Аресты принцев Саудовской Аравии: есть ли«белорусский след»?

Аресты принцев Саудовской Аравии: есть ли«белорусский след»?

В Саудовской Аравии «задержали принца, которого СМИ называли спасителем «личного кошелька» Лукашенко», — утверждают некоторые медиа, скептически относящиеся к системе власти действующей в настоящее время в Беларуси.

По их мнению, фамилия арестованного принца часто всплывала в СМИ вместе с фамилией белорусского президента. Правда, исключительно на уровне слухов. И связано это было с еще одной фамилией — московских бизнесменов Хотиных, которые являются выходцами из Беларуси.

Напомним, владелец инвестиционной компании Kingdom Holding, племянник короля Саудовской Аравии, миллиардер аль-Валид ибн Талал оказался в начале ноября среди 11 задержанных по подозрению в коррупции членов королевской семьи. А в августе 2017 года пресс-служба крупнейшего совладельца лишенного лицензии российского банка «Югра» Алексея Хотина сообщала, что в случае возобновления работы банка в его капитал может войти принц аль-Валид.

«Принц является крупнейшим акционером Citigroup (более 6% акций). Он выразил готовность рассмотреть возможность вхождения в капитал банка в случае восстановления работы финансового учреждения», — сообщила тогда пресс-служба Хотина.

Новость про возможное спасение банка «Югра» принцем, как и история с лишением лицензии, уже успела обрасти различными версиями, связанными в том числе с давно гулявшими в СМИ слухами по поводу бизнеса Хотина. А именно — якобы о тесных связях бизнесмена с белорусским президентом Александром Лукашенко, который таким образом вроде как ведет свой бизнес в России. Некоторые СМИ даже написали о том, что именно из-за требований ЦБ раскрыть реального владельца и произвести допэмиссию у «Югры» начались все проблемы.

Понятно, что у озвученной некоторыми медиа версии — «саудовский принц спасет „личный кошелек“ белорусского президента» — нет никаких официальных подтверждений. Пока все это лишь досужая конспирология, основанная даже не на догадках. Что же касается фактов и мнения экспертов, то они таковы.

Руководство Саудовской Аравии намерено полностью покончить со злоупотреблениями во властных структурах, для чего запустило масштабную антикоррупционную кампанию. Об этом заявил в воскресенье король Саудовской Аравии Сальман бен Абдель Азиз Аль Сауд, передает телеканал Sky News Arabia.

Ранее в субботу Высший комитет по борьбе с коррупцией постановил задержать по обвинению в коррупции 11 принцев из правящей семьи, а также несколько десятков министров, как ушедших в отставку, так и членов действующего кабмина. По неподтвержденной пока информации, в списке обвиняемых медиамагнат, саудовский принц Аль-Валид бен Таляль бен Абдель Азиз Аль Сауд, отправленный в субботу в отставку министр экономики и планирования Адель Факих, а также бывший глава министерства национальной гвардии принц Митаб бен Абдалла бен Абдель Азиз Аль Сауд.

Проводимое мероприятие к борьбе с коррупцией имеет, естественно, самое отдаленное отношение. Это просто удобный способ политической борьбы и расправ под благовидным предлогом. XXI век на дворе, надо соответствовать.

Высший комитет с коррупцией возглавляет кронпринц и сын короля Мохаммед бин Сальман. Он же является главным выгодополучателем начавшейся кампании.

Задержания и аресты имеют самое прямое отношение к развернувшейся несколько лет назад, еще при короле Абдалле, борьбе за смену принципа престолонаследия. Прежний принцип, введенный основателем королевства Абдель-Азизом Аль Саудом, когда власть передавалась от брата к брату, исчерпал себя — Сальман фактически последний из первого поколения потомков Абдель-Азиза, которые могут занять трон, далее следуют более младшие поколения.

Смысл такой системы престолонаследия прямо связан с лоскутным характером сборки Саудовской Аравии, где разные области полуострова и разные правящие в этих областях кланы получили через семейную иерархию династии Аль-Саудов доступ к власти в королевстве. Для этого Абдель-Азиз совершал политические браки с представительницами других кланов, чьи потомки и получали право на корону.

Такая система работает лишь в первом поколении, далее идет смешение и крови, и интересов, поэтому лествичная система престолонаследия в последующем становится скоре причиной нарастания противоречий, чем механизмом их разрешения. Возникает необходимость перехода к более традиционной системе наследования от отца к сыну. Но в этом случае один из ранее формально равных кланов становится главным и единственным, с чем, понятно, не будут согласны остальные, либо за это придется заплатить отступные.

Король Сальман и его сын Мохаммед принадлежат к крупнейшему клану Судейри, однако и остальные выглядят не слабее, кроме того, на дворе действительно 21 век, поэтому существуют и внеклановые интересы и группировки. Упомянутый в сообщении Аль-Валид бин Таляль, богатейший принц династии, является главой группировки «молодых принцев» — надклановой неформальной группы, наряду с традиционными племенными группировками обладающей серьезнейшим влиянием.

Основные конкуренты кронпринца Мохаммеда — это как раз «молодые принцы», клан Сунайян и племя шаммар, чьим представителем был предыдущий король Абдалла. Он, кстати, тоже пытался решить проблему наследования через смену принципа передачи власти, но делал это менее решительно, хотя его сын Митаб и был серьезно продвинут в иерархии. Собственно, как раз Митаб поэтому и находится в числе «коррупционеров» и тоже упомянут в числе 11 задержанных принцев.

Однако логика борьбы и ее методы, разрешая одни проблемы и противоречия, создает новые. Именно лоскутный характер королевства сейчас и создает основные угрозы: структура управления Саудовской Аравии поделена между кланами и в случае войны между ними само управление страной может быть парализовано. Клан Сунайян традиционно контролирует ряд спецслужб и внешнюю политику, племя шаммар имеет собственную силовую структуру — Национальную гвардию, клан Аль-Джилюви обладает влиянием в нефтеносной Восточной провинции, «молодые принцы» во многом контролируют финансовую систему страны, клан потомков Мохаммеда Абд Аль Ваххаба Аш-Шейх, хотя и не входит в династию, как и клан Джилюви, но обладает колоссальным влиянием на идеологическую и религиозную жизнь королевства.

Понятное стремление к консолидации власти может привести к обратному эффекту — ее распаду, а следом — и распаду самого королевства. Что в складывающихся обстоятельствах более чем вероятно.

Без внешней поддержки такого рода мероприятия обречены, и скорее всего, они согласованы с главным союзником Саудовской Аравии США. Только Штаты обладают достаточными ресурсами, чтобы повлиять на мятежные кланы, хотя, понятно, слоновость США создает свои собственные проблемы.

Прогнозировать последствия происходящих в Саудовской Аравии событий и процессов — дело абсолютно безнадежное. Все зависит от многих объективных и субъективных факторов, сейчас можно лишь отметить риски и тенденции. Аль-Сауды вынуждены решать проблемы, которые и так слишком накопились. Они и пытаются их решать. Это при любой ситуации лучше, чем прятаться в кусты и рассчитывать, что все само собой как-нибудь рассосется. Такая стратегия однозначно ведет к катастрофе. Попытка решить проблемы может обернуться крахом, но появляется хотя бы шанс.

источник

 

 

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ

Загрузка...