Витебская роженица Ольга Степанова: «не исключаю еще одних родов дома»

Витебская роженица Ольга Степанова: «не исключаю еще одних родов дома»

3 ноября состоится заседание Витебского областного суда по рассмотрению апелляционной жалобы «домашней роженицы» Ольги Степановой.

Sputnik побеседовал с Ольгой Степановой и выяснил, почему женщина не согласна с приговором суда, изменила ли свое отношение к домашним родам и что ее не устраивает в существующей системе здравоохранения.

Предыстория

Ольга Степанова вместе с мужем проживает в Петербурге, но второго ребенка решила рожать в Витебске, откуда родом сама и где живет ее мать. В ноябре 2016 года женщина стала на учет в женской консультации, но врачам сказала, что рожать будет дома, поскольку докторам не доверяет. Кроме того, у Ольги до этого был удачный опыт домашних родов в Санкт-Петербурге: тогда отец, отучившийся год на специальных курсах, благополучно принял дочь.

На все уговоры и предупреждения врачей Ольга отвечала, что изучила специальную литературу, читала много материалов в интернете и вполне готова родить второго здорового малыша. Хотя у врачей был серьезный повод для беспокойства о здоровье как матери, так и ребенка: у женщины была анемия, которая могла дать серьезные осложнения во время или после родов. Но Ольга письменно отказалась от госпитализации.

Вечером 17 февраля она родила девочку, которая умерла через два часа от аспирации околоплодными водами. Вскрытие показало, что ребенок был абсолютно здоров. На мать завели уголовное дело по ч. 1 ст. 144 УК РБ «Причинение смерти по неосторожности».

По версии следствия, женщина решила рожать дома вопреки всем предупреждениям врачей. Когда увидела, что малышка не дышит, попыталась оказать неквалифицированную медицинскую помощь, чем только усугубила ситуацию, и лишь потом вызвала «скорую помощь», которая не успела ничего предпринять, хотя медики уверяют: если бы женщина рожала в роддоме, ребенка можно было бы спасти.

Родственники Ольги утверждали, что она до конца не решила, где будет рожать, — дома или в больнице, и в тот день у нее произошли стремительные роды. А девочку можно было бы спасти, если бы действия врачей были более квалифицированными, а «скорая» быстрее приехала бы по вызову. По словам Ольги, первая машина приехала только через двадцать минут после вызова и не имела необходимого для таких случаев оборудования, а еще через двадцать минут прибыл реанимобиль.

6 мая женщину взяли под стражу, поскольку у следствия возникли подозрения, что она может уехать из страны.

7 сентября суд приговорил Ольгу Степанову к шести месяцам лишения свободы в колонии-поселении, но зачел четыре месяца, проведенных ею в СИЗО, и отпустил под подписку о невыезде. С нее взыскали также 310 рублей 47 копеек процессуальных издержек.

У Степановой было 10 дней, чтобы обжаловать решение суда.

Суд над Ольгой Степановой проходил с закрытом режиме
© ФОТО: СЕРГЕЙ СЕРЕБРО / БЕЛАПАН
Суд над Ольгой Степановой проходил в закрытом режиме

Ответный ход

И женщина его обжаловала. 3 ноября 2017 года в Витебском областном суде рассмотрят апелляционную жалобу, которую подали адвокаты Степановой.

«Если решение суда, вопреки закону и здравому смыслу, оставят в силе, то мне не останется ничего другого, кроме как опубликовать протоколы судебного заседания и аудиозаписи к ним, а также материалы частного расследования, проведенного моим мужем, в том числе фамилии должностных лиц в руководстве области и в правительстве и их роли в фабрикации уголовного дела в отношении меня. И приложить все усилия, чтобы данная информация была растиражирована в СМИ, в том числе, международных.

Я, разумеется, подам протест в Конституционный и Верховный суды, но это будет уже скорее формальность, необходимая для дальнейшей подачи жалобы в Комитет ООН по ликвидации дискриминации в отношении женщин», — воинственно заявила женщина. 

Кроме того, Ольга намерена в судебном порядке признать свою умершую дочь гражданкой Евросоюза, так как у мужа Степановой «помимо российского, есть еще гражданство одной из ведущих стран ЕС». Женщина обещает подготовить доклады для ВОЗ и ООН по состоянию медицины, реальной статистике и экологии, которые «сильно заинтересуют данные организации, а также МВФ, не кредитующий страны, грубо нарушающие права человека, тем более, права женщин».

Недавно Ольга записала видеообращение к президенту Беларуси, где потребовала прекратить уголовное преследование, а компенсацию расходов «за участие в уголовном процессе и за незаконное содержание под стражей» перечислить на расчетный счет любого из действующих в Беларуси благотворительных фондов помощи детям.

Ольга Степанова намерена добиваться публичной реабилитации своего имени, в том числе, в государственных СМИ. Она уверена, что необходимо привлечь к уголовной ответственности врачей и медсестер «скорой» за то, что из-за их «умышленного неоказания медицинской помощи» погиб ребенок, а также за дачу ложных показаний. Диспетчера же, по ее мнению, нужно наказать за халатность. А еще Степанова требует привлечь к уголовной ответственности экспертов витебской областной судмедэкспертизы «за предоставление заведомо ложных заключений» и должностных лиц управления здравоохранения Витебского облисполкома, которые предоставили ложные отчеты, а также двух главных врачей: станции скорой помощи и Больницы скорой медицинской помощи Витебска.

Кроме того, в видеообращении женщина обвинила во лжи председателя СК Беларуси Ивана Носкевича. Ольга считает, что Александр Лукашенко должен отреагировать на это обращение.

Председатель СК Беларуси Иван Носкевич
© SPUTNIK / ВИКТОР ТОЛОЧКО
Иван Носкевич

 

«Я рассчитываю на реакцию, которая должна быть у любого нормального главы государства, которому сообщили о вопиющих нарушениях действующего законодательства. Как минимум это проверка изложенной мной информации и контроль за ходом судебного разбирательства», — убеждена Степанова.

Дома лучше

На вопрос Sputnik, в случае если снова забеременеет, где будет рожать, женщина ответила, что, скорее всего, в России, либо поедет в Германию, Италию, Таиланд или Сингапур.

«Беларусь не рассматриваю по причине низкого уровня перинатальной диагностики и квалификации врачей, в чем имела возможность убедиться на своем крайне печальном опыте», — говорит Степанова.

Несмотря на этот трагический опыт, Ольга по-прежнему поддерживает идею домашних родов и считает ее прогрессивной.

«Медицинское мировое сообщество уже лет 30 придерживается мнения о том, что роды — это естественный физиологический процесс, который, при нормальном течении и низкой группе риска, не требует медицинской помощи. При соблюдении рекомендаций ВОЗ и ЮНИСЕФ и наличии базовой подготовки по протоколам ВОЗ, домашние роды являются равной альтернативой госпитальным. И это не мои личные домыслы — это мнение Всемирной организации здравоохранения. Что касается меня, то домашними у меня были первые роды, которые оставили самые светлые чувства и воспоминания. То, что произошло во вторых, имеет такое же отношение к домашним родам, как морская свинка — к морю и свиньям», — убеждена собеседница.

Новорожденный
© SPUTNIK / СЕРГЕЙ ЛЕСКЕТЬ

Поэтому, если «не будет показаний к госпитализации», Ольга готова рожать в частном родильном центре либо дома.

Более того, женщина уверена, что для принятия родов, конечно, если они протекают без осложнений, медицинское образование вовсе не нужно, достаточно лицензированных курсов. Их хватит и для того, чтобы вовремя обратиться к медикам в случае каких-либо внештатных ситуаций.

«В протоколах ВОЗ это называется базовой подготовкой. Эту же базовую подготовку проходят, например, сотрудники полиции и МЧС. Мой муж прекрасно справился с этим во время первых родов, хотя и не имеет медицинского образования», — рассказала Степанова.

Муж Ольги Степановой в суде
© ФОТО: СЕРГЕЙ СЕРЕБРО / БЕЛАПАН
Муж Ольги Степановой в суде

Vox populi

История с родами в Витебске вызвала серьезный резонанс в обществе. Под каждым интервью или видео оставляют сотни комментариев. Авторы их разделились на два противоположенных лагеря. У Ольги нашлись защитники, но очень многие высказали свое несогласие с ее позицией, причем среди последних большинство — рожавшие женщины (орфография и пунктуация авторов сохранены).

«…давайте рассуждать логично. Она говорит, что планирует рожать дома, оповещает об этом всех, намерение четкое. А потом вдруг в определенный момент не успевает вызвать, потому что вот роды вдруг за 5 минут… (хотя она же и планировала дома, в чем проблема?). С момента начала она могла успеть взять телефон и заявить о стремительных родах. Скорая была бы уже через 5-10 минут, к роженицам едут одним из первых. Логично, что просто она не вызывала, пока не поняла, что без врачей никак. О чем, кстати, и говорила ранее», — написала одна из пользовательниц.

 

Ей отвечают оппоненты: «Да нет, смысл все равно в том же самом. Я считаю, раз ребенок родился до назначенной даты Икс, то это несколько преждевременно. Вот если бы после этого числа, разговор другой. Хотя все равно, если смерть случается в больнице, такого шума не наводят».

«жесть…жесть товарищи…рожая дома ты полностью берешь ответственность на себя!!! время до детской реанимации доехать нужно это раз. во-вторых у нас нет практики родов на дому. возле дома не дежурит бригада СП. и эта…. еще винит во всем врачей. Наглая… безответственная», — написала одна из матерей под видеообращением Ольги Степановой к Александру Лукашенко в социальной сети «ВКонтакте».

«раньше рожали в чистом поле!!!! Тебе факты привели она свое каждое слово документально подтверждает», — вступаются за Ольгу пользователи.

«ага))и на мамонта ходили))так вырезайте аппендикс тогда на дому, че уж там», — парируют им.

Ольга считает, что каждый имеет право на свое мнение, но у нее нет времени, чтобы следить за тем, что думают остальные.

«Я читаю комментарии под видеообращением на своем канале YouTube, а также комментарии к петиции на change.org, так как крайне признательна подписчикам за ту поддержку, которую мне оказали. А так реакцию людей на информацию обо мне не отслеживаю, поскольку считаю, что время — слишком ценный ресурс, чтобы тратить его на чтение комментариев к новостным лентам», — говорит собеседница.

В Москве этого бы не произошло

Ольга считает, что если бы она осталась рожать в России, трагедии бы не произошло.

До 26 недель беременности Степанова наблюдалась у российских врачей, потом приехала в Витебск, где сразу встала на учет. И в России, и в Беларуси никаких отклонений в развитии плода не обнаружили, иначе бы она осталась рожать в России. Белорусские экспертизы, сделанные после смерти ребенка, тоже показали, что он был абсолютно здоров. Но независимое исследование в Петербурге, проведенное в середине лета, показало другое.

 

«В Питере сказали, что по гистологии очень похоже или на химическое поражение, как на вредных производствах, или на воздействие радиации на поздних сроках развития эмбриона», — рассказала Ольга.

По словам женщины, у ее ребенка были неразвиты все внутренние органы. Как этого не заметили на четырех УЗИ, которые Степанова сделала в течение последнего месяца беременности, а также эксперты после смерти ребенка, Ольга не знает. Она уверена, что российские врачи это увидели бы. В России женщине «постфактум озвучили показания на кесарево сечение».

Хотя в репортаже одного из центральных российских телеканалов, которому Ольга дала интервью после освобождения, была озвучена версия, что отклонения у ребенка были видны уже на ранних стадиях развития. Поэтому какие именно врачи чего именно не заметили, а также когда можно было заметить отклонения в развитии ребенка, и были ли эти отклонения вообще, — не совсем понятно. Но у Ольги Степановой претензии исключительно к белорусским врачам, которые утверждают, что, если бы она не отказалась от плановой госпитализации, то проблемы бы не возникло.

«От госпитализации я отказалась, так как не было показаний. Предложили, как и всем в Беларуси, лечь на сохранение за неделю до предполагаемых родов. Но это странная практика. В РФ и ЕС даже те, кто настроен рожать в роддоме, едут туда уже на «устоявшихся схватках» или при патологиях, например, рано отошедших водах», — настаивает женщина.

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ

Загрузка...