Сколько в Беларуси на самом деле тунеядцев?

Сколько в Беларуси на самом деле тунеядцев?

Эксперты считают, что лица, приравненные к тунеядцам, на самом деле трудоустроены за границей.

К 1 октября в Беларуси планируется принять обновленную редакцию декрета №3, который призван бороться с тунеядством. Официальные данные говорят о том, что количество тех, кого государство считает тунеядцами, не уменьшается. В то же время эксперты считают, что людей, которые не хотят работать, в действительности немного, и принуждать их к труду особого смысла не имеет.

Кто не работает в Беларуси?

По данным за 2016 год в Беларуси 5,8 млн трудоспособных человек, из них работает 4,4 млн.

Таким образом, порядка 1,4 млн человек «выпадает» из экономики.

Эта цифра (1,4 млн человек), согласно оценкам Белстата, включает 346,6 тысяч женщин, находящихся в декретном отпуске. Также сюда входят студенты – 415 тысяч человек.

Примерно 250 тысяч человек не заняты в экономике по другим причинам, в том числе ведут домашнее хозяйство (97,7 тысяч), получают пособие и занимаются уходом за инвалидами или пожилыми людьми (58,1 тысяч человек), работают за границей (59,3 тысяч человек).

Однако помимо этих категорий статкомитет выделяет четыре группы лиц, которые находятся в трудоспособном возрасте и могут работать, но не трудоустроены.

По данным за 2016 год, 45,2 тысяч человек были официально зарегистрированы как безработные. Еще 230,2 тысяч человек определялись как «лица, не имеющие работы, активно ее ищущие и готовые приступить к ней» (то есть незарегистрированные безработные). Кроме того, статкомитет выделяет «лиц, считающих, что нет возможности найти работу» (43,7 тысяч) и «лиц, не имеющих необходимости или желания работать» (28 тысяч). Итого — 347,1 тысяч человек.

На официальном уровне примерно такая цифра (300-350 тысяч человек) в последние годы и звучит. Государство считают, что этих людей нужно заставить работать, и прилагает для этого административные усилия.

Однако, декрет №3, который был принят в 2015-м и был призван бороться с так называемыми тунеядцами, не привел к улучшению статистики. Количество лиц, которые по официальном статистике не заняты в экономике, меньше не становится. В чем дело?

Государство считает тунеядцами тех, кто на самом работает

Официальные данные о масштабах зарегистрированной и скрытой безработице, публикуемые в 2012-2016 в бюллетене «Трудовые ресурсы и занятость населения», указывают на то, что ежегодно в стране насчитывается 300-350 тысяч лиц трудоспособного возраста, которые могут работать, но при этом не трудоустроены.

Сложно поверить, что все эти люди — маргиналы. Особенно в масштабах небольшой Беларуси, в которой государство постоянно пытается обеспечивать всеобщую занятость. А вот поверить в то, что лица, которых в стране считают безработными, на самом деле работают за границей, можно.

Российские демографы обращают внимание в своих последних исследованиях, что по официальным данным МВД на 1 июня 2017 года в России пребывало почти 10 млн иностранцев, в том числе 4,2 млн трудовых мигрантов (указавших при въезде цель «работа по найму»). При этом на граждан Беларуси приходится около 7% иностранцев, выехавших в Россию.

По информации МВД России и центральной базы данных учета иностранных граждан (ЦБДУИГ), количество граждан Беларуси, находящихся в России, заметно увеличилось. Так, если в июне 2014-го их количество наших соотечественников в России оценивалось в 415,6 тысяч человек, то в июне 2016-го 711,1 тысяч, а в июне 2017-го — 676,1 тысяч человек.

При этом если учитывать, что порядка 40% иностранцев, пребывающих в России, — трудовые мигранты, можно предположить, что на территории РФ ежегодно трудится около 300 тысяч наших соотечественников.

Кстати, данные последнего всероссийского опроса указывают на то, что белорусы в России зарабатывают больше, чем трудовые мигранты из других стран бывшего СССР.

«Многие из тех, кого считают в Беларуси тунеядцами, это на самом деле работающие граждане, — считает заместитель председателя Белорусской научно-промышленной ассоциации Георгий Гриц.  — Они по белорусской статистике проходят как «лица не имеющие работы, активно ее ищущие и готовые приступить к ней», но в действительности данные миграционной службы России дают основания полагать, что они уже трудятся за границей».

Борьба с тунеядцами слишком дорого обходится государству

Схожего мнения придерживаются и другие белорусские экономисты.

«Времена, когда все наши соотечественники работали на белорусских заводах, остались в прошлом, — отмечает директор Исследовательского центра ИПМ Александр Чубрик. Сегодня многие люди становятся фрилансерами, находят себе применение не только на территории Беларуси, но и за границей, поскольку рынок труда стал глобальным, и противостоять этой тенденции невозможно».

В связи с этим эксперт считает бессмысленными административные меры по борьбе с тунеядцами.

«Понимание процессов, которые происходят в обществе, на государственном уровне не всегда адекватно. Соответственно, решения, которые предлагаются, не всегда соответствуют процессам, которые на самом деле происходят в обществе», — говорит Чубрик, комментируя планы реанимировать декрет №3 в новой редакции.

Экономисты предполагают, что затраты на создание системы по борьбе с так называемыми тунеядцами могут оказаться существенно выше, чем эффект от таких шагов.

«У нас, согласно данным выборочного обследования домашних хозяйств за 2016 год, 28 тысяч человек относились к «лицам, не имеющим необходимости или желания работат». Ради них вводить ID-карты и создавать персонифицированную систему учета? Затраты, судя по всему, на содержание такой системы будут велики, а лица, которые не имеют необходимости или желания работать, все равно останутся», — резюмировал Георгий Гриц.

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ

Загрузка...