Эльвира Мирсалимова: о страстях вокруг «фашиствующих актёров» витебского театра

Эльвира Мирсалимова: о страстях вокруг «фашиствующих актёров» витебского театра

mirsalimovaКоторый день не утихают страсти вокруг постановки на сцене витебского Национального академического драматического театра им. Якуба Коласа спектакля «Тень мысли нашей» по пьесе Франтишека Олехновича. И только ленивый не возмутился тем, что «на выделенные государством деньги чествуют фашистских прихвостней». Этой вдруг «злободневной» теме нужно остыть. Травля актёров должна быть прекращена.

Спектакль идёт на витебской сцене в постановке актрисы колосовского театра Нины Обуховой. Постановка, как полагается, принята художественным советом, и до сих пор, до злополучных публикаций, вопросов ни у кого не вызывала. Как никому не было дела до того, что другие пьесы Олехновича несколько десятилетий идут на больших и малых подмостках страны. «Чёрт и баба» – едва ли не самая ходовая пьеса среди любительских театров. Этот спектакль в репертуаре столичного ТЮЗа. Там же с успехом шёл спектакль по произведению Олехновича «Пан министр»…

С чего вдруг возник сыр-бор?

А с того обстоятельства, что витебские актёры, задействованные в означенной постановке Обуховой, умудрились сфотографироваться возле памятника Олехновичу. Дескать, почтили память фашистского коллаборациониста1

Сам разговор на тему резонансного околотеатрального явления загоняет нас в ситуационный тупик: что бы сейчас ни написала, обвинят либо в «защите фашиствующих», либо в нелюбви к белорусской культуре, либо в «маразме псевдопатриотизма», либо, либо, либо…

Актёры ввиду специфической занятости имеют мало возможностей для исторического самообразования. Зачастую они «погружаются» в эпоху, когда того требует роль. Допускаю, актёры труппы (и сама Обухова), задействованные в спектакле, и не знали всех перипетий рваной судьбы одиозного драматурга, жившего в непростое время. А если и знали, то уж точно не выпячивали и не бравировали неприглядным прошлым писателя. И, фотографируясь возле памятника Олехновича, они не бросали вызов обществу профашистским пафосом. Это не социальный вызов и не эпатажный выпад. Как не делает вызова академической науке любой турист, гость нашего города, фотографируясь у городского памятника Старику Хоттабычу.

Задача режиссёра качественно ставить спектакли по высокохудожественным пьесам талантливых драматургов. Задача актёров – своей игрой передать зрителю замыслы драматурга и режиссёра. Задача искусствоведов – судить спектакль по литературной и художественной ценности, по концептуальному решению режиссёра. Задача отделов культуры и идеологии утверждать или запрещать спектакль.

Можем мы в этой сентенции отделить судьбу драматурга от качества его произведения? Можем. Оправдываем ли мы тем самым его пособничество фашистам? Нет, не оправдываем. Этому нет оправдания. Можем ли не плевать в литературное творчество, но осуждать самого литератора? Можем. Как не плюём на обложки книг Василя Быкова из-за несогласия с его националистическими убеждениями. Как не чертыхаемся на поэта-националиста Нила Гилевича, подпевая «А я лягу-прылягу»…

Напомню, пьеса белорусского «нашего всё» Якуба Коласа «Новая земля» в советские и постсоветские времена – много десятилетий! – была под запретом, по разным идеологическим «соображениям». Кто от этого выиграл?

Итак, пьеса Франтишка Олехновича не находится в каких-либо списках запрещенной литературы, в произведении не содержится фашистских, экстремистских и прочих призывов; она принята худсоветом, а стало быть, одобрена отделом культуры горисполкома и Министерством культуры.

После войны в Белорусской ССР жило слишком много тех, кто подпадал под определение «сотрудничавших с оккупантами». Однако в сентябре 1955 года Верховный Совет СССР выпустил Указ, согласно которому амнистировались и освобождались от ответственности те, кто во время оккупации занимали руководящие должности в созданных оккупантами органах, пропагандистских организациях, если они явились с повинной или искупили вину последующей полезной деятельностью в СССР.

Писатель Олехнович остался в истории белорусского театра талантливым драматургом. А гражданин Олехнович навеки останется пособником фашистских захватчиков, радующимся бомбардировкам белорусских городов.

7

Газета, которую издавал и редактировал Ф.Олехнович во время оккупации

Давайте же позволим витебским театральным деятелям заниматься своим делом. И отделим театр от политики.

Эльвира Мирсалимова для vitebskcity.info

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ