Повседневная жизнь населения Витебщины после освобождения

Повседневная жизнь населения Витебщины после освобождения

vitebsk1945

После освобождения территории Витебщины повседневной действительностью населения, пережившего трехлетнюю нацистскую оккупацию, стала адаптация к мирной жизни, преодоление прежде всего социально-экономических последствий войны и выживание в тяжелых материально-бытовых условиях послеоккупационного военного периода.

За время оккупации произошли значительные изменения в демографическом и социальном составе населения Витебской области. Накануне войны в области (в довоенных границах) проживало около 1 млн. 300 тыс. человек. Согласно статистическим данным, представленным районами после освобождения на 1 августа 1944 г., население области сократилось до 499 088 человек. Если до войны и оккупации в сельской местности проживали около 70% жителей региона, то в 1944 г. сельское население составляло 90%. В условиях острой нехватки продовольствия обработка земли стала важнейшим источником существования. В деревне в период оккупации было не только легче с продовольствием, но и спокойней. Война и оккупация привели к резкой диспропорции полов. Особенно перевес женского населения над мужским сказывался в сельской местности. Так, среди сельского населения Витебской области на 1 августа 1944 г. женщины составляли 68% от всех жителей. При этом наибольшим перевес женщин был в возрастной группе от 16 до 55 лет, которая составляла наиболее дееспособную часть населения: если мужчин в данном возрасте насчитывалось 29 797, то женщин -121 435, или 80% от общей численности тех, кто являлся основной трудоспособной частью послевоенного общества (1, л. 54).
В сентябре 1944 г. на территории, освобожденной от немецких захватчиков, кроме Витебской, была создана Полоцкая область, включавшая в себя девять районов бывшей Вилейской области и шесть районов Витебской области. Положение населения, пережившего оккупацию, было крайне тяжелым, многие остались без крова и средств существования. Жители сожженных и разрушенных деревень ютились в шалашах и землянках (2, л. 84). По городу Витебску сохранившиеся дома коммунального хозяйства, заводского и частного сектора составляли 12,8% к довоенному времени. Значительная часть горожан проживали в бункерах (3, л. 27).
Одной из первоочередных задач власти и самих жителей было восстановление жилищного фонда. В деревнях и селах с этой целью комплектовались строительные бригады, в основном из числа женщин и мужчин-инвалидов, повсеместной стала практика толоки (4, л. 10, 33). В городах население массово участвовало в послевоенном восстановлении в рамках проводимых субботников и воскресников, проходивших под лозунгами «Каждый витеблянин строитель своего города» и «Что ты сделал для восстановления г. Витебска?». Так, уже 9 июля 1944 г. Витебске состоялся первый воскресник, в октябре 1944 г. их было проведено четыре с целью восстановления и ремонта разрушенных помещений, озеленения города (5, л. 1, 4; 6, л. 10).
Каждый трудоспособный житель Витебска должен был отработать на восстановительных работах установленную норму рабочего времени, при этом характер (очистка мусора, уборка кирпича и т. д.) и объем выполненных работ (до 24 часов в месяц) фиксировались в «Личной книжке участника восстановления г. Витебска» (7). В условиях дефицита строительных материалов, отсутствия транспорта, нехватки средств не представлялось возможным быстро решать жилищную проблему. Так, в Ушачском районе за 7 месяцев с момента освобождения было построено и восстановлено только 6% разрушенных крестьянских домов, в некоторых районах крестьяне продолжали жить в землянках до 1946 г. (8, л. 1).
Местные органы власти пытались решить вопросы с обеспечением продуктами питания введением с первых дней в городах карточной системы. Однако, как свидетельствуют архивные документы, снабжение хлебом рабочих и служащих проходило с большими перебоями, отпускаемые фонды далеко не обеспечивали снабжение по установленным нормам (9, л. 17; 10, л. 1).
Особенно тяжелая ситуация сложилась в восточных районах, территория которых была партизанским краем. Во время неоднократных карательных экспедиций против партизан немецкие захватчики жестоко расправлялись с мирным населением в партизанских районах, которые, спасая свою жизнь, уходили в леса к партизанам, бросая имущество: хлеб, одежду, скот, которые сжигались или увозились немцами (11, л. 51). Так, в Освейском, Россонском, Ушачском, Полоцком, Дриссенском, Ветринском районах население не имело возможности произвести посевы озимых и яровых культур под урожай 1944 г. как на приусадебных участках, так и колхозных полях. Во многих колхозах необходимые продукты на трудодни не распределялись. В поисках хлеба началось массовое перемещение жителей восточных районов в Латвию, Литву, западные районы БССР («отходничество») (11, л. 53).
Первоочередным мероприятием по восстановлению мирной жизни освобожденных территорий стала организация обеспечения населения самыми необходимыми промтоварами, так как многие люди лишились верхней одежды, обуви, белья. Согласно постановлению созданного еще в прифронтовой полосе бюро Витебского горкома партии «О неотложных мероприятиях по восстановлению города» от 8 декабря 1943 г. сразу после освобождения ставилась задача организации торговли и налаживания работы артелей бытового обслуживания, прежде всего сапожных, швейных (5, л. 8).
Докладные записки и сообщения по ситуации в районах констатировали, что большинство населения нуждается в одежде и обуви, «ходит в лохмотьях, этими же лохмотьями прикрывается», а дети из-за отсутствия одежды не посещают школы (11, л. 99; 12, л. 6; 13, л. 165). В сельской местности распространенной стала практика возвращения к домотканой одежде, самодельной обуви, лаптям, деревянным колодкам (14). В исключительно тяжелом материальном положении, оказались представители сельской интеллигенции учителя, врачи. Руководство районов сообщало в область об имевших место случаях, когда в отсутствие приусадебных участков, не получая установленные нормы продуктов и промтоваров, учителя «ходят по колхозам и собирают милостыню, просят одежду и обувь у колхозников» (15, л. 27).
Практически во всех районах сложилась критическая медико-эпидемиологическая ситуация, значительная пораженность населения инфекционными заболеваниями (сыпной тиф, чесотка, дизентерия и т. д.) (11, л. 40; 16, л. 185). Уничтожение большей части медицинских учреждений, низкий уровень медикосанитарного обслуживания населения и платная медикаментозная помощь в период оккупации привели к высокой заболеваемости и широкому распространению инфекционных заболеваний среди местных жителей. Ситуацию усугубляло плохое питание населения, скученное проживание в сырых землянках.
Медицинская лечебно-профилактическая сеть по городам области была разрушена на 75%, по районам — 82% (16, л. 184). Во вновь открываемых медицинских учреждениях не хватало медицинских работников, отсутствовали мебель, инвентарь, что не позволяло обеспечить инфекционным больным необходимый уход, постельный режим. Первоочередной задачей в освобожденных от оккупации районах стало восстановление и постройка новых медицинских учреждений.
На февраль 1944 г. в Витебской области было открыто 17 больниц и 50 амбулаторий, осенью 1944 г. по Витебской и Полоцкой областям было восстановлено 57 больниц и 76 амбулаторий, что составило только 35% от количества довоенных медучреждений (3, л. 120; 17, л. 6). В целях ликвидации заболеваний и предупреждения их распространения утверждались чрезвычайные противоэпидемические комиссии и санитарные тройки, власти инспирировали постройку в населенных пунктах бань, прачечных, дезинфекционных камер, проведение санитарно-профилактической обработки населения (3, л. 173; 12, л. 16).
Местные органы власти также учитывали важность восстановления в освобожденных районах системы охраны материнства и детства. В октябре 1944 г. от Витебского обкома КП(б)Б в районы поступило директивное распоряжение об открытии магазинов для беременных женщин и кормящих матерей (18, л. 191). Был организован учет многодетных и одиноких матерей с последующей выплатой им пособий.
Весной 1945 г. в Полоцкой области соответствующее государственное пособие получили 1244 женщины. Сразу после освобождения было развернуто восстановление женско-детских консультаций (на начало 1945 г. в Полоцкой области их насчитывалось 9), специально выделялось оборудование молочных кухонь при них (7, л. 58).
Одной из задач органов власти стала помощь семьям мобилизованных в Красную Армию и партизан, которым выплачивались пенсии и пособия, в первую очередь предоставлялось жилье, приусадебные участки, осуществлялось их трудоустройство. В соответствии с постановлением ЦК КП(б)Б от 12 октября 1943 г. на территории Витебской области по мере освобождения ее от немецких захватчиков при областном и районных исполкомах создавались отделы по государственному обеспечению и бытовому устройству семей военнослужащих и партизан (на июль 1944 г. по Витебской области было организовано 27 отделов) (19, л. 2). Однако в ситуации повсеместной разрухи, всеобщего послевоенного дефицита, решить все материально-бытовые проблемы не представлялось возможным по объективным причинам.
Важной составляющей социальной сферы послеоккупационной жизни стала помощь детям, потерявшим родителей. Всего на сентябрь 1944 г. по Витебской области было учтено 5607 детей-сирот и оставшихся без родителей, которые были устроены на патронирование, отданы под опеку родственникам или знакомым, а также 2328 детей определены в 23 восстановленных детских дома (15, л. 31).
Проблемами детей занимались государственные и общественные организации (комсомол, профсоюзы, Красный Крест). Решением бюро Витебского горкома КП(б)Б от 26 апреля 1945 г. при Отделе народного образования был организован женсовет из общественниц для оказания помощи детям-сиротам (20, л. 69).
Власти делали максимально возможным обеспечение детских домов продуктами питания и промтоварами. В то же время в докладных записках и сообщениях по ситуации в детдомах и домах младенца назывались случаи несвоевременной и неполной выдачи продуктов питания торгующими организациями, нехватки одежды, обуви, постельных принадлежностей, а также оборудования (отсутствие, кроватей, столов, стульев) (12, л. 156; 21, л. 16-19; 22, л. 37).
По мере освобождения области от оккупации местные власти прилагали усилия по восстановлению системы общеобразовательных школ, для которых приспосабливались избы, землянки, другие уцелевшие строения. Параллельно областное руководство приказывало организовать в районах артели по производству школьной мебели, классных досок, ремонту школьной одежды и обуви (2, л. 12-13; 11, л. 4).
В Витебске в марте 1945 г. действовало 10 школ, в которых обучались 5019 детей (12, л. 177). При этом основными причинами, по которым определенная часть ребят не посещали школы, в отчетах инспекторов отдела образования назывались плохое материальное обеспечение (отсутствие одежды и обуви) и занятость на работе. Несмотря на запрет республиканского руководства привлекать школьников к сельскохозяйственным работам в колхозах во время школьных занятий, подростки в условиях нехватки рабочих рук все равно вместе с женщинами и стариками работали в поле, в строительных бригадах, многие заменили отцов на производстве.
Несмотря на материальные трудности уже в послеоккупациоиный период войны были сделаны первые шаги по воссозданию и налаживанию работы учреждений культуры, которым придавалось большое значение в политико-моральном воспитании населения. На 1 октября 1944 г. по Витебской области было восстановлено 300 культпросветучреждений: 17 ДСК, 3 городские, сельские, 19 районных библиотек, 259 изб-читален (23, л. 244). Не базе изб-читален создавались различные кружки (драматические, хоровые, музыкальные), в ноябре 1944 г. прошли первые районные смотры колхозной художественной самодеятельности (18, л. 6). Помимо распространения периодических печатных изданий в областных центрах и районах, в сельской местности налаживалась также деятельность агитационных бригад и агитаторов, в задачи которых входило чтение лекций и выступление с докладами о военно-политических событиях, положении на фронтах Отечественной войны, а также проведение бесед на научные и антирелигиозные темы (12, л. 112; 24, л. 39).
В августе 1944 г. в городе Витебске приступил к работе кинотеатр «Спартак», а накануне нового 1945 г. открылся театр (25, л. 35, 38). Также организовывалась работа радио и кинопередвижек. На начало 1945 г. по районам Витебской области действовало 16 киноустановок и кинопередвижек, которые демонстрировали художественные и документальные фильмы «Разгром немцев под Москвой», «Сталинград», «Ленин в Октябре», «Кутузов» и др. (21, л. 59). И хотя по причине нехватки средств, квалифицированных кадров процесс восстановления учреждений культуры и распространения средств массовой информации шел очень медленно, культурная жизнь постепенно налаживалась.
Таким образом, повседневной действительностью послеоккупационного военного периода в Витебской и Полоцкой областях, как и республике в целом, было выживание в экстремальных ситуациях недоедания, жилищной неустроенности, борьбы с болезнями. Советские органы и местные партийные организации пытались решить вопросы по удовлетворению материально-бытовых нужд населения, прилагали усилия по восстановлению школ и культурно-просветительских учреждений. Однако повсеместный дефицит, нехватка средств не позволяли оказать практическую помощь всем нуждающимся в поддержке и быстро победить разруху.
В результате войны Витебщина лишилась большей части трудоспособного населения, прежде всего мужчин. Основную группу населения составляли женщины, дети и старики, которые, несмотря на все трудности и потери, стремились самоотверженным трудом приблизить по-настоящему мирную жизнь, выживая сами и помогая решать основные задачи восстановления страны.

Источники и литература

1.Государственный архив Витебской области (ГАВО). Ф. 1-п. Оп. 1. Д. 42.
2.Там же. Д. 20.
3.Там же. Д. 40.
4.Там же. Ф. 9845-п. Oп. 1. Д. 22.
5.Там же. Ф. 102-п. Оп. 3. Д. 7.
6.Там же. Д. 4.
7.Витебский областной краеведческий музей. Ф. КП 21570/4; КП 20165/№ 8165/2.
8.ГАВО. Ф. 10060-п. Oп. 1. Д. 540.
9.Там же. Д. 8.
10.Там же. Ф. 7044-п. Oп. 1. Д. 14.
11.Там же. Ф. 10060-п.-Оп. 1.-Д. 21.
12.Там же. Ф. 1-п. Oп. 1. Д. 19.
13.Там же. Д. 223.
14.Воспоминания П. А. Воднева, жителя д. Городец Бешенковичского р-на
15.Воспоминания И. Е. Олешкевич, жительницы д. Заутье Миорского р-на
16.ГАВО.Ф. 1-п.Оп. 1.Д. 135.
17.Там же. Д. 44.
18.Там же. Ф. 10060-п.Оп. 1.Д. 10.
19.Там же.Ф. 1-п.Оп. 1. Д. 21.
20.Там же. Д. 26.
21.Там же. Ф. 102-п. Oп. 3. Д. 12.
22.Там же.Ф. 1-п. Оп. 1.Д. 126.
23.Там же. Ф. 102-п. Oп. 3. д.
24.Там же. Ф. 2806-п. Oп. 1. Д. 2
25.Там же. Ф. 1-п. Oп. 1. Д. 22.
26.Там же. Ф. 102-п. Оп. 3. д. 2

Цит. по: Николаева И. В. Повседневная жизнь населения Витебщины после освобождения. Віцебшчына ў гады Вялікай Айчыннай вайны: зб. навук. арт. склад.: А.А. Крыварот (і інш.); рэдкал.: А.А.Каваленя (гал. рэд.) (і інш.). — Мінск: Беларуская навука, 2015.

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ

Загрузка...