Пацан сказал, пацан не сделал

Пацан сказал, пацан не сделал

detail_d0c6e4a38cce855a1f2ad2489649e0fc

Как меняются взгляды Трампа на ключевые внешнеполитические проблемы.

«Что касается военных действий, я не люблю говорить о том, что я планирую делать и как я планирую это делать», — утверждал Дональд Трамп на совместной пресс-конференции с королем Иордании Абдаллой 5 апреля. Уже через два дня американские ВМС обрушили на сирийский аэродром 59 крылатых ракет «Томагавк» и заставили весь мир обсуждать непредсказуемость нынешнего хозяин Белого дома. Удар по Сирии многими был расценен как лишнее доказательство того, что у Трампа просто нет полноценной внешнеполитической стратегии. «Лента.ру» постаралась разобраться, так ли это и насколько решения Трампа-президента соответствуют его предвыборным обещаниям.

Стейки вместо бигмака

«Мы не можем позволить Китаю насиловать нашу страну — а он именно этим и занимается! Это самая большая афера в истории человечества!» — так Трамп отзывался о проблеме КНР во время предвыборной кампании, обещая вернуть «украденные» Пекином рабочие места.

«Мы установили дружеские отношения. Я думаю, в далекой перспективе у нас будут совершенно, совершенно великолепные отношения, и я уже жду этого момента», — а этими словами он описал впечатления от встречи с председателем КНР Си Цзиньпином, которого 45-й президент США принимал в своем поместье во Флориде.

В 2015-м Трамп призывал бывшего тогда главой государства Барака Обаму не тратить время на расшаркивания с Си, сводить его в «Макдоналдс» и тащить обратно за стол переговоров. Однако, сам оказавшись в президентском кресле, миллиардер повел себя совершенно иначе, устроив китайскому лидеру прием по всем правилам протокола и угостив его любимыми стейками.

Схожая судьба постигла и многие другие предвыборные обещания политика. Например, он грозился, как только получит полномочия, объявить Китай валютным манипулятором и ввести 45-процентный налог на весь импорт из КНР. И ничего из этого так и не произошло. Министр финансов Стивен Мначин заявил, что США будут придерживаться формального подхода к определению манипуляторов валюты, и Китай пока соответствует лишь одному критерию из трех. До инаугурации Трамп уверял, что может легко отказаться от политики «одного Китая» и признать суверенитет Тайваня, но после первого же телефонного разговора с Си Цзиньпином решил этого не делать.

Впрочем, неверно было бы говорить, что Трамп полностью изменил свое отношение к Китаю: 31 марта, аккурат перед визитом Си, он подписал два указа о борьбе со злоупотреблениями в международной торговле. Государственным служащим было приказано начать масштабную проверку причин торгового дисбаланса и в трехмесячный срок представить предложения по исправлению ситуации. Кроме того, чиновникам поручено принять меры против демпингующих иностранных производителей.

«Краже американского благополучия будет положен конец», — прокомментировал новые указы Трамп.

А прямо во время переговоров американского и китайского лидеров ВМС США нанесли ракетный удар по аэродрому сирийских правительственных сил. По мнению многих экспертов, это должно было продемонстрировать китайцам, что новый президент США, в отличие от своего предшественника, не рохля и в случае чего готов применять силу.

Когда встреча двух лидеров уже была позади, Трамп весьма двусмысленно обратился к миллионам читателей своегоTwitter: «Большой честью для меня было принять президента Си Цзиньпина и госпожу Пэн Лиюань. Мы добились хорошей дружбы и взаимопонимания. Что касается торговли — тут только время покажет».

Московский друг

«Я думаю, с Путиным мы очень хорошо поладим, мне так кажется», — Трамп во время предвыборной кампании неоднократно высказывал надежду на установление теплых личных отношений с российским президентом и выстраивание взаимодействия между Москвой и Вашингтоном. «Мы толкнули их (русских — прим. «Ленты.ру») в объятия Китая, что тоже совершенно ужасно. Никогда не позволяйте России и Китаю сближаться», — пояснял он свои мотивы.

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ

Загрузка...