Суд над оршанкой показал: белорусские пользователи соцсетей оказались вне закона

Суд над оршанкой показал: белорусские пользователи соцсетей оказались вне закона

malyshava

Оршанский суд оштрафовал Юлию Гренкову на 460 рублей ($ 242 по курсу на 12 апреля 2017) за видеострим в «Одноклассники» из приюта для собак.

Судья Олеся Дранькова посчитала, что волонтёр «незаконно производила и распространяла при помощи мобильного телефона продукцию средств массовой информации о содержании бездомных в глобальной сети «Интернет», путём онлайн-трансляции, через свой аккаунт «Юлия Малышева» в социальной сети «Одноклассники»». Отдельно судья замечает, что документов на право производить и распространять продукцию СМИ девушка не представила.

Сегодня тысячи белорусов не представляют своей жизни без соцсетей. И тут такой сюрприз: чтобы делать записи в любимые «Одноклассники» (Facebook, «ВКонтакте», Twitter и где вы ещё там сидите), нужны какие-то документы! Иначе — нарушение части 2 статьи 22.9 Административного кодекса (КоАП), санкция по которой — штраф от 20 до 50 базовых величин. Один пост в соцсети может стоить средней белорусской зарплаты!

Фото: pinterest.com

Судья Олеся Дранькова не впервые выписывает штраф за нарушение законодательства о СМИ. В сентябре 2014 года она осудила за нарушение статьи 22.9. КоАП активистку кампании «Говори правду» Татьяну Сечко, которая… разбрасывала листовки по почтовым ящикам! Министерство информации тогда признало, что листовки — не продукция СМИ, поскольку «являются непериодическим изданием». Но Витебский областной суд оставил постановление, вынесенное Драньковой, в силе.

Зачем было стримить из приюта для животных?

Оршанские волонтёры узнали, что в приюте для бездомных животных, организованном при тамошней автобазе, собаки содержатся в плохих условиях. Чтобы убедиться в этом, 21 марта Юлия Гренкова и ещё шестеро волонтёров пришли на автобазу. Объект находится под охраной, но девушка утверждает, что вахтёр без проблем пропустил их через шлагбаум. Тем не менее, кто-то вызвал милицию.

«Я начала снимать, что происходит в приюте, потому что хотела, чтобы люди разобрали оттуда собак. Когда приехали милиционеры, я уже вела стрим. Они потребовали, чтобы я выключила камеру, но я отказалась. Передала телефон подруге, а она в итоге всё же прекратила трансляцию — потому и о том, что мы не подчинились, говорить не приходится. Но в итоге на меня составили три протокола: за незаконное проникновение на объект, который находится под охраной, за то, что снимала там, и за сопротивление», — рассказывает Юлия.

Юлия Гренкова; фрагмент видео из приюта для собак

Что именно нарушила Юлия Гранкова?

Статья 22.9. Административного кодекса звучит как «Нарушение законодательства о средствах массовой информации». В мотивировочной части судья ссылается на закон о СМИ, где даются определения аккредитации журналиста, продукции и распространения продукции СМИ.

Закон составлен так, что любые «информационные сообщения и (или) материалы, распространяемые через глобальную компьютерную сеть Интернет», являются продукцией СМИ. Никаких исключений для социальных сетей не делается. То есть, белорусское законодательство можно трактовать и таким образом, что «Одноклассники», Facebook и «ВКонтакте» являются самостоятельными медиа.

Фрагмент мотивационной части

А если так, то это не просто медиа, а медиа зарубежные: «Одноклассники» и «ВКонтакте» — российские, а Facebook — то ли американское, то ли ирландское, так соцсеть имеет международную штаб-квартиру в Дублине. А чтобы работать в Беларуси на зарубежные средства массовой информации, нужна аккредитация Министерства иностранных дел.

В пресс-службе МИД на вопрос о стриме в «Одноклассники» не ответили: мол, наша компетенция — внешняя политика Беларуси, а не пользование соцсетями. Поэтому вопрос: могла ли оршанская судья Олеся Дранькова оштрафовать за незаконное изготовление и распространение продукции СМИ человека, который постит в твиттер-аккаунт белорусского МИД, или подполковника Александра Ластовского, который ведёт неофициальную твитер-страницу минской милиции, остаётся открытым.

Как судья обосновала нарушение?

Перечислив все определения из закона, судья просто заключает, что онлайн-трансляция «в соответствии с Законом является продукцией средства массовой информации». Факт ведения стрима Юлия Гренкова не оспаривала. К тому же, в «Одноклассниках» осталась запись, доступная до сих пор:

Видео со страницы Юлии Малышевой в "Одноклассниках"

Из рапорта сотрудника милиции А. А. Томашевича делается вывод, что волонтёр «не является аккредитованным журналистом». В результате «действия девушки надлежит квалифицировать по части 2 статьи 22.9. КоАП».

Фрагмент мотивационной части

Учитывая, что Юлия Гренкова воспитывает двух несовершеннолетних детей, ей дали наименьший возможный штраф — 20 базовых величин.

«Любого человека, пост которого не понравится милиции, можно привлечь к ответственности»

Прокомментировать ситуацию мы попросили председателя Белорусской ассоциации журналистов Андрея Бастунца:

«Мы вообще против применения статьи 22.9. Не важно, против журналистов или против обычных людей, — говорит он. — Что касается этой ситуации, то она абсурдна. Социальными сетями сегодня пользуется большое количество белорусов. И речь ведь не только о стримах. По такой логике, каждого человека, пост которого не понравится милиции, можно привлечь к ответственности».

«Сами по себе соцсети нельзя трактовать, как средства массовой информации. С таким подходом мы далеко пойдём», — заключает Андрей Бастунец.

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ