Преступления оккупантов на Витебщине в годы Великой Отечественной войны

Преступления оккупантов на Витебщине в годы Великой Отечественной войны

prestyplenia

С июля 1941 г. Советская Армия вынуждена была оставить Витебск. Еще через несколько дней вся территория, ныне входящая в Витебскую область, была оккупирована немецко-фашистскими захватчиками. На долю людей, оказавшихся под оккупацией, выпали небывалые испытания.

Утверждение «нового порядка», т. е. нацистской системы военных, политических, идеологических и экономических мер, начиналось с «фильтрации» населения. Насилие и зверства были составной частью политики германского руководства, направленной на массовое истребление советских людей. Приказом Гитлера от 25 июня 1941 г. власть на захваченной земле передавалась командующим войсками вермахта.
Бывший генерал войск СС Бах-Зеленевский, на которого была возложена борьба с партизанским движением, признался на Нюрнбергском процессе, что вся практическая деятельность оккупационных властей и германских войск протекала в соответствии с заранее разработанным планом уничтожения 30 млн. славян. И «если бы ситуация не изменилась в результате развития событий, то задача была бы выполнена».
Анализ поведения нацистов на временно оккупированной территории в очень не продолжительное по историческим меркам время убеждает в этом даже глубоких скептиков. Нацисты с самого начала придали войне расовый характер. В завоевательном походе на Восток Гитлер отделял русских от евреев. В его понимании евреи подлежали уничтожению, русские должны стать рабами. 30 января 1939 г. он говорил, что «результатом войны будет… уничтожение еврейской расы в Европе». Что касается ненемецкого населения Востока, то их обучение «не должно быть выше, чем четырехклассная народная школа, в этой народной школе должны учить лишь простому счету до пятисот, написанию своего имени и тому, что Господь Бог требует слушаться немцев». Даже умение читать для славянского населения Гитлер считал излишним (12, с. 96,98).
По сути, все годы оккупации территории БССР фашисты стремились выполнять задуманное планом «Ост», планомерно истребляя евреев и людей других национальностей, которые сопротивлялись нацистскому режиму. В соответствии с заранее разработанными инструкциями гитлеровцы сразу после вторжения выявляли коммунистов, комсомольцев, евреев, цыган, советских активистов, а также оказавшихся в окружении командиров и политработников. Все они подлежали уничтожению. Для этих целей оккупанты создали на территории области систему тюрем и концентрационных лагерей смерти. Это подтверждается фактическим материалом, раскрывающим поведение оккупантов на территории Витебской области, собранным по свежим следам после ее освобождения (2). В апреле 1945 г. Областная комиссия содействия в работе Чрезвычайной Государственной комиссии СССР в справке «Об итогах работы по учету ущерба, причиненного немецко-фашистскими захватчиками и их сообщниками гражданам, колхозам, государственным предприятиям, учреждениям и организациям местного подчинения Витебской области БССР» на основании тщательного изучения (для этого в области было создано 2942 комиссии городского, районного, сельсоветского и других уровней) сделала вывод: немецкие изверги превратили в руины города и села области. Вокруг Витебска обнаружены десятки тысяч трупов замученных фашистами советских людей (3, с. 9-23). Обобщенные сведения о людских жертвах немецко-фашистских злодеяний в целом по области представлены приложением к записке. Конкретно злодеяния оккупантов по уничтожению людей указаны в записках местных комиссий.
В данной статье приведем только отдельные примеры преступлений фашистов на оккупированной белорусской земле. В записке Оршанской комиссии содействия в работе Чрезвычайной Государственной комиссии о злодеяниях немецко-фашистских захватчиков и их пособников, составленной после освобождения Орши, указывается, как планомерно осуществлялось массовое уничтожение жителей города. Захватив город, гитлеровцы начали массовое истребление его жителей. Уже в первые дни они согнали в микрорайон улицы Городнянской и изолировали от внешнего мира 2900 евреев. Более четырех месяцев их содержали на голодном пайке, в тяжелейших антисанитарных условиях, подвергали побоям. 25 и 27 ноября 1941 г. все они были расстреляны. В конце сентября 1943 г. каратели под предлогом эвакуации загнали в товарные железнодорожные вагоны более 3000 жителей Орши и Оршанского района. После чего, перегнав составы в тупик, оставили людей под охраной эсэсовцев на трое суток без пищи и воды. На четвертые сутки голодным людям выдали отравленную баланду, что стало причиной их смерти. Трупы советских граждан, умерщвленных таким жестоким образом, были свалены в силосные ямы колхоза «Красный берег», сожжены, присыпаны землей (4, с. 1).
Оккупация Глубокского района сопровождалась не менее диким варварством. Здесь фашисты чинили террор против военнопленных и мирных граждан. В трех километрах севернее Глубокого находился лагерь для военнопленных. Осенью 1941 г. в нем содержалось от 23 до 24 тыс. красноармейцев. Из-за голода, холода (круглый год люди содержались вне помещений, в вырытых в земле ямах), болезней лагерь превратился в некрополь. Здесь ежедневно умирали от 200 до 500 человек (8, с. 52а-52г). В первые же дни оккупанты, как и на всей территории Беларуси, произвели в районе учет еврейского населения, конфисковали их личное имущество и продукты питания, выгоняли на тяжелые работы. В сентябре 1941 г. гебитс-комиссаром Глубокского округа Гохманом был издан приказ о переселении всего еврейского населения в специально выделенный для них квартал гетто. В гетто находились 8 тысяч мужчин, женщин, пожилых людей и детей. Выходить из гетто евреи могли только на работу или по специальным разрешениям. На спине и груди они должны были носить желтые звезды. За нарушение правил следовал расстрел. На населения гетто накладывались контрибуции, проходили погромы. Норма выдачи суточного продовольственного пайка была ориентирована на медленное угасание жизни человека, сотни людей ежедневно умирали от голода. Периодически людей группами отправляли на расстрел в урочище «Борок» (находилось в 1,5 км от Глубокого). Весной 1942 г. нацисты расстреляли в один день 2 тыс. евреев. Жительница Глубокого, JI. И. Рыжкова и другие очевидцы данного преступления сообщили, что находившихся в гетто людей, в том числе женщин, детей и стариков, по приказу гебитс-комиссара в один из дней согнали на физкультурную площадку, разделили на две группы. Одной из групп объявили о том, что она будет отправлена для работы в Докшицкий район. Когда люди увидели, что их обманули, путь их ведет в сторону урочища, где фашисты постоянно производят расстрелы, отдельные узники пытались спастись бегством. Немецкая полиция и жандармерия расстреляла их автоматными очередями. В урочище «Борок» оставшихся в группе заставили снять одежду, лечь лицом вниз, в заранее подготовленные траншеи. Убивали выстрелом в затылок.
Подобные варварские методы уничтожения населения в Глубокском районе продолжались до освобождения его территории. Летом 1943 г. еврейское гетто, в котором еще находились 5,5 тыс. человек, было окружено эсэсовцами, фашисты с самолета полили территорию воспламеняющейся жидкостью, забросали гранатами. Более тысячи узников гетто сгорели в огне, проведен массовый расстрел, смерти избежали только 120 человек. В Глубокском районе, по неполным данным, оккупанты замучили f и расстреляли 10 133 мирных жителей (9, с. 55а—55д).
С приходом фашистов на территорию Шарковщинского района здесь по такому же сценарию происходило зверское истребление белорусов, евреев, поляков, людей других национальностей. Иначе и быть не могло, поскольку руководство по уничтожению целых групп населения осуществлялось все тем же Глубокским гебитс-комиссаром и его командой. Производились бесчисленные аресты и расстрелы мирных граждан. С весны 1942 г. карательные операции стали носить систематический характер. Варварские расправы с гражданским населением, уничтожение населенных пунктов вместе с жителями стали повседневной практикой гитлеровцев. В ноябре 1942 г. в деревне Куштали Корн никого сельского совета немцы согнали в сарай и сожгли 204 жителей, в том числе стариков, женщин, детей. Всего в этом районе, согласно данным комиссии, фашисты и их пособники замучили, сожгли, расстреляли 2027 жителей, в Германию на каторжные работы в принудительном порядке угнали 1484 жителя, преимущественно молодежь (11, с. 40-40 об.). Угнанные в Германию советские люди были в статусе рабов. Об этом они писали в письмах своим родным, несмотря на цензуру сообщали о своем бесправном положении. Уроженка деревни Королева Германовичского сельсовета Анна Кушнер в письме своим родным сообщала: «целый год прошел с того времени, как я не видела вас, а что я видела за этот год. Кроме презрения, унижения, слез больше ничего». Содержание письма угнанной в рабство жительницы Шарковщинского района, все другие сообщения, рассказы вернувшихся после Победы на родину советских граждан подтверждают, что рабское существование вывезенных для работы в Германию людей было определено изначально.
В Германии, как отмечают прогрессивные ученые и политики, в послевоенное время это признали и сами немцы, к началу 1940-х гг. была создана своеобразная «нечеловеческая цивилизация», которая порвала всяческие моральные, духовные и культурные связи со всем окружающим миром. Как бы это сегодня ни воспринималось населением ФРГ, следует все же признать правильность утверждения, что опорой фашистского режима, воплощением официальной нацистской идеологии был сам немецкий народ: со времени прихода к власти Гитлера происходила мифологизация самосознания титульной нации. К сожалению, немцы поверили фашистской пропаганде в возможность получить на востоке землю, имущество и рабов-славян, которые день и ночь будут работать на колонизаторов-немцев, создавать для них райскую жизнь. Хозяева предприятий, ферм и других организаций, где удерживались в рабстве доставленные с оккупированных территорий рабочие и крестьяне, были пропитаны нацизмом. Дикое варварство и бесчеловечность, ненависть, проявляющиеся к людям другой национальности, насильно вывезенным в Германию, это не простая случайность, а сложившаяся человеконенавистническая идеология мракобесия. Поэтому условия для работы и жизни на чужбине для граждан СССР уже по определению не могли быть иными. Политика геноцида планомерное массовое истребление жителей оккупантами проводилась повсеместно. Многочисленные места захоронений, обнаруженные сразу после освобождения в Городокском районе, свидетельствуют о продуманном «планомерном умерщвлении фашистскими палачами детей, подростков, женщин и стариков». В августе 1941 г. еврейское население Городка (около 2 тысяч человек), фашисты согнали в гетто на окраину города, после чего в течение двух месяцев узников группами доставляли в урочище «Воробьевы горы», где взрослых расстреливали, а детей закапывали живыми. В феврале 1943 г. фашисты согнали в дом и сожгли 96 мирных жителей разных деревень. Свидетельница Е. Я. Левченко рассказала членам комиссии о зверском поведении оккупантов: 6 января 1943 г. у нее на глазах двум партизанам отрубили ноги и руки, после вывезли к зданию техникума и оставили на морозе для устрашения населения. Применялся в Городке и такой вид казни людей, как обливание водой на морозе. Основываясь на показаниях свидетелей, осмотре мест захоронения жертв террора оккупантов, комиссия установила: всего по Городокскому району с июля 1941 г. по 24 декабря 1943 г. расстреляно 4884, повешено 32, сожжено 168, угнано в рабство 947 человек (5, с. 1-1 об.).
Методы, применяемые оккупантами по уничтожению людей, чинимые издевательства над мирным населением нормальным людям трудно представить. В Лепельском районе около деревни Черноручье немецкими жандармами и полицейскими расстреляно 1500 человек, в том числе 500 мирных граждан, заподозренных в неблагонадежности германскому режиму (6, с. 183).
Колонизация Беларуси с массовым истреблением евреев, расстрелом белорусов сопровождалась экономическим грабежом, вывозом в Германию исторических культурных ценностей, сельскохозяйственной продукции, крупного рогатого скота, лошадей. Общий ущерб причиненный немецко-фашистскими захватчиками хозяйственному комплексу Витебской области в ценах 1945 года, по подсчетам специалистов, составил 25258770,8 тыс. рублей (7, с. 21-32).
Нападение фашистской Германии на СССР вызвало гнев советских людей, объединило в едином патриотическом движении все народы. Белорусы, евреи, поляки, люди других национальностей оказались союзниками в борьбе с нацистами. В обстановке патриотического подъема проходила мобилизация в ряды Красной Армии, создавались истребительные отряды и батальоны. За короткий срок на Витебской земле было сформировано и вооружено 26 истребительных отрядов, которые насчитывали 3648 бойцов (10, с. 100). Десятки тысяч жителей области возводили оборонительные сооружения. С 5 по 7 июля в Витебске в дивизию народного ополчения вступили 1500 добровольцев (10, с. 26). Партийные и советские работники, коммунисты и активисты в первые же дни оккупации переходили на нелегальное положение и объединяли силы для сопротивления захватчикам. В городах и районах Витебской области было создано 72 подпольные партийные организации. Чувствительными для вермахта и полицейских сил были действия вооруженных партизанских отрядов и групп. Все три формы всенародной борьбы населения Витебщины (боевые действия партизан, деятельность подпольных групп, широкое сопротивление оккупантам) свидетельствовали о естественном стремлении белорусского народа видеть свое Отечество свободным. С самого начала война приняла всенародный характер. Под Сталинградом, как и под Москвой, фашисты столкнулись с массовым героизмом воинов Красной Армии.
Расовый эксперимент фашистской Германии под названием «дранг нахт Остен» закончился крахом. Поколение людей, вступившее в войну и одержавшее Победу над коварным врагом, совершило великий исторический подвиг, плодами которого пользуются современники. Об этом следует помнить и, как указывает Президент Республики Беларусь А. Г. Лукашенко, постоянно работать над тем, чтобы прочно закрепить в сознании общества и прежде всего молодого поколения величие и незыблемость Победы народов СССР над фашизмом, что является важнейшим фундаментом для построения новой Беларуси и ее движения вперед (1, с. 9).

Источники и литература:
1.Витебщина освобожденная: октябрь 1943 — декабрь 1945: документы и материалы. сост.: Н. В. Воронова (и др.). — Витебск: Витеб. обл. тип., 2009. — 584 с.
2.Выступление Президента Республики Беларусь на торжественном собрании, посвященном 65-й годовщине освобождения Республики Беларусь от немецко-фашистских захватчиков и Дню Независимости Республики Беларусь (Дню Республики) А. Г. Лукашенко. Информ. бюл. Администрации Президента Республики Беларусь. № 8 (159).
3.Государственный архив Российской Федерации. Ф. Р-7021. Оп. 84. Д. 273.
4.Государственный архив Витебской области. Ф. 50-п. On. 1. Д. 5. Л. 1-8 об.
5.Там же, Ф. 735. Oп. 4. Д. 16.
6.Там же. Ф. 2088. Oп. 2. Д. 3.
7.Дорофеенко, Н. В. Витебская областная партийная организация в годы Великой Отечественной войны (1941-1945) Н. В. Дорофеенко. Тез. докл. науч.-теор. конф. «История Витебской областной партийной организации: традиции и преемственность». Витебск, 1987. 65 с.
8.Зональный Государственный архив в г. Полоцке. Ф. 687. Oп. 1. Д. 1.
9.Там же. Ф. 687. — Оп. 1.-Д. 1.
10.Там же. Ф. 687. Oп. 1. Д. 1.
11.Национальный архив Республики Беларусь. Ф. 4. Oп. 33. Д. 65.
12.Пикер, Г. Застольные разговоры Гитлера. Г. Пикер. Смоленск: Русич, 1993. -346 с.

Цит. по: Мандрик И. В. Злодеяния немецко-фашистских оккупантов на Витебщине в годы Великой Отечественной войны. Віцебшчына ў гады Вялікай Айчыннай вайны: зб. навук. арт. склад.: А.А. Крыварот (і інш.); рэдкал.: А.А.Каваленя (гал. рэд.) (і інш.). — Мінск: Беларуская навука, 2015.

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ

Загрузка...