Двуликий Нобель коньюктурщицы Светланы Алексиевич

Двуликий Нобель коньюктурщицы Светланы Алексиевич

alekseevichПрисуждение Светлане Алексиевич Нобелевской премии по литературе в разгар украинского кризиса вызвало настоящий восторг у либеральной публики в России и националистической оппозиции в Беларуси. Конечно, в этом не было ничего удивительного, поскольку набор мировоззренческих догм, вшитых в сознание лауреата, довольно типичен.

Осуждение «тёмного советского прошлого», критика собственного «несознательного народа-совка», неприятие выбора крымчан, поддержка киевских властей в войне с собственным народом на Донбассе — стандартный набор любого «борца с режимом» в наших странах.

Главной «фишкой» Алексиевич на протяжении последних двадцати лет был бескомпромиссный антисоветизм. «Совок» своей зловещей тенью буквально преследует писательницу во всём. В «совке» корень «путинизма» и «лукашизма», из-за него, проклятого, мы не можем построить демократическое государство.

«Красный человек», «милитаризм», «половина страны сидела, половина охраняла» — все эти морально устаревшие, застрявшие в эпохе «перестройки» и «гласности» идеи оказались востребованы Западом. Как-никак, возобновившаяся холодная война требует таких незамысловатых идеологических боеприпасов для того, чтобы легче было в будущем оправдывать насилие над нашими народами (будь то санкции, военные действия — всё, что угодно).

Скажете, мы утрируем? А как иначе трактовать, к примеру, такие высказывания Светланы Нобель?

«На этом огромном постсоветском пространстве, особенно в России и Беларуси, где народ вначале 70 лет обманывали, потом еще 20 лет грабили, выросли очень агрессивные и опасные для мира люди».

«Мы можем говорить сегодня о коллективном Путине, потому что Путин в каждом русском сидит. Мы столкнулись с тем, что Красная империя ушла, а человек остался».

«Вчера я шла по Бродвею — и видно, что каждый — личность. А идешь по Минску, Москве — ты видишь, что идет народное тело. Общее. Да, они переоделись в другие одежды, они ездят на новых машинах, но только они услышали клич боевой от Путина «Великая Россия», — и опять это народное тело…».

Неприкрытая, оголтелая русофобия и белорусофобия. Стремление расчеловечить в глазах собственной аудитории россиян и белорусов. Можно ли назвать это как-то иначе?

Несмотря на демонстративную ненависть к «красному человеку», сама Светлана Алексиевич едва ли является носителем каких-то высоких и «несовковых» идеалов. Скорее, она-то и есть воплощение целого ряда негативных черт, присущих «системному» советскому интеллигенту времён «застоя».

Во-первых, это мещанство. На полученные за Нобелевскую премию средства оппозиционерша купила квартиру в минском «доме Чижа» и дачу в Силичах — то есть там, где приобретает себе недвижимость элита ненавистного ей режима Лукашенко. К чести советских людей отметим, что Михаил Шолохов, к примеру, на полученные деньги от Нобелевской премии построил в родной Ростовской области библиотеку и клуб, а коммунист Жорес Алфёров основал фонд поддержки Физико-технического института имени Иоффе.

Во-вторых, Алексиевич присуща конъюнктурность. По Сети давно уже разошлись фотокопии её статьи в журнале «Нёман» про Феликса Дзержинского «Меч и пламя революции» (№9, 1977). Точно такая же приторная, вохдыхательная манера изложения, сочащийся коммунистический пафос. Сравниваешь с современными антикоммунистическими излияниями — никаких отличий, никакой эволюции. Лишь знак плюс на знак минус поменяла Светлана Александровна.

Можно сказать, конечно, что она была молода, искренне верила в идеалы коммунизма, не имела альтернативного взгляда на мир (и про XX съезд, наверное, ничего не слышала, и про существование диссидентов не догадывалась, и «голоса» ни разу не ловила, и с самиздатом была незнакома). Но дело в том, что прославление «ленинской гвардии», «великого Октября» и «бессмертных идей коммунизма» продолжалось даже в разгар «перестройки», когда Светлане было под сорокет, и критиканство КПСС по любому поводу переживало свой расцвет.

1987 год. Страна кипит. Антикоммунистические настроения в Москве и национальных республиках растут, как на дрожжах. В столице СССР устраивают несанкционированные митинги Новодворская и НПФ «Память», в Риге тем же самым занимаются местные националисты. За год до этого антикоммунистические выступления прошли в Казахстане, проходят первые альтернативные выборы в местные Советы, из всех щелей лезет слово «гласность». А в это время Светлана Алексиевич пишет в газету «Літаратура і мастацтва» очередную статью-оду к 70-летнему юбилею Октября — «Голоса революции» (№7 от 13 февраля 1987 года). В ней она приводит воспоминания ветеранов борьбы за Советскую власть в годы гражданской войны и сопровождает их краткими патетическими комментариями.

alekseevich1 alekseevich2«Революция требовала не только жертв, но и труда. Кроме победы военной и политической, ещё нужны были победы кадровые, экономические, культурные. Большой была работа Революции».

alekseevich3«В каждой новой судьбе ищу главное: какие же они, люди Революции, какие их мысли? Последнее сегодня особенно важно, потому что мы наконец нашли в себе силы честно признаться, что многие идеалы в нашей жизни растворились, смылись, исчезли, и их нужно вернуть, очистить, увидеть снова. Увидим же их глазами. Увидим их и себя».

alekseevich4«Даже когда одни из них говорят: «Нет, мы не были аскетами», а другие: «Да, мы были фанатиками» и «Как это комсомолка накрасила губы» — всё равно они в своей непохожести очень похожи один на другого. Похожими их делает одна страсть и одна идея. Имя её — Революция».

alekseevich5Лирическое и пафосное завершение, любимый приём нобелевского лауреата: «Почему же их монолог звучит сегодня диалогом с нами? Почему? Спроси себя про это каждый…»

Видимо, на тот момент Алексиевич ещё не уловила тренда. «Авось КПСС соберётся с силами и вдарит по обидчикам. Пока можно и пооблизывать Партию. Тем более за это неплохо платят», — так, вероятно, рассуждала будущий нобелевский лауреат, строча абзацы откровенной пропаганды. Но, как только тенденция стала очевидной и фактически необратимой, Светлана тут же «сменила вехи» и стала антикоммунисткой.

Кто знает, быть может Светлана Александровна ещё раз поменяет свой имидж, когда ветер подует в другую сторону. По крайней мере, у нас есть все основания так полагать: достаточно вспомнить историю с пранком Вована и Лексуса, когда Алексиевич обрадовалась звонку из российского Минкульта и с радостью согласилась встретиться с ненавидимым на публику Путиным.

Устоит ли в случае чего нобелевский лауреат перед фигурой кремлёвского Золотого тельца? Лично я сильно в этом сомневаюсь.

Александр Осколин

 

 

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ

Загрузка...