Верный вере: Дмитрий Емельянович Власенков

Верный вере: Дмитрий Емельянович Власенков

20 августа 2000 года по представлению Алма-Атинской епархии белорусский крестьянин был прославлен в лике святых Архиерейским Собором Русской Православной церкви. День его памяти отмечается 5 мая…

Судьба Дмитрия Емельяновича Власенкова — не из тех, которые ложатся в основу захватывающих художественных фильмов, да и увлекательную книгу о нем вряд ли напишешь. Но в то же время именно такие судьбы и дают представление о стойкости духа белорусов, верности их себе и своим принципам. Власенкова не сломали ни эпоха, ни обстоятельства, ни то, что называется духом времени — при том что он вовсе не был героем и символом своего поколения…

Дмитрий родился 15 мая 1880 года в местечке Россасна Горецкого уезда Могилёвской губернии (сейчас — деревня Россасно Дубровенского района Витебской области) в семье волостного старшины. Окончил церковноприходскую школу и начал такую же жизнь, как и отец, — жизнь обычного белорусского крестьянина. Когда пришло время, в 1901-м, был призван в армию, служил в лейб-гвардии Финляндском полку, сначала рядовым, затем унтером. Потом снова родное село, свадьба, большая семья…

Шли годы, отгремела Первая мировая, нахлынули и отхлынули революции, а в жизни Дмитрия Власенкова все оставалось прежним — родина, тяжелый труд на земле и — церковь. В сельском храме он с детства был певчим, а со временем стал псаломщиком.

Все изменилось в 1934-м, когда храм был закрыт, а его настоятель арестован. Для жителей села это был настоящий шок. Как жить дальше? Как отпевать покойных? Как справлять праздники?.. Жители Россасно пришли за советом к Дмитрию Емельяновичу — как-никак он был членом церковного совета, пользовался общим авторитетом.

И сам собой нашелся выход — Власенков начал исправлять главные религиозные обряды на дому. Читал Псалтирь по умершим, а на Радоницу, «Пасху мертвых», собирал односельчан на кладбище. Приходило туда около двухсот человек. Пел небольшой хор, которым руководил Власенков. Получалось что-то вроде поминальной службы, только на открытом воздухе. Церковная жизнь в селе, лишенном храма, продолжалась… Имя Власенкова стало известным в соседних деревнях, а потом и по всему району.

Удивительно, но такое положение сохранялось на протяжении шести (!) лет. По Беларуси катились 1937-38-й, безжалостно ломавшие судьбы, но Власенкова они не затронули, будто он был заговоренным. На него не «стучали» ни соседи, ни жители окрестных сел. Тем более удивительно, что как раз в 1938-м в Дубровенском районе были арестованы практически все священнослужители вообще!.. Но 16 мая 1940 года настал все же и его черед.

Несколько сельчан под угрозой ареста согласились подписать лжесвидетельство — будто во время служб псаломщик занимался антисоветской агитацией. В постановлении на арест формулировка предварительного обвинения звучала так: «Не имея определенной работы, проводит религиозные обряды, чем добывает средства для существования. Белорус, женат, имеет жену и восемь детей, получает пособие по многосемейности».

На допросах Дмитрий Власенков держался спокойно и с достоинством, стоял на одном: никакой антисоветской агитацией не занимался, а религиозные обряды исправлял, никакой тайны в том нет, вся округа знала. Дело было направлено на доследование, так как никаких доказательств антисоветских преступлений обвиняемого выявлено не было.

На суде в Витебске 19 ноября 1940-го Власенков заявил: «В предъявленном обвинении виновным себя не признаю. Мне безразлично, какая была власть — я обязан ей подчиняться. Когда были в нашем селе поминки, я ничего не говорил на них плохо о власти. И заявляю, что мне было жить хорошо на хуторе, а также и в колхозном центре… Религиозные обряды я проводил только на похоронах и денег не просил, только если сами дадут». Лжесвидетели снова повторили свои показания, и Дмитрий Емельянович опять их отверг.

Было понятно, что Власенков стоит на своем твердо, и по окончании прений прокурор потребовал приговорить его к шести годам исправительно-трудовых лагерей. Благодаря адвокату срок уменьшили на год — пять лет. По понятиям конца 1930-х — срок вполне «вегетарианский», «детский».

Из Орши Дмитрия Емельяновича отправили этапом в Казахстан, и 11 мая 1941-го в числе других зэков он вышел из эшелона на перрон станции с говорящим названием Карабас. В Карагандинском лагере белорусский крестьянин протянул ровно год. 5 мая 1942-го его поместили в лагерную больницу, где он умер в тот же день. Его могила затерялась на кладбище казахского поселка Эспе…

14 апреля 1993 года Дмитрий Власенков был реабилитирован по закону Республики Казахстан; Судебная коллегия по уголовным делам Республики Беларусь реабилитировала его 20 декабря 1994-го. 20 августа 2000-го по представлению Алма-Атинской епархии белорусский крестьянин был прославлен в лике святых Архиерейским Собором Русской Православной церкви. День его памяти отмечается 5 мая…

…На единственной сохранившейся его фотографии — простое, сжатое, как кулак, лицо человека-труженика, всю жизнь проведшего на земле. А вот душа его была обращена к небу. Не знаю, помнят ли сейчас своего земляка — вроде бы не совершившего ничего героического, но никого и ничего не предавшего — в деревне Россасно. Очень хочется верить, что помнят.

Вячеслав Бондаренко

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ

Загрузка...