Блюм. В немецких лагерях советским офицерам не полагалось никаких привилегий, вытекающих из Женевской конвенции… как это имели поляки, французы, англичане. На собрании комендантов бараков польские офицеры постановили, что сын Сталина будет получать от нас все, что мы сами получаем от Международного Красного Креста.

Мы решили, чтобы сын Сталина оказался на воле. Включили ценного для немцев пленного в группу, готовившую побег. С риском удалось сделать подкоп из барака под проезжей дорогой, окруженной пшеничным полем. Непредвиденный случай перечеркнул план. Стражник, который опаздывал на проверку, бежал напрямик в сторону казармы. Он буквально столкнулся с вылезавшими из подкопа беглецами.

После неудавшегося побега Джугашвили под сильной охраной доставили в концлагерь Заксенхаузен. Его поместили в специальном бараке на территории блока «А», изолированной от остальной части лагеря. Блок был оцеплен колючей проволокой, по которой проходил ток высокого напряжения. Охрану нес особый караул СС.»

Рапорт охранника повествует о том, будто 14 апреля 1943 года Яков Джугашвили взбунтовался, бросился к проволоке и был «убит при попытке к бегству». Однако есть много оснований сомневаться в достоверности этих показаний. В доказательстве этой версии опирались на воспоминания бывшего узника немецкого коммуниста Гарри Науекса, но в специальном блоке было только 6 человек и немецких узников там не было.

Кроме того появились новые версии гибели Якова. Лейтенант Зелингер, комендант концлагеря Ягердорф, утверждал, что в 1944 году Яков Джугашвили находился в его концлагере, затем его перевезли в больницу при лагере Ламсдорф, где он и умер.

Скорее всего, фашисты пытались замести следы своей деятельности. Есть свидетельства, что у них имелись даже двойники Якова Джугашвили, судьба которых различна.

В чем у многих исследователей нет сомнения, так это в том, что погиб Яков в апреле 1943 года. Об этом лично депешей от 22 апреля Гиммлер уведомил Гитлера.

Выдержка из заключения судмедэкспертизы дивизии СС «Мертвая голова»: «14 апреля 1943 года, когда я осмотрел данного пленного, я констатировал смерть от выстрела в голову…». О смертельном ударе тока и ожогах – ни слова.

Общеизвестным является факт, что в ответ на предложение гитлеровцев поменять сына на фельдмаршала Паулюса, захваченного в плен в Сталинграде, Верховный Главнокомандующий будто бы ответил: « Я солдата на маршала не меняю».

Военнопленные рассказывали, что узнав об обмене (немцы напечатали об этом в газетах и сообщили по радио) многие утратили силы к сопротивлению. Когда стало известно, что Сталин отклонил такой обмен, к нему прониклись еще большим уважением и уверенность в победе уже не покидала людей.

Сталин никогда не делился своим горем даже с ближайшим окружением. Единственный, кому поведал свою боль Сталин, был его старый друг по Тбилиси – Кавтарадзе, которого он как-то после войны пригласил в Москву. Когда они сели ужинать, Сталин тихо сказал: «Они убили моего сына — грузина». Затем он обмакнул кусочек хлеба в бокал с вином, положил его рядом. Больше к этой теме они не возвращались.

В Центральном архиве Министерства обороны РФ в г. Подольске имеется документ (ф.3014,оп.1,д.11) под названием «Список командного состава 14 ТД, отличившихся в боях и представленных к правительственной награде». За бой у реки Черногостница под Витебском 7 июля 1941 года наряду с другими бойцами к правительственной награде был представлен и командир батареи старший лейтенант Я.И.Джугашвили.

А в 1977 году за мужество, проявленное в фашистском плену, он был посмертно награжден орденом Отечественной войны I степени.

poznaibelarus.by

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ

Загрузка...